Поиск

Louis Armstrong / Луи Армстронг

Louis Armstrong / Луи Армстронг
Также известен как:
Daniel Louis Armstrong
Дата рождения (создания):
4 августа 1901
Место рождения (создания):
New Orleans, Louisiana, USA
Дата смерти (распада):
6 июля 1971
Место смерти (распада):
New York City, New York, USA
Инструменты:
Лейблы:

Биография:

Американский джазовый трубач, корнетист, вокалист, руководитель составов.

Невозможно оценить важность Луи Армстронга по прозвищу "Satchelmouth", "Gatemouth", "Dippermouth", "Dipper", "Face", "Pops", "Little Louis", "King Of Jazz", "Ambassador Satch". Он оказал фундаментальное влияние на всё джазовое искусство в целом, сместив в этой музыке фокус с коллективной импровизации в сторону индивидуальных импровизационных соло. Его влияние распространилось не только в джазе, но и в популярной музыке. Он стал одним из первых афроамериканцев, сумевших растопить расовый барьер, и его цвет кожи стал вторичным по отношению к его музыке в разделённой расовыми предрассудками Америке. Его артистизм и харизма позволили ему пробиться в высшие эшелоны американского общества, которые были наглухо закрыты для темнокожих. Армстронг был одним из первых черных джазменов, которых с удовольствием приглашали сливки белого общества.

Он был одним из наиболее влиятельных художников в истории музыки. Он был также больше чем просто исполнителем джаза, он был чрезвычайно популярным конферансье (аспект, который заставлял некоторых критиков хмуриться). Он смог найти путь к миллионам сердец, ранее закрытых для него. Если бы Армстронг был рождён белым и привилегированным, его достижения стали бы экстраординарными; тем более тот факт, что он был рождён чёрным и в отчаянно стеснённых обстоятельствах делает его успех невероятно удивительным. Армстронг достиг таких удивительно крупных достижений в значительной степени благодаря силе своей индивидуальности.

Луи Армстронг родился и вырос в беднейшем районе “Back of the Town” Нового Орлеана. Его точная дата рождения неизвестна, хотя много лет подряд он утверждал, что это случилось 4 июля 1900: дата, которая была и патриотической, и лёгкой для запоминания и, как утверждают некоторые биографы, могла бы освободить его от армейской службы. Другой датой его рождения называют 1898. Хотя лишь после его смерти исследователь Тед Джонс (Tad Jones) в середине 1980-х установил, что скорее всего датой его рождения является 4 августа 1901, что подтверждается записью в баптистской церкви.

Жилые полуразрушенные дома, многие из которых использовались как бордели, притоны, танцзалы и даже церкви, были его средой, где он рос со своей матерью и младшей сестрой. Отец Вилльям Армстронг (William Armstrong) (1881–1922) был рабочим-подёнщиком, бросил семью, когда сыну было около 5 лет. Мать Мери "Мэйянн" Алберт (Mary "Mayann" Albert) (1886–1942) работала прачкой, нелегально подрабатывая проституцией. Она оставила Луиса и его младшую сестру Беатрис Армстронг Коллинс (Beatrice Armstrong Collins) (1903–1987) на попечении у бабушки Джозефины Армстронг (Josephine Armstrong) (в прошлом — рабыни) и дяди Исаака (Uncle Isaac). В 5 лет мама забрала его к себе, а отца он видел изредка на парадах.

Его детство проходило с одной стороны в беззаботном шатании по улицам, а с другой — в постоянной заботе о своей семье, которая нуждалась в нём, как в единственном кормильце. Он брался за любую работу – развозил на тележке уголь, разносил молоко и газеты, торговал бананами. Он получил формальное образование в Fisk School for Boys, но всё же был талантливым ребёнком и стремительно накапливал жизненный опыт, необходимый для выживания. Прежде всего, он научился тому, как нужно бороться за деньги и это был урок, который он никогда не забыл. Даже в конце жизни, когда он был богат и известен, он всё ещё расценивал свою карьеру как 'вполне шаткую'.

Луи отличался страшной застенчивостью и постоянно нуждался в покровителе. Сначала его опекал барабанщик Бенни Вилльямс (Bennie Williams), считавшийся самым большим скандалистом и драчуном чёрного гетто. Он привёл Луи в городской парк и, не говоря ни слова, усадил того в игравший там оркестр. Репутация Вилльямса была такова, что никто не посмел возразить.

Вот что вспоминал сам Луи: "Как-то Бенни пошёл играть по кварталу и едва ему встречался какой-нибудь тип с оружием, он тотчас приставлял к его лбу пистолет и говорил: "Отдавай пушку". Так он всю ночь собирал револьверы, а потом продавал их по полдоллара за штуку. Но кончил Бенни плохо. Его застрелила одна из проституток". После гибели Вилльямса, возможности которого были весьма ограниченными, Луи познакомился с музыкантом, сыгравшим огромную роль в его жизни – лучшим корнетистом Нового Орлеана Джо "Кинг" Оливером (Joe "King" Oliver).

Луи часто крутился возле танцзала, расположенного поблизости от его дома, где жадно вслушивался в звуки танцевальной музыки. Для дополнительного заработка он возил уголь в известный район красных фонарей Storyville, и слушал там оркестры, игравшие в борделях и танцзалах. Особенно его привлекал танцевальный холл Pete Lala, где наряду с другими известными музыкантами играл Джо "Кинг" Оливер (Joe "King" Oliver).

Оливер был прирождённым лидером. Огромного роста, тучный. Он отличался вспыльчивостью и грубостью. Позднее, заведя собственный оркестр, Оливер прославился ещё и скупостью. Всегда старался платить участникам своего ансамбля как можно меньше. Когда Джо хотел, чтобы музыканты закончили пьесу, он стучал ногой об пол эстрады. Однажды коллеги не услышали, а, возможно, не захотели услышать этот сигнал, и вовремя не остановились. На следующее выступление Оливер притащил с собой кирпич и в нужный момент швырнул его на сцену.

И вот этот, не склонный к излишней сентиментальности человек, вдруг стал покровительствовать юному корнетисту. Везде, где бы не появлялся Джо, за ним как тень следовал Луи. Во время парадов он неизменно шёл позади своего кумира и нёс его чемоданчик. Иногда Луи выполнял поручения жены Оливера, за что тот милостиво давал ученику пару уроков. Затем время от времени Оливер начал сажать его на своё место в оркестре, а потом и посылать вместо себя, когда оказывалось, что надо выступать в двух местах одновременно.

Сам Армстронг неоднократно утверждал, что Оливер всегда был для него кумиром и образцом для подражания. Однако трудно найти двух других музыкантов более не похожих друг на друга по исполнительской манере. Некоторые музыковеды склонны считать, что подлинное историческое значение Кинга Оливера состоит исключительно в том, что он опекал начинающего Армстронга.

Впрочем, юноша обладал столь большим талантом, что всё равно занял бы подобающее ему место среди городских джазменов. Однако, факт остаётся фактом – именно Оливер открыл Армстронгу двери в большой мир. Без своего учителя и покровителя Луи мог всю жизнь провести в Новом Орлеане, так и не став великим Сачмо.

В 11 лет он бросил школу и начал петь на улицах с тремя мальчишками. Корнетист Банк Джонсон (Bunk Johnson) вспоминал, что учил Армстронга играть на слух в Dago Tony's Tonk, когда тому было 11, но сам Луи говорил, что его первым учителем был Оливер. Армстронгу всегда было тяжело вспоминать годы своей юности, как самые тяжёлые времена, но вместо уныния, он черпал в них своё вдохновение. "Каждый раз я закрываю свои глаза, когда дую в свою трубу – я обращаю свой взор прямо в сердце старого доброго Нового Орлеана… Это даёт мне что-то, ради чего стоит жить".

Луи также работал в семье литовско-еврейских эмигрантов по фамилии Karnofsky, которые занимались сбором барахла и давали Луи возможность подработать. Они знали, что он растёт без отца и относились к нему, как к члену их семьи, кормили и поддерживали его. Позднее он написал мемуары об их взаимоотношениях под названием "Louis Armstrong + the Jewish Family in New Orleans, La., the Year of 1907". В них он описал, как эта семья также подвергалась дискриминации "со стороны белых других национальностей, которые считали себя выше еврейской расы… Мне было всего 7 лет, но я ясно видел то безбожное отношение, которое демонстрировали белые люди по отношению к этой бедной еврейской семье, в которой я работал". До конца своей жизни Армстронг носил кулон с изображением звезды Давида и написал, чему он научился у них: "как жить – настоящей жизнью и с решимостью". Влияние Карновских не забылось в Новом Орлеане – была создана некоммерческая организация Karnofsky Project, которая собирала у музыкантов не используемые инструменты и давала их "в руки детей, которые хотели учиться, но не имели возможности обрести увлекательный опыт процесса обучения".

Мастерство игры на корнете Армстронг существенно улучшил в новоорлеанском приюте для чёрных бродяг Negro Waif's Home, куда он неоднократно попадал за различные незначительные проступки. Причиной самого продолжительного лишения свободы, судя из автобиографии Армстронга, было то, что во время празднования кануна Нового 1912 года он начал палить из "позаимствованного" у полисмена (одного из "посетителей" матери) пистолета, (по другой версии пистолет принадлежал его отчиму) на ставшей знаменитой Basin street, о чём есть полицейские протоколы. Несмотря на причины, по которым он попал в приют, время, проведённое там, изменило всю его жизнь.

