Поиск

Sidney Bechet / Сидней Беше

Sidney Bechet / Сидней Беше
Date of birth (creation):
14 мая 1897
Place of birth (creation):
New Orleans, Louisiana, USA
Date of death (dissolution):
14 мая 1959
Place of death (decay):
Paris, France

Bio:

Ведущая фигура периода раннего джаза, выдающийся кларнетист и в течение многих лет единственный сопрано саксофонист с широким вибрато, которое некоторые слушатели обожали, другие наоборот - терпеть не могли. Сидней Беше стал первым записавшимся солистом в джазе, опередив Луи Армстронга (Louis Armstrong) на несколько месяцев. Его исполнительский стиль практически не менялся с годами, тем не менее Беше никогда не терял своего энтузиазма и креативности. Мастер как индивидуальной, так и коллективной импровизации в рамках новоорлеанского джаза, Беше был настолько доминирующим исполнителем, что многим трубачам было довольно сложно играть с ним. Беше всегда стремился играть ведущую партию и другим исполнителям на духовых инструментах приходилось уступать ему дорогу. Его музыкальную жизнь, однако, нельзя сравнить с личной. От нескольких неудачных браков до проблем с законом - Беше провёл жизнь настоящего джазового музыканта.

Выдающийся представитель классического джаза (новоорлеанский и новоорлеанско-чикагский стили), один из лидеров креольского направления, принадлежит к кругу музыкантов-"френчменов", тесно сотрудничавших с негритянскими джазменами. Будучи "звездой" первой величины в американском джазе 20-х (к 1924 признан лучшим исполнителем на духовых инструментах, на "второе место" отошёл с появлением Коулмена Хокинса (Coleman Hawkins), тем не менее оказался "изгоем" и настоящее понимание нашёл лишь за пределами США.

Благодаря огромной творческой активности, смелым новаторским идеям занял в 20-е достойное место в "авангарде" джаза наряду с Джелли Ролл Мортоном (Jelly Roll Morton), Кингом Оливером (King Oliver), Луи Армстронгом (Louis Armstrong) и Дюком Эллингтоном (Duke Ellington). Особое положение занимал среди инициаторов и лидеров ривайвл-движения. В отличие от других ветеранов традиционного джаза почти не прекращал музыкальной деятельности и не утратил профессионализма, став для них эталоном мастерства и аутентичности стиля. Не изменял своим джазовым идеалам даже в периоды работы с коммерческими оркестрами, проявляя высокую требовательность к себе и к окружающим музыкантам. Одним из первых способствовал приобщению европейской аудитории к джазу.

Родился в негритянско-креольской семье, проживавшей во французском квартале Нового Орлеана (от своих европейских предков унаследовал светлый цвет кожи). Его отец Омар (Omar) получил образование в частной школе, и мог говорить и писать, как на креольском наречии (Creole Patois), так и на английском. Его мать Джозефин (Josephine) хоть и была негритянкой, но имела светлый цвет кожи.

Беше рос в семье среднего класса и был младшим из пяти братьев, всего в семье было семеро детей. По профессии отец был сапожником. Сидней с малых лет проявлял склонность к музыке - под влиянием отца (любителя домашнего музицирования и поклонника танцев на Congo Square) и старшего брата Леонарда (Виктора) (Leonard (Victor)) (1886-1952) (дантист, был известен в Новом Орлеане как кларнетист и руководитель оркестра). С матерью маленький Беше посещал оперу и цирк.

Однажды во дворе их дома Беше взял кларнет брата и начал на слух подбирать одну из мелодий. Мама вместо наказания за взятый без спроса кларнет, настояла на том, чтобы Беше сыграл перед старшим братом. Тот был так удивлён способностями младшего братишки, что с радостью принялся обучать его и вскоре взял в состав своего оркестра Silver Bell Band, в котором уже играли все братья. В шесть лет Беше систематически начал заниматься музыкой, пробовал играть на трубе, в восемь лет брал уроки игры на кларнете у Фредди Кеппарда (Freddie Keppard), игравшего в оркестре Мануэля Переза (Manuel Perez), Джорджа Бакета (George Backet (или Baquet) и Лорензо Тио (Lorenzo Tio), позднее - у Луи Биг Ай Нельсона (Louis Big Eye Nelson).