Профессор Питер Девис (Peter Davis), который часто посещал приют по просьбе его администратора капитана Джозефа Джонса (Joseph Jones), который в качестве дисциплинарного метода использовал обучение музыке. В приюте Луи, который к этому времени уже имел небольшой музыкальный опыт, получил возможность выступать в оркестре сначала как певец, затем как барабанщик, затем как bugler и, наконец, как корнетист, и, можно сказать, Армстронг нашёл себя. С самого начала он показал замечательную предрасположенность к музыке и быстро достиг завидного уровня компетентности не только в игре на корнете, но также и в понимании гармонии. Профессор Дэвис сделал Армстронга лидером оркестра, который часто выступал в окрестностях Нового Орлеана, и 13-летний Луи уже тогда привлёк к себе внимание своей игрой на корнете.

16 июня 1914 он был выпущен из приюта, и начал жить со своим отцом и мачехой. Некоторое время спустя он вернулся к матери и снова оказался на улицах. Вскоре по протекции Блека Бенни (Black Benny) Луи получил свою первую работу в танцевальном зале, принадлежавшем Генри Понче (Henry Ponce). Днём он как и раньше развозил уголь, а вечерами играл на корнете. Он продолжил развивать свои музыкальные способности и заимствовал корнет всякий раз, когда его приглашали играть с каким-либо оркестром. Всего лишь несколько лет отделяли его от того момента, когда он смог жить благодаря музыке, а в этот период своей жизни он играл, чтобы увеличить свои доходы от доставки угля. В юности Армстронг играл в бесчисленном количестве оркестров, которые принимали участие во множестве парадов Нового Орлеана (и далеко не все из них можно было бы назвать джазовыми коллективами), постепенно прокладывая себе путь наверх, пока его не стали приглашать в лучшие оркестры города.

Тот факт, что музыкальное становление Армстронга прошло в приютском оркестре, повлиял на то, что он был воспитан на несколько других традициях, нежели те, на которых происходило в то время становление джаза. Приютский оркестр играл формальную музыку духового оркестра, основу которого к тому же составляли далеко не виртуозные и музыкально грамотные исполнители. Когда же Армстронг совместил эту простую музыкальную концепцию с принципами джаза, то в результате получилась намного более яркая и персонифицированная музыкальная форма, чем музыка новоорлеанских джазовых оркестров. Он никогда не упускал возможности послушать игру старших мастеров и постоянно учился у Банка Джонсона (Bunk Johnson), Бадди Петита (Buddy Petit), Кида Ори (Kid Ory) и, более всего, у Джо Кинга Оливера (Joe "King" Oliver). И не удивительно, что этот рано развившийся молодой корнетист привлёк внимание Оливера, который был настолько удивлён молодым талантом, что стал его музыкальным наставником, начал опекать его как отец и по случаю всегда приглашал играть.

За то время, пока Армстронг был под крылом Оливера, его признали лучшим корнетистом Нового Орлеана и многие подшучивали, что этим он немного оспорил кличку Оливера ‘King’. Уже выказывая признаки больших амбиций, Армстронг, тем не менее, знал, что он нуждался в покровительстве и престижности Оливера, несмотря на то, что стиль игры Оливера был довольно упрощённым и слишком близок к стилю более ранних новоорлеанских корнетистов, таких как Фредди Кеппард (Freddie Keppard) и Бадди Петит (Buddy Petit).

В этот период Армстронг пробовал свои силы и в сочинении музыки. Как-то он обнаружил опубликованной свою композицию "I Wish I Could Shimmy Like My Sister Kate" и обратился в компанию за объяснениями. Но те отказались как выплатить ему гонорар, так и признать его авторство.

19 марта 1918 Луи женился на Дейзи Паркер (Daisy Parker) из города Gretna, Louisiana. Они усыновили трёхлетнего мальчика Кларенса Армстронга (Clarence Armstrong), чья мама, двоюродная сестра Луи Флора (Flora) умерла вскоре после родов. Кларенс был умственно неполноценным (вследствие травмы головы, полученной в детстве) и всю свою жизнь Луи заботился о нём. Первый брак Луи продержался недолго, а его жена умерла вскоре после развода.

Намного более важным, чем музыкальное обучение для карьеры Армстронга был тот факт, что его сотрудничество с Оливером открыло множество дверей, которые могли бы остаться закрытыми. Но особенно важно то, что через Оливера молодой Луи получил шанс показать свои таланты не только в черте своего родного города, но и далеко за пределами штата Луизиана. В июне 1918 Оливер был приглашён для руководства оркестром в Чикаго, и перед отъездом порекомендовал своего молодого протеже в качестве замены самого себя в оркестр Кида Ори (Kid Ory).

Когда оркестр Ори решил отправиться с гастролями в Лос-Анджелес, Луи отказался ехать с оркестром и остался в Новом Орлеане. Эпизодически он выступал в составе Tuxedo Brass Band Оскара Папы Целестина (Oscar "Papa" Celestin), с гитаристом Полом Домингезос мл. (Paul Dominguez, Jr.), ударником Затти Синглтоном (Zutty Singleton), кларнетистами Альбертом Николасом (Albert Nicholas), Барни Бигардом (Barney Bigard), пианистом Луисом Расселлом (Luis Russell). Весной 1919 Луи перешёл в знаменитый оркестр под руководством Фейта Марабла (Fate Marable), который выступал на пароходах, курсировавших по реке Миссиссиппи. Работу с Фейтом Мараблом (Fate Marable) Луи описывал как "учёбу в университете", где он получил огромный опыт работы с расписанными аранжировками. В этом биг бенде он играл до конца 1921.

В начале 1920-х Луи Армстронг оказал основное влияние на джазовых музыкантов и джазовую музыку в целом; он изменил стиль мышления музыкантов относительно их инструментов и стиля игры на них. Было множество виртуозных исполнителей в джазе с тех пор, как Армстронг впервые вышел на сцену, но никто не соответствовал его виртуозности, никто не показал сопоставимый уровень отношения к джазу, такого понимания блюза или такой простой общительности.

К двадцати годам Армстронг научился читать с листа и научился исполнять расширенные соло на трубе, добавляя в них свою индивидуальность и особый стиль. Он научился извлекать из инструмента свой отличительный саунд, и начинает добавлять вокал в свои выступления.

Армстронг был чрезвычайно застенчив и предпочитал оставаться в городе, который он знал, но, когда в августе 1922 Оливер пригласил его приехать в Чикаго, он сразу же согласился и присоединился к Creole Jazz Band. Причина, которая помогла преодолеть его нежелание путешествовать, была частично его амбиции и также тот факт, что он доверял Оливеру и чувствовал, что пока он будет с ним, Чикаго не будет слишком плохим местом, чтобы жить и работать. Оркестр Оливера был лучшим и самым влиятельным джазовым оркестром Чикаго начала 1920-х, в то время как сам Чикаго был центром джазовой вселенной.

С момента прибытия Армстронга в Чикаго только он и был на устах местной музыкальной элиты. Музыканты бредили относительно дуэтов Короля и молодого претендента на это звание. Аудитория точно не знала, что она слышала, но все понимали, что это было кое-что особенное.

В Чикаго Армстронг жил как король – собственные апартаменты с отдельной ванной комнатой (первой в его жизни). Взволнованный тем, что происходило с ним в Чикаго, Армстронг писал ностальгические письма своим друзьям в Новом Орлеане. Поскольку репутация Луи выросла до небес, многие трубачи пытались бросить вызов молодому феномену, способному выдуть двести высоких СИ за один раз.

С Оливером молодой джазмен весной 1923 сделал свои первые записи на лейблах Gennett и Okeh. Эти джазовые записи произвели фурор по всей стране. В это время он познакомился с Хоаги Кармайклом (Hoagy Carmichael) (с которым будет сотрудничать позднее). Их знакомит приятель Луи трубач Бикс Байдербек (Bix Beiderbecke), у которого уже был собственный оркестр в Чикаго. В течение двух лет совместных выступлений Оливер и Армстронг вошли в музыкальную историю и, если бы не пианистка оркестра, они могли бы продолжать выступать вместе долгие годы. Исполнительницей на фортепиано была Лиллиан Хардин (Lillian Hardin), которая вызвала особый интерес у молодого корнетиста и стала вторым главным влиянием в его жизни. Их свадьба состоялась 5 февраля 1924.

Вскоре после свадьбы она убедила Луи оставить оркестр Оливера и сконцентрироваться на развитии собственного стиля без влияния Оливера. Одной из причин ухода Армстронга была и финансовая сторона вопроса. Лиллиан считала, что Оливер недостаточно платит Луи и скрывает от участников оркестра дополнительные доходы. Оливер и Армстронг полюбовно расстались.