В столь раннем возрасте он даже начал учить играть других - один из его учеников (его имя Джимми Нун (Jimmie Noone) был на два года старше. Он прогрессировал так быстро, что к двенадцати годам уже играл на кларнете в лучших оркестрах под руководством таких легендарных музыкантов, как Фредди Кеппард (Freddie Keppard), Джон Робишо (John Robichaux), Бадди Болден (Buddy Bolden). В 1908 он играл с Банком Джонсоном (Bunk Johnson), который познакомил его с Луи Армстронгом (Louis Armstrong).

Беше, Армстронг и ударник начали играть в кинотеатрах, а субботними вечерами выступали на боксёрских поединках в кузове грузовика для перевозки мебели. Им платили по два доллара за вечер. Беше, как лидер, забирал себе доллар, а ударник и трубач получали по 50 центов. Однажды Сидней пригласил Луи к себе домой на ужин, но у того не оказалось целой обуви. Беше добавил полдоллара к заработку Луи, чтобы он смог починить обувь и пойти в гости к лидеру их трио.

Композитор и бендлидер Кларенс Уилльямс (Clarence Williams), решивший собрать оркестр для исполнения его музыки, пригласил Беше отправится с ним в турне. Думая, что турне приведёт их на север, Беше и его приятели по оркестру, были разочарованы, когда оказались в Техасе и были вынуждены исполнять музыку Уилльямса в дешёвых супермаркетах. В конце концов, музыканты застряли в техасской глубинке без работы и без денег. Каждый решил добираться домой самостоятельно. Беше двинулся пешком вдоль железной дороги. Ночью он умудрился вскочить на проходивший мимо поезд и притаился между вагонами. Однако, помощник машиниста заметил его. Посветив фонарём, он понял, что имеет дело с подростком и притащил его в паровозный отсек. Пока транспортники решали, что делать с юнцом, чумазый креол извлёк из мешка кларнет и заиграл грустную мелодию. Музыка тронула сердца железнодорожников, и юноша благополучно добрался до городка Galveston, где проживал его брат. Затем Беше и оказавшийся там же пианист оркестра Луис Уэйд (Louis Wade) вернулись в Новый Орлеан.

Его профессиональная карьера началась в 1909 с участия в Olympia Band (с 1914 здесь играл Кинг Оливер (King Oliver). В 1911 был Eagle Band, в котором он играл с Кингом Оливером (King Oliver), Фредди Кеппардом (Freddie Keppard), Джимми Нуном (Jimmie Noone), Банк Джонсоном (Bunk Johnson), Маттом Кэрри (Mutt Carey) и Лорензо Тио мл. (Lorenzo Tio, Jr.). Затем он работал у Джека Кэри (Jack Carey) в Crescent Band, потом были оркестры Ричарда Эм. Джонса (Richard M. Jones) и Бадди Пети (Buddy Petit), в 1913 – в оркестре Кинга Оливера (King Oliver). Выезжал на гастроли по Техасу и Калифорнии с ансамблем Луи Уэйда (Louis Wade) (1914-16), сотрудничал с Кидом Ори (Kid Ory), вновь работал в Olympia Band в Новом Орлеане, совершал турне с оркестром Динка Джонсона (Dink Johnson) (1917).