Вскоре после этого Луи получил приглашение переехать в Нью-Йорк и присоединиться к оркестру Флетчера Хендерсона (Fletcher Henderson). Он привнёс в оркестр качественно новую технику исполнения соло, которую до того времени никто и никогда в городе не слышал. Его музыкальные идеи, некоторые из которых были разработаны совместно с Оливером, подгоняли также и Дона Редмана (Don Redman) — штатного аранжировщика оркестра Хендерсона. Луи поменял корнет на трубу, чтобы более гармонично звучать с другими музыкантами в своей секции оркестра. Слушая записи этого периода, можно заметить, какое огромное влияние оказал Армстронг на тенор саксофониста оркестра Колмена Хоукинса (Coleman Hawkins).

Армстронг быстро адаптировался к более жёстко контролируемому стилю Хендерсона. Он даже экспериментировал на тромбоне, а другие участники коллектива быстро заразились его эмоциональным, экспрессивным пульсом. Вскоре в свои выступления он добавил вокал и рассказывал смешные истории о новоорлеанских персонажах, особенно о священниках. Оркестр Хендерсона играл в лучших заведениях города только для белых посетителей, в том числе в знаменитом Roseland Ballroom, используя превосходные аранжировки Дона Редмана (Don Redman). Оркестр Дюка Эллингтона (Duke Ellington) полным составом ходил в Roseland на выступления Армстронга, и молодые трубачи города тщетно пытались переиграть его, разрывая свои губы в безуспешных попытках.

В этот период Армстронг сделал множество записей и на стороне. Их устраивал старый приятель Луи по Новому Орлеану пианист Кларенс Уилльямс (Clarence Williams). Записи проходили с небольшими джазовыми составами, получившими название Williams Blue Five. Лучшими записями можно считать те, когда Армстронг играл в паре с выдающимся кларнетистом, способным соответствовать Луи в зажигательной технике и идеям, Сиднеем Беше (Sidney Bechet). Также были сделаны записи, где Луи аккомпанировал лучшим исполнителям блюза Бесси Смит (Bessie Smith), Ма Рейни (Ma Rainey), Кларе Смит (Clara Smith), Альберте Хантер (Alberta Hunter), Трикси Смит (Trixie Smith), Мегги Джонс (Maggie Jones), Иве Тейлор (Eva Taylor), Вирджинии Листон (Virginia Liston), Маргарет Джонсон (Margaret Johnson), Перри Бредфорд (Perry Bradford).

Луи оставался с Хендерсоном немногим более года. В ноябре 1925 снова по настоянию жены, которая хотела увеличить популярность и доходы Армстронга, они вернулись в Чикаго. Его всё устраивало в Нью-Йорке, но позднее он признал, что она была права в том, что оркестр Хендерсона сдерживал и ограничивал его артистический рост. Лиллиан собрала собственный состав Dreamland Syncopators, в котором выступал и Армстронг. Публике она представила Луи, к его огорчению, как "Величайшего Трубача Мира". Впервые он играл практически с собственным оркестром и работал на свою жену. В этот период он сделал свои наиболее важные записи раннего периода.

Он работал очень много. Лилллиан убедила Луи начать играть классическую музыку в церквях для расширения его технических навыков и улучшения его соло. Она заставила его сменить костюмы, чтобы он выглядел более элегантно, и чтобы скрыть его растущий обхват.

Луи заработал достаточно известности и мастерства для того, чтобы сделать свою первую запись в качестве лидера, которая состоялась 12 ноября 1925. Он подписал контракт с OKeh Records и сделал ряд записей в составе студийных групп, получивших название Hot Fives или Hot Sevens. Появились такие хиты, как "Potato Head Blues", "Muggles" (намёк на марихуану, которую Армстронг употреблял всю свою жизнь) и "West End Blues" – эта музыка установила новые стандарты джаза на многие годы вперёд. Кстати, "West End Blues" была в числе первых пяти записей, включённых в зал славы Академии Звукозаписи (Recording Academy's Hall of Fame).

В составе Hot Five играли Кид Ори (Kid Ory) на тромбоне, Джонни Доддс (Johnny Dodds) на кларнете, Джонни Сент Сир (Johnny St. Cyr) на банджо и Лиллиан Хардин (Lillian Hardin) на фоно, обычно без ударных. Стиль руководства Армстронга был крайне демократичен. По воспоминаниям Сент Сира: " Мы все чувствовали себя так легко, работая с ним, и он всегда был открыт для всех… всегда делал всё возможное, чтобы помочь каждому участнику". Позднее в Hot Five играли Фред Робинсон (Fred Robinson), Джимми Стронг (Jimmy Strong), Ёрл Хайнс (Earl Hines), Затти Синглтон (Zutty Singleton) и другие. В июле 1926 запись Hot Fives "Muskrat Ramble" попала на вершину хит парада. С мая 1927, когда к квинтету примкнули Пит Бриггс (Pete Briggs) и Бейби Доддс (Baby Dodds), коллектив стал называться Hot Seven.

Армстронг был одним из первых исполнителей, применивших scat (импровизацию бессловесных вокальных звуков вместо формальной лирики), и конечно же первым, кто делал это с навыком и интеллектом, а не по случаю. Он говорил, что начал scatting в 1926, когда слова песни "Heebie Jeebies" упали с пюпитра на пол во время записи, и он был вынужден импровизировать. Запись стала такой популярной, что группа стала самой известной в Америке, хоть и не выступала много перед публикой.

Вскоре он также записался с пианистом Ёрлом Хайнсом (Earl Hines). Их наиболее известной записью 1928 стал дуэт "Weatherbird". Вступление Армстронга с "West End Blues" остаётся одной из самых известных и влиятельнейших импровизаций в истории джаза. Наконец Луи получил полную свободу для развития собственного стиля по своему усмотрению, который включал множество ярких высказываний, типа: "подстегни эту штучку, мисс Лил" или "Мистер Джонни Доддс, оу, сделай это на кларнете, мальчик!".

Армстронг также играл с Little Symphony под управлением Эрскина Тейта (Erskine Tate) – квартета, который выступал в основном в Vendome Theatre. Они исполняли музыку к немым фильмам, на живых выступлениях играли джазовые версии таких классических произведений, как "Madame Butterfly", так что Луи познакомился с более продолжительными музыкальными формами и расширил круг своей аудитории.

В феврале 1927 Армстронг начал выступать с оркестром Керролла Дикерсона (Carroll Dickerson) в Savoy Ballroom и Sunset Café, где делами заправлял подручный Аль Капоне Джо Глейсер (Joe Glaser). В марте 1928 он занял место ведущего солиста и оркестр переименовали в Louis Armstrong & His Stompers. Другими участниками оркестра были Бойд Эткинс (Boyd Atkins), Джо Диксон (Joe Dixon), Эл Вашингтон (Al Washington), Рип Бассет (Rip Basset), Пит Бриггс (Pete Briggs), Табби Холл (Tubby Hall). Глейсер был менеджером оркестра, а Ёрл Хайнс (Earl Hines) играл на фоно и был музыкальным директором. Очень скоро Луи и Хайнс стали друзьями.

В апреле 1928 в чарты попала его первая вокальная запись "Big Butter and Egg Man" – дуэт с Мэй Эликс (May Alix). В мае 1928 в десятку лучших хитов попала "Hotter than That". В сентябре в списках оказалась "West End Blues," которая позднее стала одной из первых, включённых в Зал Славы Грэмми (Grammy Hall of Fame).

В 1928 он стал, правда, ненадолго, совладельцем клуба с двумя из его самых близких музыкальных компаньонов – Затти Синглтоном (Zutty Singleton) и Ёрлом Хайнсом (Earl Hines). Последний был одним из немногих артистов, способных соответствовать Армстронгу в виртуозности. Многие их совместные записи можно смело отнести к шедеврам благодаря сложности ансамблевой игры, непредсказуемым гармоническим проходам и ритмической изощрённости.

В мае 1929 Армстронг вернулся в Нью-Йорк для выступлений в Connie's Inn в Гарлеме, который был главным соперником Cotton Club. Также он появился в составе оркестра театрализованного ревю Hot Chocolates, авторами которого были Энди Разаф (Andy Razaf) и пианист/композитор Фетс Уоллер (Fats Waller). Кроме того, в шоу Луи исполнял песню "Ain't Misbehavin'". В сентябре запись этой песни возглавила хит парад. В это время его репертуар состоял в основном из популярного песенного материала, который не отличался относительно большой гармонической сложностью. В этот же период он гастролировал в различных городах США: в 1929 — в Нью-Йорке, где сотрудничал с оркестрами Чика Уэбба (Chick Webb), Луиса Расселла (Luis Russell) и Дюка Эллингтона (Duke Ellington), затем в Калифорнии — с оркестром Леона Элкинса (Leon Elkins) и Лэса Хайта (Les Hite), в котором барабанщиком был Лайнел Хемптон (Lionel Hampton).

Нельзя забывать, что в начале 1930-х Америка погрузилась в великую депрессию и состояние экономики не могло не отразиться на джазовой сцене. Многие музыканты остались без работы, так как клубы закрывались один за другим. В 1931 умер Бикс Байдербек (Bix Beiderbecke), распался оркестр Флетчера Хендерсона (Fletcher Henderson). Кинг Оливер (King Oliver) сделал лишь несколько записей, но в целом буквально боролся за выживание. Сидней Беше (Sidney Bechet) стал портным. Кид Ори (Kid Ory) вернулся в Новый Орлеан и начал выращивать цыплят. Знаменитый Cotton Club после долгой нисходящей спирали закрылся в 1936.