В 1917 под давлением командования военно-морского флота США было принято решение закрыть район борделей Storyville в Новом Орлеане. Это решение правительства наряду со стремительной индустриализацией северных городов Америки привело к тому, что большая часть музыкантов покинула Новый Орлеан. Беше стал одним из беженцев и оставил Новый Орлеан и в музыкальном, и в географическом смысле. Летом он отправился в турне по югу и среднему западу с Bruce and Bruce Touring Company. Последняя их остановка была в Чикаго. Беше решил остаться в этом городе и присоединился к оркестру Лоуренса Дьюи (Lawrence Duhe), который выступал в De Luxe Cafe. Затем он выступал в составе оркестра Фредди Кеппарда (Freddie Keppard) в Dreamland, время от времени играл с Кингом Оливером (King Oliver) в De Luxe. В 1919 недолго воссоединился с Кеппардом для выступлений в Royal Gardens, а поздними вечерами играл в Pekin Theatre в оркестре регтайм пианиста Тони Джексона (Tony Jackson).

Выступая в Чикаго, Беше привлёк внимание Уилла Марион Кука (Will Marion Cook) - темнокожего скрипача, композитора и бендлидера с классическим образованием. Кук пригласил Беше войти в состав Southern Syncopated Orchestra. Оркестр исполнял в основном концертную музыку с фиксированными аранжировками с небольшими импровизационными вставками. Беше написал в своей автобиографии: "Уилл знал, что я не читаю с нотного листа... и сказал мне: "Сынок, я хочу, чтобы ты посидел на репетиции и затем дал мне знать, когда будешь готов играть с оркестром". Беше ответил, что ему не нужно ждать конца репетиции и начал репетировать с оркестром, воспринимая весь материал на слух. Кук решил использовать не знавшего нотной грамоты Беше для исполнения блюзовых номеров.

С Куком Беше посетил Нью-Йорк, а затем отправился в Европу. "Кто-то сказал мне, что в Европе большой дефицит мыла, - вспоминал Беше. – Я пошёл к Куку и попросил аванс. Тот удивился, но денег дал. Так что мой багаж состоял из небольшой дорожной сумки и четырёх больших ящиков с мылом".

Итак, летом 1919 в Европу собралась целая бригада из 36 музыкантов с инструментами и 25 хористов. Всё это "войско" поплыло на пароходе, главным грузом которого был крупный рогатый скот. После двух недель пути, пропахшие навозом культурные посланцы Америки, прибыли в Ливерпуль. Уже на следующий день они дали первый концерт в лондонском Royal Philharmonic Hall.

В этот период произошло существенное развитие Беше, как солирующего исполнителя. Впервые сопрано саксофон Беше попробовал в Чикаго, а будучи в Лондоне во время гастролей, он приобрёл прямой сопрано саксофон, что стало важным шагом для развития всего джаза в целом. В конечном счёте, он достиг виртуозного мастерства на этом печально известном своей сложностью инструменте и стал первым настоящим джазовым саксофонистом. Хотя Беше и продолжил играть на кларнете, всё же наибольшую известность он получил именно как саксофонист.

Через месяц гастролей импресарио сообщил, что Беше с рядом других музыкантов приглашают выступить перед британским монархом. Buckingham Palace не произвёл на креола особого впечатления. "Напоминает нью-йоркский вокзал Grand Central Station, - рассказывал он коллегам, не попавшим на королевский приём. – И ковры такие же. Только дверей побольше". Слуги провели музыкантов в роскошный сад, где их ожидало около сотни празднично одетых гостей. Джаз бенд начал с лихого диксиленда и вся королевская семья начала выстукивать башмаками в такт музыке. Принцу Уэльскому особенно понравилось исполнение "Characteristic Blues".

Беше получил высочайшие отзывы, включая наиболее цитируемые слова швейцарского композитора Эрнеста Амсермета (Ernest Ansermet), призвавшего европейских композиторов отнестись к джазу, как к одному из наиболее перспективных источников новых идей для современного академического музыкального искусства. Предпринятые Ансермет попытки охарактеризовать джаз (и, в частности, стиль игры Беше) относятся к числу первых серьезных публикаций о джазовой музыке. В частности, он писал: "В составе Southern Syncopated Orchestra есть экстраординарно виртуозный кларнетист, который, по-видимому, первый из его расы сочинил идеально оформленный блюз на кларнете... Мне бы хотелось поставить его имя в один ряд с именами других гениальных артистов; что касается меня, то я никогда не забуду его имя - Сидней Беше".

В 1919 Беше покинул Кука и начал играть с Brymm's Black Devils, но Кук пригрозил возбудить против Беше судебный иск за срыв контракта. Это заставило Сиднея вернуться в оркестр Кука и продолжить гастроли с ним. Беше был ведущим солистом оркестра и единственным чисто джазовым музыкантом. За исключением редких моментов, гастроли проходили не очень гладко и Куку пришлось дважды ездить в США. Билеты раскупались слабо и иногда было нечем расплатиться с музыкантами.

По окончании ангажемента оркестр Кука был распущен, и Беше решил задержаться в Лондоне с небольшой группой оставшихся музыкантов во главе с ударником Бенни Пэйтон (Benny Payton). Этот небольшой ансамбль выступал в The Embassy Club и в Hammersmith Palais. В 1920 они недолго играли в Париже и Брюсселе, а затем вновь вернулись в Embassy и Palais.

Несмотря на музыкальные достижения, Беше закрепил за собой репутацию вспыльчивого и сложного человека. После довольно спорного обвинения со стороны одной из проституток, утверждавшей, что Беше напал на неё, он был арестован и 3 ноября 1922 депортирован из Англии.

Вернувшись в США, Беше работал в общественном оркестре под руководством Форд Дебни (Ford Dabney), играл в постановке Дональда Хейвуда (Donald Heywood) "How Come?". В Вашингтоне он познакомился с вокалисткой Бесси Смит (Bessie Smith). Во время недолгих взаимоотношений и музыкального сотрудничества с этой талантливой, но много выпивавшей блюзовой певицей, Беше привёл Бесси Смит в студию Okeh Records, где они записали песню "Sister Kate", которая так и не была никогда издана.

Весьма успешно и плодотворно Беше работал в Нью-Йорке в ансамбле Clawrence Williams Blue Five (также Red Onion Jazz Babies). С ним в 1923 сделал свои первые и наиболее легендарные записи, затмив всех остальных участников ансамбля, включая молодого Луи Армстронга (Louis Armstrong). В числе наиболее известных "Wild Cat Blues", "Kansas City Man", "Texas Moaner Blues", "Mandy, Make Up Your Mind". С Армстронгом Беше блестяще записал композицию Уилльямса "Cake Walkin' Babies From Home". Одну из композиций Беше исполнил на саррусофоне (sarrusophone - духовой инструмент медной группы, по конструкции повторяющий габой). Это единственная джазовая запись этого инструмента.

Многие критики впоследствии назовут эту серию лучшими записями Уилльямса, продемонстрировавшими блестящее взаимопонимание Беше и Армстронга. В книге Jazz Masters of the Twenties её автор Ричарда Хадлока (Richard Hadlock) написал, что Беше " ...был в то время, вероятнее всего, единственным джазменом в Нью-Йорке, способным столь ярко соперничать с Армстронгом во всех аспектах. Когда они импровизировали вместе, каждый старался пронзить другого более смелыми и дерзкими выпадами. Несмотря на неоспоримое превосходство Армстронга на большинстве записей Кларенсе Уилльмса (Clarence Williams), более опытный Беше был единственным способным задать свой темп и звук при каждом исполнении".

Следующим важным шагом в карьере Беше стало сотрудничество, начавшееся приблизительно в 1924, когда он недолго играл в белом кабаре Kentucky Club в составе оркестра Дюка Эллингтона (Duke Ellington). Немногим ранее, в 1923 к оркестру Эллингтона присоединился трубач Баббер Майли (Bubber Miley) - специалист стиля граул, выросший под влиянием Кинга Оливера (King Oliver). Майли пробудил у музыкантов Эллингтона интерес к настоящему джазу, но группа находилась в этот момент в переходном периоде и исполняла, в основном, обычную популярную музыку с элементами джаза.