К 1930-м Армстронг полностью оставил корнет и начал играть только на трубе. Он часто работал с безымянными оркестрами, довольно много гастролировал один, зная, что в любом городе в его распоряжении будет лучший оркестр. Его стремление к поиску нового звучания привело к расширению стилистических границ диксиленда и открыло путь для появления и развития современных джазовых жанров. В этот период Армстронг избрал несколько другой путь развития своей карьеры. Он начал выступать с более крупными составами и в его репертуаре появилось больше популярных песенок. Джазовые пуристы выказывали недовольство этим шагом, но с другой стороны это послужило толчком в развитии свингового саунда оркестров.

В феврале 1930 он стал фронтменом оркестра Луиса Расселла (Luis Russell) и отправился с ним на гастроли по югу. В мае 1930 в поисках новых возможностей Луи перебрался в Лос-Анджелес, где возглавил оркестр с Лайнелом Хемптоном (Lionel Hampton) на барабанах в Sebastian's New Cotton Club, с которым выступал следующие 10 месяцев. Регулярные радиопередачи из клуба привлекли молодую аудиторию. Бинг Кросби (Bing Crosby) и другие знаменитости были регулярными посетителями. В этот период Армстронг был признан виновным в хранении марихуаны, но получил условный срок.

Луи довольно часто снимался в кино, что ещё больше расширяло популярность джаза во всём мире. Его дебют состоялся в фильме "Ex-Flame", который вышел на экраны в конце 1931. Как бы там ни было, но имя Армстронга по-прежнему ассоциировалось у публики с джазом и в течение последовавших гастрольных поездок по Европе его называли не иначе как "посол джаза".

Большого успеха Армстронг добился и как вокалист благодаря исполнению песен, созданных его старым другом Хоаги Кармайклом (Hoagy Carmichael). В 1931 фирма RCA выпустила свой новый ленточный микрофон, который придавал характерную теплоту вокалу, и он немедленно стал неотъемлемой частью многих вокалистов. Песня Хоаги Кармайкла (Hoagy Carmichael) "Stardust" в исполнении Армстронга стала одной из популярнейших версий, и продемонстрировала уникальность его голоса и инновационность его подхода к исполнению песен, которые уже стали стандартами.

Радикально переработанная песня Сиднея Эродина (Sidney Arodin) и Кармайкла "Lazy River" (была записана в 1931) включила в себя многие особенности его новаторского подхода к мелодии и фразировке. Песня начинается с короткого соло на трубе, затем духовые исполняют основную мелодию, незабываемо акцентированную рычащими междометиями Армстронга "Да-а-а!.. Ага… Конечно… Ага". В первом куплете он полностью игнорирует мелодию и поёт так, как будто играет соло на трубе, передавая бОльшую часть первой линии единственной нотой и используя сильно синкопированную фразировку. Во второй куплет он врывается в почти полностью импровизированную мелодию, которая затем переходит в классический проход Армстронга "пение скатом".

Так же, как и с игрой на трубе, вокальные инновации Армстронга стали основополагающим камнем искусства джазовой вокальной интерпретации. Уникальная с хрипотцой окраска его голоса стала музыкальным образцом, которому сильно подражали и который стал его олицетворением. Его стиль пения скатом был обогащён несравненным опытом игры на трубе. Его резонирующий, бархатный тон нижнего регистра и пузырящиеся интонации в таких произведениях как "Lazy River", оказали огромное влияние на молодых белых вокалистов, таких как Бинг Кросби (Bing Crosby).

В конце 1931 он вернулся в Чикаго, где играл с оркестрами, типа Гая Ломбардо (Guy Lombardo), записал много стандартов. По неизвестной причине его попросили покинуть город, и он был вынужден отправиться в Новый Орлеан, где был встречен как настоящий герой и повидался со множеством старых приятелей. Он спонсировал местную бейсбольную команду, названную “Armstrong’s Secret Nine” и его именем назвали даже сорт сигар.

В начале 1932 по расовым соображениям он перешёл от лейбла OKeh под опеку более ориентированного на популярную музыку лейбла Columbia Records, для которого записал два хита, попавшие в топ 5: "Chinatown, My Chinatown" и "You Can Depend on Me". В марте его "All of Me" стал хитом номер один. В этом же месяце в пятёрку лучших попала "Love, You Funny Thing". Весной 1932 он вернулся в Чикаго, где возглавил оркестр под руководством Зилнера Рендольфа (Zilner Randolph), с которым совершил гастрольную поездку по всей стране, омрачённую недоброжелательными толпами зрителей. Летом 1932 он прекратил отношения с Лил Хардин (Lil Hardin). Луи решил сбежать в Европу.

В июле 1932 он впервые пересёк Атлантику для выступлений в Англии. Несколько следующих лет он провёл в Европе, играя в основном экстатическим слушателям, которые знали его музыку только по записям. Увидев на сцене его клоунады, не говоря уже о потении, европейцы были очень удивлены. Во время гастролей по Великобритании он несколько раз выступал перед королевской семьёй.

Развитие карьеры в Америке поддерживалось выпуском нескольких архивных записей, включая попавшие в десятку лучших хитов "Sweethearts on Parade" (выпущена в августе 1932; записана в декабре 1930) и "Body and Soul" (выпущена в октябре 1932; записана в октябре 1930). Следующим хитом стала его версия "Hobo, You Can't Ride This Train", попавшая в списки популярности в начале 1933 (выпущена на Victor Records). Когда в 1935 Армстронг вернулся в Штаты, он подписал контракт с только что созданным лейблом Decca Records и сразу же попал в списки с пластинкой, на которой были представлены "I'm in the Mood for Love"/"You Are My Lucky Star". В 1935 Армстронг вновь недолго играл в оркестре Луиса Расселла (Luis Russell), затмевая замечательные таланты ведущего трубача оркестра Генри "Реда" Аллена (Henry "Red" Allen).

Луи предпринял несколько изнурительных турне по Америке, но странное поведение его агента Джонни Коллинса (Johnny Collins) и собственная привычка тратить, не считая, оставили его без денег. Кроме того, на него свалились наказания за нарушение контрактных соглашений. В конце концов, Луи попросил Джо Глейсера (Joe Glaser) стать его новым менеджером. Жёсткий, связанный с мафией махинатор, начал разглаживать юридический беспорядок, проблемы с недовольством толпы и долги Луи.

Итак, начиная с 1935, карьера Армстронга попала в руки Джо Глейсера (Joe Glaser) — жёстко говорящего, трезвого экстраверта, которого люди или любили, или ненавидели. Безжалостный в своих намерениях делать из своих клиентов богатых и известных, Глейзер начал интенсивно продвигать Армстронга. Он организовал для Армстронга биг бенд, который дебютировал 1 июля 1935. В течение следующих нескольких лет он постоянно гастролирует.

Луи начал испытывать проблемы с пальцами и губами, которые появились вследствие его неортодоксального стиля игры. Он перенёс несколько операций, связанных с лечением давней профессиональной травмы верхней губы (деформация и разрыв тканей из-за чрезмерного давления мундштука и неправильного амбушюра), а также операцию на связках (с её помощью безуспешно пытался избавиться от хриплого тембра голоса, лишь впоследствии осознав для себя его ценность как неповторимую индивидуальность своей вокальной манеры). Ему пришлось сделать упор на совершенствование своего вокального стиля и впервые появиться в театре. В 1936 он опубликовал автобиографическую книгу “Swing That Music”.

В декабре 1936 Армстронг вновь снялся в небольших эпизодах в кино, начиная с "Pennies from Heaven", Columbia. Затем были "Every Day's a Holiday", Paramount, (1937); "Going Places", Warner, (1938); "Dr. Rhythm", Paramount, (1938); "Cabin in the Sky", MGM, (1943); "Jam Session", Columbia, (1944).

Некоторые обозреватели отмечают, что конец эры свинга стал для Луи Армстронга, в некотором отношении, той точкой, с которой началось нисхождение его карьеры. Не вызывает сомнения тот факт, что биг бенд, в котором играл Армстронг в 1930-х, был гораздо слабее многих из его конкурентов, но, по крайней мере, его игра всегда была так сильна, как ни у одного из других виртуозных лидер-музыкантов эры. Его музыкальный стиль, однако, был немного в стороне от общественного спроса, и к началу 1940-х, он стал вне моды.

В 1937 Армстронг заменил Руди Валли (Rudy Vallee) у микрофона общенациональной радио сети CBS и стал первым афроамериканцем, который вёл спонсируемую радиопередачу The Story of Swing. Луи продолжил делать записи для Decca и его "Public Melody Number One" в августе 1937 попала в десятку лучших хитов. В 1938 он окончательно развёлся с Лил Хардин (Lil Hardin) и следующей его женой стала давнишняя знакомая Альфа Смит (Alpha Smith). В апреле 1939 успеха добилась "When the Saints Go Marching in", а в апреле 1946 – в хит парад попал дуэт с Эллой Фитцджеральд (Ella Fitzgerald) "You Won't Be Satisfied (Until You Break My Heart)". В ноябре 1939 Армстронг вернулся на Бродвей для участия в недолго просуществовавшем мюзикле "Swingin' the Dream". В 1942 он женился на Люсилль Уилсон (Lucille Wilson), которая пережила его.