Беше к этому времени уже стал настоящим мастером свинга, с которым мог сравниться только лишь Армстронг. Именно Беше выталкивал этот коллектив в сторону джаза и оказал огромное влияние на всех музыкантов Эллингтона, который в книге The Making of Jazz: A Comprehensive History отметил: "Я рассматриваю Беше, как основу, как базис. Его исполнение всегда было душевным, всегда шло глубоко изнутри. Было сложно, очень сложно найти кого-либо способного действительно соперничать с ним... Из всех музыкантов Беше был для меня настоящим воплощением джаза. Он отображал и реализовывал всё то, что включает в себя понятие "красота" и всё, что он исполнил в течение своей жизни было незаурядным... Он был действительно великим человеком, никто и никогда не сможет играть так как он. Я искренне думаю, что он был самым уникальным человеком в музыке - и даже не пытайтесь сравнивать. Потому что когда вы говорите о Беше, вы не можете говорить о ком бы то ни было ещё".

Дюк очень высоко ценил талант Беше и некоторое время закрывал глаза на эксцентричное поведение и отсутствие всякой дисциплины. Кроме того, что Беше не ладил с другими музыкантами оркестра, он ещё вечно опаздывал. А однажды Беше притащил с собой на репетицию собаку - большую немецкую овчарку по кличке Goola. Терпение Эллингтона лопнуло, когда Беше пропал на три дня, а появившись, заявил Эллингтону, что всё это время добирался на такси.

В 1925 Беше покинул Эллингтона и вместе с партнёром открыл ресторан на Lenox Avenue под названием Club Basha (Bash - было его прозвищем). Из Бостона для выступлений в своём клубе Беше пригласил молодого Джонни Ходжеса (Johnny Hodges), который находился под сильным влиянием Беше. Но это предприятие оказалось нежизнеспособным - компаньоны рассорились из-за денег. В этот же период Беше сотрудничал с различными блюзовыми певицами – Альбертой Хантер (Alberta Hunter), Сарой Мартин (Sara Martin) и другими. Недолго играл в составе оркестра Джеймса Пи Джонсона (James P. Johnson).

В сентябре 1925 Беше отправился в долгую гастрольную поездку с Клодом Хопкинсом (Claude Hopkins) в составе труппы “Black Review” (“Revue Negre”), "звездой" которого была негритянская певица и танцовщица Джозефин Бейкер (Josephine Baker). Ревю посетило Францию, Бельгию, Германию, Венгрию, Польшу. В 1926 труппа распалась и Беше нашёл работу в ансамбле Френка Уитерса (Frank Wheaters), состоявшем из музыкантов оркестра Louis Mitchell Jazz Kings, с которым выступил в Бельгии, Греции, Турции, Испании, Египте, Венгрии, Чехословакии, Италии и даже СССР, где его назвали "говорящим саксофоном". Они выступили в Киеве, Харькове и Одессе.

Затем Беше вернулся в Берлин и собрал новый состав "Revue Negre", с которым гастролировал по Европе. Летом 1928 он присоединился к коллективу Нобла Сиссла (Noble Sissle), выступавшему в Les Ambassadors Club в Париже. В этот период он сочинил свою первую композицию "The Negro Rhapsody".
В одном из писем к своему брату Леонарду (Leonard) Беше написал, что повстречал молодую француженку по имени Элизабет (Elisabeth) и собирается на ней жениться.

К сожалению, свадьбе не суждено было состояться, т.к. возникли очередные проблемы с законом. По одной из версий вместе с Беше в оркестре играл банджоист Майк МакКендрик (Mike McKendrick), с которым он повздорил о том, как нужно исполнять одну из композиций. МакКендрик в горячности выхватил пистолет, Беше немедленно выбежал из бара и стал ждать своего обидчика на улице. Когда тот показался, Беше без разговоров открыл огонь, МакКендрик ответил ему тем же. Трое человек получили ранения, а двое нарушителей оказались за решёткой. Беше был приговорён к тюремному сроку в 11 месяцев. Его должны были немедленно депортировать из страны, но незадолго до этого был возбуждён бракоразводный процесс с первой женой Нормой (Norma), что помешало высылке.

В 1930 Беше отправился в США. Прибыв в Нью-Йорк, Беше воссоединился с Ноблом Сисслом (Noble Sissle), с которым играл в течение 30-х, и даже вновь ненадолго посетил Францию. В этот период в оркестре Сиссла играл трубач Томми Ледниер (Tommy Ladnier), с которым Беше ранее встречался в Европе. В 1931 Беше и Ледниер собрали комбо из 6 участников New Orleans Feetwarmers, с которым выступали в дансинге “Savoy Ballroom” и делали записи на лейбле His Master's Voice (в 1932-33 и 1940-41). В первом составе здесь играли также Тедди Никсон (Teddy Nickson) (тромбон), Хенк Дункан (Hank Dunkan) (фортепиано), Уилсон Майерс (Wilson Mayers) (контрабас) и Моррис Морланд (Morris Morland) (ударные).

"Это был лучший состав, - вспоминал Беше в Profiles in Jazz, - людям он нравился. Все мы были музыкантами, по-настоящему понимавшими, что действительно означает джаз". Джазовый писатель Грехем Коломби (Graham Colombe) в книге "An Introduction to Sidney Bechet" написал: "Томми Ледниер (Tommy Ladnier) в тридцатых стал самым важным сайдменом для Беше. В 1932 вместе они записали самую будоражащую музыку десятилетия". В числе их превосходных быстрых номеров можно отметить "Shag", "Sweetie Dear" и "Blackstick".

Кроме того, в 30-х Беше выступал и записывался со многими известными джазменами, в числе которых были Луи Армстронг (Louis Armstrong) и Эдди Кондон (Eddie Condon). Его личная жизнь вошла в спокойное русло с появлением новой жены Марилуизы (Marilouise), которая гастролировала вместе с ним.

Экономический кризис 30-х привёл к распаду ансамбля, и после ещё одной попытки удержаться на джазовой сцене с Лорензо Тио (Lorenzo Тio), Беше оказался безработным. Раздражительный характер и непостоянство Беше, а также долгие отлучки в Европу не позволяли ему добиться большой популярности у американской публики вплоть до конца 30-х, когда ренессанс новоорлеанского стиля обеспечил ему звание общенационального героя.

В 1938 Беше и Ледниер совместно открыли Southern Tailor Shop - предприятие по починке и чистке одежды. Оно процветало, так как стало местом встреч многих музыкантов. В этот же период в составе коллектива Томми Ледниера (Tommy Ladnier) Беше записал хитовые версии "Weary Blues", "Really the Blues", успех сопутствовал и его композиции "Petite Fleur".

В 1938 Беше обратился в компанию RCA Victor с идеей записать свою версию композиции "Summertime" Джоржа Гершвина (George Gershwin), но получил отказ. Эту запись согласился сделать маленький джазовый лейбл Blue Note и не ошибся. "Summertime" в исполнении Беше стала джазовым хитом и помогла ему вернуться на большую сцену.

Хью Панассье (Hugues Panassie) – владелец французской фирмы грамзаписи, основатель "Клуба подлинного джаза", автор ряда книг по джазу и составитель джазового каталога, приехал погостить в США и услышал как-то игру Сиднея. Он сразу же стал уговаривать музыканта записать на своей фирме "Swing". Панассье не скрывал своего восхищения и трубачом Ледниером, которого он с помощью Беше тоже привлёк к сотрудничеству. Знаменитый сеанс звукозаписи состоялся 28 ноября 1938.