К началу 1940-х (дата, выбранная многими критиками как начало первых признаков снижения важности и способностей Армстронга) джаз начал испытывать большие изменения. Вызванный в значительной степени работами Чарли Паркера (Charlie Parker) и его музыкальных сотрудников, главным среди которых был трубач Диззи Гиллеспи (Dizzy Gillespie), стиль джазовой трубы изменился и стиль Армстронга больше не имел доминирующего значения. Но его влияние всего лишь немного отошло в сторону и никогда полностью не исчезало, и в пост-боповской эре качества технического мастерства и великолепной техники, которые он привнёс в джаз, были ещё не раз оценены, как замечательные достижения.

Проведя долгие годы в гастрольных поездках, в 1943 Армстронг приобрёл дом в нью-йоркском районе Queens. Он сделал запись "Rockin' Chair" для Okeh Records, написанную Хоаги Кармайклом (Hoagy Carmichael). В течение предыдущих тридцати лет Армстронг давал более 300 выступлений в год. В 1940-х вкусы публики начали меняться. Танцевальные залы закрываются, не выдерживая конкуренции с телевидением и другими музыкальными стилями. В таких условиях стало невозможным поддержание и финансирование большого оркестра из 16 музыкантов. Менеджер Глейсер всех уволил и нанял более молодых, более агрессивных (но не всегда музыкально соответствующих) музыкантов, чтобы поддержать своего клиента-звезду.

Когда и это не сработало, Глейсер устроил концерт в нью-йоркском Town Hall, где Армстронг возглавил небольшой состав с участием тромбониста/вокалиста Джека Тигардена (Jack Teagarden). Концерт состоялся 17 мая 1947 и был воспринят публикой с большим восторгом.

Реакция публики на этот концерт и последовавший выпуск записи была настолько хорошей, что 13 августа 1947 Глейсер распустил оркестр Армстронга и собрал группу из шести участников с Тигарденом и другими ведущими свинговыми и диксиленд музыкантами, некоторые из которых были бывшими бендлидерами. Как оказалось, это был совершенный формат для Армстронга, и это стало основой его музыки в последующий период его жизни — даже при том, что изменения в составе постепенно исказили гиперболическое название оркестра. Новая группа была анонсирована в Лос-Анджелесе на открытии Billy Berg's Supper Club.

Группа получила название Louis Armstrong and his All Stars. В состав группы вошли сам Армстронг, Тигарден, кларнетист Барни Бигард (Barney Bigard), пианист Дик Кэри (Dick Cary), ударник Биг Сид Катлетт (Big Sid Catlett) и басист Монти Корб (Morty Corb). Ещё до того, как в феврале 1948 ансамбль отправился в гастрольный тур по Европе, место пианиста занял Ёрл Хайнс (Earl Hines), так что группа заполучила в свой состав ещё одного великолепного инструменталиста. Среди первых замен состава были Трамми Янг (Trummy Young), Эдмонд Холл (Edmond Hall), Билли Кайл (Billy Kyle) и Кози Коул (Cozy Cole). Следующей заменой стали Марти Наполеон (Marty Napoleon), Тайри Гленн (Tyree Glenn), Расселл Мур (Russell Moore), Барретт Димс (Barrett Deems), Джо Даренсбург (Joe Darensbourg) и филиппино-американский перкуссионист Денни Барселона (Danny Barcelona). Постоянными участниками на протяжении многих лет были басист Арвелл Шоу (Arvell Shaw) и вокалистка Вильма Миддлтон (Velma Middleton).

В 1947 его голос можно было услышать в радиопрограмме This Is Jazz. В этот период Армстронг сделал множество записей и снимался в фильмах. В 1947 он сыграл самого себя в фильме "New Orleans", United Artists, вместе с Билли Холидей (Billie Holiday). В фильме был показан закат популярности района Storyville и последующий исход музыкантов из Нового Орлеана в Чикаго. Вообще Армстронг снялся более чем в 30 фильмах, обычно в роли руководителя оркестра или музыканта. В их числе также "Glory Alley", MGM, (1952); "High Society", MGM, (1957); "A Man Called Adam", Embassy, (1966) и "Hello, Dolly", (1969).

В феврале 1948 он отправился в европейское турне. После чего Армстронг начал неустанную последовательность кругосветных гастролей, отдыхая иногда только ночью, выступая в клубах и на фестивалях, но наиболее часто в концертных залах, заполненных толпами обожателей. 21 февраля 1949 Армстронг стал первым джазовым музыкантом, чьё фото появилось на обложке журнала "Time".

Бесчисленное количество раз он появлялся на телевидении, особенно в 1950-х и 1960-х, включая The Tonight Show Starring Джонни Карсона (Johnny Carson). В июне 1951 он возглавил Top 10 альбомов с диском SATCHMO AT SYMPHONY HALL и позднее в этом же году впервые за последние 5 лет попал в Top 10 синглов с "(When We Are Dancing) I Get Ideas". Второй песней на сингле, также попавшей в списки популярности, была "A Kiss to Build a Dream On", исполненная Армстронгом в фильме "The Strip", MGM. В 1993 она вновь стала популярной, когда прозвучала в фильме "Sleepless in Seattle".

Формат и содержание шоу Всех Звезд (скопированные к большому вреду многочисленными оркестрами во время бума популярности традиционного джаза в 1950-х и 1960-х) были предсказуемы, их соло повторялись из ночи в ночь часто нота в ноту. Это помогло закрепиться утверждению, что Армстронг уже пережил свои лучшие времена. Фактически, некоторые из записей Всех Звёзд, сделанные даже меньшими составами, показывают, что дела обстояли совсем не так. Самый ранний состав Всех Звёзд был захватывающе представлен на альбомах SATCHMO AT SYMPHONY HALL и NEW ORLEANS NIGHTS, в то время как более поздние составы записали ставшие классическими альбомы Louis Armstrong PLAYS W.C. HandY и SATCH PLAYS FATS.

На всех этих записях собственно игра Армстронга была просто выдающаяся. Но время обязательно брало своё и, в конечном счёте, даже мощные губы Армстронга ослабели. Случилось так, что и другой аспект его большого таланта стал его особенностью. Для всех, кто слушал его, начиная с 20-ых, очевидным был факт, что Армстронг был замечательным певцом. Почти по любым стандартам джазового мира, его голос был непригодным, но именно благодаря джазу он стал признанным за то, чем он был: совершенным инструментом для исполнения джаза.

Хриплый голос Армстронга, его лениво звучащая фразировка, его совершенное чувство времени и лёгкая безупречная ритмичность, привнесённые в песни любых стилистических направлений, справедливо подтверждает это. Прекрасными примерами этого служат бурная "(I Want) A Butter And Egg Man", и душещипательная лирика "(What Did I Do To Be So) Black And Blue", "Do You Know What It Means To Miss New Orleans", и бесчисленные превосходные исполнения блюза. Он добавлял комические нелепости к "Baby, It's Cold Outside" и сверхсентиментальность к "What A Wonderful World". Он добавлял такую теплоту и редкую душевность, которые далеко превышали то, что было заложено авторами песен.

В 1954 закончились контрактные обязательства Армстронга перед лейблом Decca и его менеджер принял решение не подписывать новый эксклюзивный контракт, а вместо этого оставить своего клиента фрилансером, работающим с различными лейблами. Вместе с Джеймсом Стюартом (James Stewart) Луи также принял участие в фильме "The Glenn Miller Story", United Artists, (1954), в котором Гленн (его играл Стюарт) устроил джем сейшн с Армстронгом и другими известными музыкантами того времени. Альбом SATCH PLAYS FATS (Columbia), посвящённый Фетсу Уоллеру (Fats Waller), в октябре 1955 попал на вершину хит парада.

Тем не менее, фирме Verve Records удалось подписать с Луи контракт на серию записей с Эллой Фитцджеральд (Ella Fitzgerald), которая началась в 1956 с хитового альбома ELLA AND LOUIS. В 1956 он снялся в мюзикле "High Society", в котором исполнил заглавную песню и дуэт с Бингом Кросби (Bing Crosby) "Now You Has Jazz". В этом же году Луи в качестве бендлидера исполнил "The Lord Don't Play Favorites" в телевизионной постановке Producers' Showcase.

Мировой статус Армстронга доставлял ему некоторые проблемы с другими американцами, многие из которых полагали, что он должен был сделать намного больше для темнокожих. Его открыто критиковали за его манеру поведения и на сцене, и вне её, некоторые обвиняли его в том, что он продался Дяде Тому и потворствовал ожиданиям стереотипного поведения. Конечно, он не был бойцом, хотя и взрывался в коротких приступах гнева в интервью во время протестов за гражданские права в Little Rock в 1958.

Но критики не учитывают тот факт, что во время событий в Little Rock Армстронгу было уже 60 лет и он присоединился к движению за гражданские права в том возрасте, в котором большинство его современников удовлетворённо скользило в отставку. Ожидать более активной поддержки движения за гражданские права от человека в его возрасте, который родился и вырос в таких тяжёлых условиях, которые едва смогли бы постичь даже чернокожие нескольких следующих поколений, было бы просто слишком большим требованием к нему.

7 января 1959 произошла самая известная и самая неудачная встреча Эллингтона и Армстронга в студии нью-йоркского телевидения. Видеозапись не велась, но свидетели вспоминали, что Сачмо лишь иногда удавалось пробиться сквозь рёв двух оркестров. Конечно, на джазовом олимпе Луи сидел повыше, нежели Дюк, а трубачи оркестра Элингтона были всего лишь учениками Армстронга. Армстронг продолжил много гастролировать, не смотря на сердечный приступ в июне 1959.

В фильме 1959 "The Five Pennies", Paramount (история корнетиста Реда Николса (Red Nichols) Армстронг снова сыграл самого себя и исполнил несколько классических номеров. С Денни Кайем (Danny Kaye) Армстронг спел дуэтом "When the Saints Go Marching In".

3 и 4 апреля 1961 на Манхеттене в студии фирмы RCA/Victor состоялась очередная встреча двух гигантов джаза Армстронга и Эллингтона. Историки джаза писали, что можно лишь только сожалеть о том, что встреча эта состоялась так поздно и что она была не слишком хорошо продумана. Но они всё же встретились и записали целых 12 часов музыки. Годы спустя в студии EMI звукоинженер Рон МакМастер отреставрировал старые плёнки, и в итоге двойной компакт диск THE GREAT SUMMIT звучит на октаву выше, чем винил 1961. Ещё раз Армстронг столкнулся с Эллингтоном-композитором в Париже при озвучивании фильма PARIS BLUES.

В 1964 совсем неожиданно хитом стала его запись заглавной песни из бродвейского мюзикла "Hello, Dolly!". В мае она поднялась на вершину и была продана тиражом более двух миллионов экземпляров, моментально сместив The Beatles с вершины хит парада, которые возглавляли его 14 недель подряд с тремя разными песнями. Армстронгу уже исполнилось 63 года, и он стал единственным музыкантом, достигшим столь высоко результата в таком зрелом возрасте. Золотым становится альбом с таким же названием. Он получил премию Grammy в категории "Лучшее Вокальное Исполнение". Его песня "Bout Time" 1964 была позднее использована в фильме Bewitched. Не меньшего успеха добивались его песни "Mack the Knife" и "Blueberry Hill", а в апреле 1968 хитом номер один в Великобритании стала "What a Wonderful World". В 1965 Армстронг побывал с культурной миссией в Африке. После концерта в Гане жители этой страны объявили Луи национальным героем. И не смотря на все усилия советского правительства не допустить его поездки по странам Восточной Европы, он там побывал. Ему рукоплескали Белград, Берлин, Загреб, Прага, Лейпциг, Бухарест, Будапешт.

В 1968 Луи принял участие в Sanremo Music Festival, где исполнил "Mi Va di Cantare" вместе с подругой – итальянской певицей Ларой Сент Пол (Lara Saint Paul). В феврале 1968 с ней он появился на итальянском телевидении RAI, где исполнил "Grassa e Bella", песню на итальянском для лейбла C.D.I.

В 1968 Луи встретился с Павлом VI. "Есть ли у Вас дети, — спросил папа. "Нет, святой отец, — ответил Армстронг, — но мы всё ещё ждём". Нужно отметить, что Луи в тот момент было 67 лет.

В 1968 Армстронг добился ещё одного громкого успеха в Великобритании с чрезвычайно сентиментальной песней "What a Wonderful World", которая возглавила британский хит парад на месяц; в Америке песня вообще не попала в списки популярности. Песня получила ещё большее признание в 1987, когда была использована в фильме "Good Morning, Vietnam". Перевыпущенный сингл возглавил чарты по всему миру. Армстронг даже появился 28 октября 1970 в Johnny Cash Show, где спел хит Нета Кинг Коула (Nat King Cole) "Rambling Rose" и присоединился к Кэшу, подпевая Джимми Роджерсу (Jimmie Rodgers) при исполнении "Blue Yodel No. 9".

В конце своей жизни Армстронг стал фигурой мирового значения, известной как певец и конферансье, но более всего как звезда трубы. Его знали по имени, узнавали по внешнему виду и, конечно же, по звуку его трубы десятки миллионов людей всех наций. Маленький хулиган, родившийся в беднейшем районе Нового Орлеана, даже в самых радужных мечтах никогда не мог вообразить себе такого.

Съёмки в фильме "Hello, Dolly!" проходили в 1969 между визитами в клинику. Заглавную песню и яркую роль бендлидера в кино версии этого мюзикла он исполнил в дуэте с актрисой и певицей Барброй Стрейзенд (Barbra Streisand). В конце 1960-х – начале 1970-х Армстронг выступал меньше. В 1970 некоторое время врачи запретили Луи прикасаться к инструменту из-за проблем с губами. Поэтому в это время он записал лишь парочку вокальных альбомов. Когда лечащий врач отменил свой запрет, Луи принял участие в шоу с певицей Пёрл Бейли (Pearl Bailey) и сыграл свой бенефис в Лондоне.

После нескольких выступлений в 1971, в марте Армстронг перенёс сердечный приступ и был снова госпитализирован. Луи поправился настолько, что в мае ему позволили вернуться домой в его нью-йоркский дом в Corona, Queens, но 6 июля 1971, 11 месяцев спустя после знаменитого шоу в Empire Room отеля Waldorf-Astoria и месяц спустя после 70-летнего юбилея, его не стало. Он умер во сне от сердечного приступа.

Армстронг был похоронен на Flushing Cemetery района Queens, New York City. Гроб сопровождали Бинг Кросби (Bing Crosby), Элла Фитцджеральд (Ella Fitzgerald), Диззи Гиллеспи (Dizzy Gillespie), Пёрл Бейли (Pearl Bailey), Каунт Бейси (Count Basie), Гарри Джеймс (Harry James), Френк Синатра (Frank Sinatra), Эд Салливан (Ed Sullivan), Ёрл Уилсон (Earl Wilson), Алан Кинг (Alan King), Джонни Карсон (Johnny Carson) и Девид Фрост (David Frost). Во время службы Пегги Ли (Peggy Lee) исполнила "The Lord's Prayer", а Эл Хибблер (Al Hibbler) спел "Nobody Knows the Trouble I've Seen". Старый приятель Луи Фред Роббинс (Fred Robbins) сказал прощальное слово.

Почти 50 лет он выступал на сцене, предпочитая использовать термин 'hustler' ('шустрила') — и не собирался изменяться. За небольшим исключением, большинство исполнителей на трубе, которые были после Армстронга, оказались под его стилистическим влиянием.

Слава и популярность Армстронга не снизились и после его смерти. В 1975 New York Jazz Repertory Orchestra с его музыкой посетил Советский Союз по программе культурного обмена. Бюст Армстронга был установлен во Франции в Нице в месте проведения джазового фестиваля. В 1987 его песня "What a Wonderful World" снова стала хитом в США и попала в Top 40, когда её включил в саундтрек своего фильма "Good Morning, Vietnam" Robin Williams. Частые трансляции по радио представили музыку Армстронга новому поколению любителей музыки.

Луи Армстронг был уникален. Миру музыки повезло, что он получил его выдающийся вклад. Краткая иллюстрированная биография под названием "Satchmo" вышла в 1988.

Армстронг был колоритным персонажем. Его автобиография не раз ставила в тупик биографов и историков, потому что он имел привычку рассказывать байки, особенно о периоде раннего детства, который был задокументирован не так тщательно. Его приукрашенным историям часто не хватает последовательности.

Он был не только артистом. Армстронг был одной из ведущих личностей своего времени. Он был настолько любим американским обществом, что имел высочайший уровень привилегированности частной жизни, который был недоступен не менее великим и общественно знаменитым афроамериканцам.
Он пытался сохранять политический нейтралитет, который и помог ему достичь такой широкой любви. В то же время он испытал крайнюю степень недовольства других членов афроамериканского сообщества, которые ожидали, что он сможет воспользоваться своим положением среди белого населения Америки и открыто заявит о проблемах темнокожих в период борьбы за гражданские права.

Прозвище
Прозвище Satchmo или Satch произошло от Satchelmouth. Как и многие другие вещи в жизни Луи, история возникновения этого прозвища связана с красочными историями. Несмотря на то, что они были рассказаны самим Луи, определить какие из них правдивы, а какие выдуманы, невозможно.

По одной из версий, когда Армстронг мальчишкой танцевал и пел на улицах Нового Орлеана, то заработанные пенни он прятал в рот за щеку, чтобы мальчишки постарше не смогли отобрать деньги. За то, что он использовал рот в качестве кошелька, его и прозвали Satchelmouth. Другая версия гласит, что редактор журнала "Melody Maker" в Лондоне просто сократил несколько букв, и получилось "satchmo", т.е. "рот как сумка", что вполне соответствовало впечатлению от его раздутых щёк, когда он брал верхние ноты.

Раньше его также называли Dipper, сокращение от Dippermouth, взято из названия "Dippermouth Blues", намёк на его необычный амбушюр.

Прозвище Pops произошло от склонности Армстронга забывать имена людей и попросту называть всех "pops" (папаша). Очень быстро обращение Армстронга к людям стало его собственным прозвищем. Его использовал в качестве названия автобиографии в 2010 Terry Teachout.

Расовый вопрос
Белое общество приняло Армстронга, как на сцене, так и вне её – эту привилегию получило совсем небольшое количество афроамериканцев, и то благодаря обладанию исключительными талантами и относительно светлому тону кожи. Благодаря своей известности Луи получил доступ к возможностям, которые были закрыты для других темнокожих, даже достаточно известных. Он обедал в лучших ресторанах и останавливался в отелях, принимавших только белых.

Ему нравились доступные ему власть и привилегии, которыми он пользовался с большой осторожностью, и не спешил делиться ими с другими исполнителями одинакового цвета кожи. Естественно, что со стороны афроамериканского сообщества, особенно с конца 50-ых до начала 70-ых, ширилось недовольство этим фактом. Его начали называть Uncle Tom (Дядя Том) – так называли всех, кто променял свою расовую принадлежность на привилегии от белого общества.

Его критиковали за принятие титула "Король Зулусов" во время парада Mardi Gras в 1949. В Новом Орлеане в афроамериканском сообществе это очень почётная роль предводителя карнавального шествия Carnival Krewe, не смотря на юбку из травы и смешной макияж.

Некоторые музыканты критиковали Армстронга за то, что он выступал перед сегрегированной публикой, и за то, что так и не принял твёрдой позиции в движении за гражданские права.

Billie Holiday подытожила: "Конечно, Попс унижался, но унижался от всего сердца".

Несколько исключений лишь усилили негативное к нему отношение, когда он решался сказать что-нибудь. Критика президента Эйзенхауэра привела к тому, что его назвали "двуличным". А его бездействие во время конфликта из-за школьной десегрегации в городе Литтл Рок в штате Арканзас в 1957 привело к тому, что его назвали "бесхарактерным".

В качестве протеста Армстронг отменил запланированную гастрольную поездку в Советский Союз при поддержке Госдепартамента. Он заявил: "То, как они обращаются с моим народом на юге, пусть такое правительство отправляется в ад", и что он не может представлять такое правительство за рубежом, которое конфликтует со своими людьми. Через 6 дней после комментария Армстронга Эйзенхауер приказал федеральным войскам в Литтл Роке сопроводить учеников в школы.

ФБР завело дело на Армстронга за его высказывания по поводу объединения общества.

Религия
Когда его спрашивали о вере, Армстронг отвечал, что рос он баптистом, всегда носил звезду Давида и был другом папы римского. Звезду Давида он носил в память о семье Карновски, которые поддерживали его в детстве и одолжили ему денег на первый инструмент. Фактически Луи Армстронг был крещён как католик в церкви Sacred Heart of Jesus Church в Новом Орлеане, и он встречался с папами Пиусом XII и Павлом VI, хотя нет сведений, что он относил себя к католикам. Армстронг, похоже, был толерантен по отношению к любым религиям, и относился к ним с юмором.

Привычки
Очищение организма

Армстронг довольно тщательно следил за здоровьем и функциональностью организма. Он часто использовал слабительные средства для контроля веса – эту практику он советовал всем как при личном знакомстве, так и опубликовал свою диету под названием "Lose Weight the Satchmo Way". В молодые годы Армстронг отдавал предпочтение слабительному средству Pluto Water, но позднее стал восторженным сторонником растительного лекарственного средства Swiss Kriss. Он мог превозносить его достоинства любому, кто его слушал, и раздавал пакетики всем, с кем встречался, включая членов королевской семьи Британии. Армстронг также был представлен в юморном, хотя и довольно рискованном, образе на открытках, которые он напечатал и отправлял друзьям. На открытке с видом через замочную скважину был изображён сидящий на унитазе Армстронг со слоганом: "Сач говорит, "Оставь это всё позади себя!" Открытки были неправильно расценены как реклама средства Swiss Kriss.

В живой записи "Baby, It's Cold Outside" с Velma Middleton он изменил слова песни с "Поставь другую запись, пока я налью" на "Прими немного Swiss Kriss, пока я налью".

Любовь к еде
Забота о здоровье и весе была сбалансирована любовь к еде, нашедшей отражение в таких песнях как "Cheesecake", "Cornet Chop Suey", хотя "Struttin’ with Some Barbecue" была написана о благообразной компании, а не о еде. Всю жизнь он был связан с кухней Нового Орлеана, подписывая свои письма "Красные бобы и рисово твой…"

Заявленное потомство
Хотя Армстронг был 4 раза женат, и любил детей, он не имел прямых наследников. Однако, в декабре 2012 57-летняя Sharon Preston-Folta заявила, что она его дочь, родившаяся в 50-ых после связи между Армстронгом и Lucille "Sweets" Preston, танцовщицей в Cotton Club.

Литературное творчество
Общительность Армстронга нашла отражение и в писательских пробах. Во время гастролей он постоянно писал, делясь любимыми темами своей жизни с корреспондентами по всему миру. Он жадно печатал или писал на любой доступной под рукой бумаге, описывая музыкальные репетиции, секс, еду, детские воспоминания, своё "лекарственное" употребление марихуаны – и даже свои испражнения, которые он красочно описывал. Также он питал слабость к непристойным шуткам и грязным частушкам.

Общественные организации
Армстронг никогда не был, как часто утверждалось, свободным масоном. Хотя обычно он упоминается как член ложи Montgomery Lodge No. 18 (Prince Hall) в Нью-Йорке, но подобной ложи никогда не существовало. Армстронг, однако, отметил в своей автобиографии, что он был участником организации Knights of Pythias, которая никогда не была масонской группой.

Музыка
Игра на трубе и ранний джаз

В молодые годы Армстронг славился своей виртуозностью на корнете и трубе. Величайшие образцы его виртуозности раннего периода можно услышать на записях Hot Five и Hot Seven, а также в составе Red Onion Jazz Babies. Сделанные на этих записях импровизации новоорлеанских джазовых стандартов и популярных песен того времени впоследствии не превзошёл ни один джазовый исполнитель. Последующие поколения джазменов Нового Орлеана часто ссылались в своих импровизациях на "вариации мелодии". Импровизации Армстронга были смелыми и сложными для своего времени, оставаясь в то же время часто тонкими и мелодичными.

Часто он пересочинял популярные мелодии, делая их более интересными. Игра Армстронга была наполнена радостью, вдохновлённой оригинальной мелодией, креативными проходами, и тонкими расслабленными или драйвовыми ритмами. Гениальность этих креативных пассажей сочеталась с техникой игры Армстронга, отточенной постоянной практикой, что расширяло его диапазон, тональность и открывало новые возможности инструмента. На этих записях Армстронг практически в одиночку создал роль джазового солиста, хотя необходимо принять во внимание, что это по существу была коллективная народная музыка, и он превратил её в форму искусства с огромными возможностями для выражения своей индивидуальности.

Работы Армстронга 1920-х показывают, что он играл тогда на пределе своих возможностей. Записи Hot Five, в особенности, часто имеют незначительные промахи и пропущенные ноты, которые в некоторой степени нарушают наслаждение от прослушивания, в то же время энергия спонтанного исполнения просто пронизывает насквозь. К середине 30-ых Армстронг добился особой гладкости звучания, точно зная, что он хочет сделать и довёл свои идеи до совершенства.

Он был одним из первых артистов, использовавших записи своих выступлений для самосовершенствования. Армстронг был заядлым аудиофилом. У него была большая коллекция записей, включая магнитные ленты на катушках, которые он брал с собой в гастроли в конце своей карьеры. Он прослушивал свои собственные записи и сравнивал свои выступления музыкально. В его доме было последнее аудио оборудование и иногда он мог репетировать и записываться, играя вместе со своими более ранними записями или с трансляцией по радио.

Популярность вокала
С прогрессом его музыки и ростом популярности, вокал также становится очень важной составляющей. Армстронг не был первым, кто пел скатом, но он стал настоящим мастером этого приёма и помог его популяризации. Песня "Heebie Jeebies" с его игрой и вокалом со скатом стала хитом. По одной из легенд листок со словами песни упал на пол во время записи. Матрица для записи была довольно дорогой штукой, продюсер показал знаками продолжать и Луи начал петь набор бессмысленных слогов. Армстронг в своих мемуарах заявил, что именно так всё и было. Он также спел "I done forgot the words" ("Я забыл слова"), а в середине песни пропел "I'm A Ding Dong Daddy From Dumas" ("Я динг дон папа от дюма").

Подобные записи становились хитами и пение скатом стало важной частью его выступлений. Задолго до этого, однако, Армстронг уже обыгрывал свой вокал, укорачивая или удлиняя фразы, вставляя импровизации, использовал свой голос так, как будто играл на трубе.

Коллеги и последователи
На протяжении своей долгой карьеры он играл и пел со многими известнейшими инструменталистами и вокалистами того времени: в их числе Бинг Кросби (Bing Crosby), Дюк Эллингтон (Duke Ellington), Флетчер Хендерсон (Fletcher Henderson), Ёрл Хайнс (Earl Hines), Джимми Роджерс (Jimmie Rodgers), Бесси Смит (Bessie Smith) и, пожалуй, самой знаменитой была Элла Фитцджеральд (Ella Fitzgerald).

Его влияние на Бинга Кросби (Bing Crosby) было особенно важным в связи с последующим развитием популярной музыки: Кросби поклонялся и копировал Армстронга, что явственно прослеживается в его ранних записях, особенно в "Just One More Chance" (1931). The New Grove Dictionary Of Jazz описывает зависимость стиля Кросби от Армстронга в точных деталях, хотя и не называет его имени.

Армстронг записал три альбома с Эллой Фитцджеральд (Ella Fitzgerald): ELLA AND LOUIS, ELLA AND LOUIS AGAIN и PORGY AND BESS для Verve Records на сессиях, в которых участвовало трио Оскара Питерсона (Oscar Peterson) и ударник Бадди Рич (Buddy Rich). Его записи SATCH PLAYS FATS с мелодиями Фетса Уоллера (Fats Waller), и Louis Armstrong PLAYS W.C. HandY в 1950-х были, возможно, в числе последних величайших креативных записей. Даже самые чудаковатые из них, записанные в стиле Disney Songs, но исполненные в манере Сачмо, можно причислить к великим музыкальным моментам. Его участие в высоко концептуальном джазовом мюзикле The Real Ambassadors, который написал Дейв Брубек (Dave Brubeck), получил одобрение критиков. Однако его последующие работы были раскритикованы за чрезмерную простоту или повторения.

Хиты и последующая карьера
Армстронг создал множество хитовых записей: "Stardust", "What a Wonderful World", "When The Saints Go Marching In", "Dream a Little Dream of Me", "Ain't Misbehavin'", "You Rascal You" и "Stompin' at the Savoy". "We Have All the Time in the World" была представлена в саундтреке фильма о Джеймсе Бонде "On Her Majesty's Secret Service", и привела к возобновлению популярности в Великобритании в 1994, когда была использована в рекламе пива Guinness. Песня достигла 3 места в списках популярности.

Стилистический диапазон
Армстронг с удовольствием соприкасался со многими музыкальными стилями – с блюзами и с аранжировками Гайя Ломбардо (Guy Lombardo), с латиноамериканскими народными песнями, с классическими симфониями и операми. Он объединил влияние всех этих источников в своих выступлениях, иногда приводя в недоумение своих поклонников, которым хотелось видеть его в более удобных рамках узких категорий. Он был введён в Зал Славы Рок-н-Ролла (Rock and Roll Hall of Fame) как оказавший одно из ранних влияний. Некоторые его соло 1950-х, такие как хард роковая версия "St. Louis Blues" из альбома WC HANDY, доказывает, что он имел влияние в обоих направлениях.

Литература, радио, фильмы и телевидение
Многие записи Армстронга остаются популярными. Сейчас его записи любого периода его карьеры даже более распространены, чем при его жизни. Его песни транслируются по всему миру каждый день. Его голос звучит в кино, на телевидении, в рекламе, в мультфильмах и даже в компьютерных играх. "A Kiss to Build a Dream On" была включена в игру Fallout 2. В 1993 его голос звучал в фильме "Sleepless in Seattle", а в 2005 в фильме "Lord of War". Его записи 1923 с Джо Оливером (Joe Oliver) и его Creole Jazz Band используют как документальный образец ансамблевой игры новоорлеанского стиля. "Melancholy Blues" в исполнении Армстронга и его Hot Seven была включена в золотой диск, размещённый на космическом аппарате Voyager, и отправлена в открытый космос, как образец одного из величайших достижений человечества. Современным слушателям более всего известна его песня "What a Wonderful World". В 2008 запись Армстронга знаменитой песни Эдит Пиаф (Edith Piaf) "La Vie En Rose" была использована в сцене мультфильма "WALL-E" студии Disney/Pixar. Частично, особенно партия трубы, песня звучала и во французском фильме "Jeux d'enfants" ("Love Me If You Dare").

Награды и почести
В 1972 Армстронг посмертно был награждён премией Grammy за достижения в течение жизни Академией звукозаписи. Эта специальная награда присуждается голосованием попечителей Национальной академии звукозаписи исполнителям, которые на протяжении своей жизни, сделали творческий вклад выдающегося художественного значения в области звукозаписи.

Премии Grammy
1964 Male Vocal Performance "Hello, Dolly!" Pop Kapp Winner

Зал славы Grammy
Записи Армстронга были введены в Зал славы Grammy, который является специальной премией Grammy, основанной в 1973 для того, чтобы отмечать записи, которым исполнилось по меньшей мере 25 лет и которые обладают "качественной или исторической значимостью".
"St. Louis Blues" Jazz (Single) OKeh 2008 with Bessie Smith
"Weather Bird" Jazz (Single) OKeh 2008 with Earl Hines
1930 "Blue Yodel No. 9 (Standing on the Corner)" Country (Single) Victor 2007 Jimmie Rodgers (Featuring Louis Armstrong)
"All of Me" Jazz (Single) Columbia 2005
Porgy and Bess Jazz (Album) Verve 2001 with Ella Fitzgerald
"Hello Dolly!" Pop (Single) Kapp 2001
"Heebie Jeebies" Jazz (Single) OKeh 1999
"What a Wonderful World" Jazz (Single) ABC 1999
"Mack the Knife" Jazz (Single) Columbia 1997
"St. Louis Blues" Jazz (Single) Columbia 1993 Bessie Smith with Louis Armstrong, cornet
"West End Blues" Jazz (Single) OKeh 1974

Зал славы рок-н-ролла
В список 500 композиций, оказавших влияние на р-н-р, включена "West End Blues".
1928 West End Blues Okeh Louis Armstrong and his Hot Five

Другие почести
В 1995 почта США выпустила 32 центовую памятную почтовую марку с изабражением Армстронга.
2007 Louisiana Music Hall of Fame
2007 Gennett Records Walk of Fame, Richmond, Indiana
2007 Long Island Music Hall of Fame
2004 Nesuhi Ertegün Jazz Hall of Fame at Jazz at Lincoln Center
1990 Rock and Roll Hall of Fame Early influence
1978 Big Band and Jazz Hall of Fame
1952 Down Beat Jazz Hall of Fame
1960[67] Hollywood Walk of Fame Star at 7601 Hollywood Blvd.

Наследие
Влияние Армстронга на развитие джаза практически неизмеримо. В то же время его неуёмность как актёра и общественного деятеля в более поздний период его карьеры была настолько сильна, что для некоторых затмила его вклад как музыканта и вокалиста.

Как виртуозный трубач, Армстронг обладал уникальным тоном и экстраординарным талантом мелодической импровизации. Благодаря его мастерству труба стала сольным инструментом в джазе и широко используется в наши дни. Он был мастерским аккомпаниатором и ансамблевым исполнителем в дополнение к его выдающимся навыкам солиста. Своими инновациями он установил новый уровень музыкальной планки для всех, кто пришёл после него.

Хотя Армстронг широко признан как пионер использования скэта, по заявлениям Гари Гиддинса (Gary Giddins) и других исследователей, ему предшествовала Ethel Waters, в чём можно убедиться по её записям 30-ых годов. Два других великих вокалиста Билли Холидей (Billie Holiday) и Френк Синатра (Frank Sinatra) были в большом долгу перед ним. Холидей сказала, что всегда хотела обладать "большим" звуком Бесси Смит (Bessie Smith) и чувственностью Армстронга в своём пении. Даже такие признанные музыканты, как Дюк Эллингтон (Duke Ellington) отзывались об Армстронге в самых высоких похвалах. Дюк сказал: "Если кто-либо и был мастером, так это был Луи Армстронг". В 1950 Бинг Кросби (Bing Crosby), один из успешнейших вокалистов первой половины ХХ столетия, сказал: "Он есть начало и конец музыки в Америке".

4 августа 2001 в честь столетия со дня рождения Армстронга аэропорт Нового Орлеана был переименован в Louis Armstrong International Airport.

В 2002 записи Hot Five и Hot Seven (1925–1928) были внесены в Национальный Реестр записей в библиотеке конгресса США.

Бывший главный стадион открытого теннисного турнира US Open был переименован в Louis Armstrong Stadium. Он жил в нескольких кварталах от этого стадиона.

Дом, в котором Луи Армстронг прожил почти 28 лет в 1977 был объявлен Национальным историческим памятником и сейчас является его музеем. Louis Armstrong House Museum по адресу 34-56 107th Street (между 34th и 37th Avenues) в Corona, Queens, проводит концерты и образовательные программы, работает как исторический дом-музей, собирая в своих архивах статьи, книги, записи и воспоминания для общественного пользования. Музей находится в ведении City University of New York's Queens College, в соответствии с волей Люсилль Армстронг (Lucille Armstrong). Музей открыт для посещений с 15 октября 2003.

Автор публикации:
Панченко Юлик
← Предыдущая Следующая → 1 2 3 4 Последняя
Показаны 1-12 из 338
New Orleans / Новый Орлеан (1947) [SD]
Смотреть видео
New Orleans / Новый Орлеан (1947) [SD]
Эта история началась в 1917 году в Новом Орлеане, штат Луизиана... Чернокожий трубач по имени Луи играет регтайм в маленьком кабаре, принадлежащем, как и многие увеселительные заведения и казино города Нику Дукусну. Этот парень любит джаз и...
По всем вопросам пишите личное сообщение пользователю M0p94ok.
13:59
4183