Вместе с Хью Панассье в течение следующих трёх лет Беше участвовал в организации многочисленных записей ветеранов классического джаза, делал передачи на радио, сотрудничал с Джеймсом Пи Джонсоном (James P. Johnson), Тедди Банном (Teddy Bunn), Джелли Ролл Мортоном (Jelly Roll Morton), Маггси Спаниером (Maggsy Spanier), Сиднэем Ди Перисом (Sidney De Paris), Милтоном "Меззом" Меззроу (Milton "Mezz" Mezzrow), Альбертом Николсом (Albert Nickols) и другими.

Первые пластинки американцев с этикеткой "Свинг" произвели во Франции подлинный фурор. Владелец фирмы радостно потирал руки, предвкушая в ближайшем будущем крупные барыши. Но до этого дело не дошло. Когда Беше явился за гонораром – возник конфликт. Дверь приоткрыл на цепочке помощник боса кларнетист Мезз Меззроу (Mezz Mezzrow) и сообщил, что Беше должен отдать часть заработка Ледниеру, который числился ещё и дирижёром. "А я числюсь главным солистом, - закричал Беше и извлёк из кармана нож весьма внушительных размеров. Меззроу ненадолго отлучился, и вскоре вернулся с пачкой ассигнаций, но пообещал, что Сидней на этой фирме больше записываться не будет.

Беше попытался убедить Томми Ледниера (Tommy Ladnier) организовать новый биг бенд в новоорлеанском стиле, но обиженный Мэззроу помешал этим планам. Он поселил Томми у себя дома, подарил ему трубу, кормил его и тот чувствовал себя обязанным своему благодетелю. В результате постоянного пьянства у Ледниера развился атеросклероз. Вскоре у него случилось обострение, и он скончался. На поминках Беше помирился с Меззом.

В начале 40-х благодаря возрождению интереса к традиционному джазу карьера Беше оказалась на подъёме. Он собрал собственное трио, с которым до мая 1940 регулярно выступал в клубе Nick's Tavern в Greenwich Village. Один из важных концертов 1940 был организован сыном турецкого посла в США и будущим основателем и боссом фирмы Atlantic Несухи Эртеганом (Nesuhi Ertegun). "Из-за седых волос и красного лица Беше казался значительно старше своих лет, - вспоминал потом Эртеган. – Мне он напоминал дядю Тома из книги Гариетт Бичер Стоун". Совместно с такими талантами, как тромбонист Вик Дикерсон (Vic Dickerson) и пианист Арт Ходес (Art Hodes), Беше участвовал в концерте всех звёзд джаза, организованном Несухи Эртеганом (Nesuhi Ertegun) в Вашингтоне. Затем принял участие в нескольких концертах банджоиста и гитариста Эдди Кондона (Eddie Condon) в Town Hall.

Беше довольно долго сотрудничал с фирмами Blue Note и RCA Victor. 18 апреля 1941 в студии RCA Studios на 24 Улице в Нью-Йорке состоялся один из ранних экспериментов по наложению звука. Была записана версия популярной песни "Sheik of Araby". Все шесть партий на различных инструментах исполнил Сидней Беше. Необычная история создания записи просочилась в прессу, продюсер схлопотал выговор, а профсоюз музыкантов обязал фирму выплатить Беше шесть зарплат и больше подобных экспериментов не проводить. Мастер-лента этой записи долгое время пролежала на полке и была выпущена RCA Victor в 1965 на диске BECHET OF NEW ORLEANS (LPV-510).

Джордж Хоэффер (George Hoeffer) в аннотации к альбому процитировал слова Беше: "Я начал играть "The Sheik" на фортепиано, затем исполнил партию на ударных, слушая запись пианино. Я планировал сначала сыграть на инструментах ритм секции, но затем всё смешалось. Я схватил мой сопрано саксофон, затем сыграл на басу, потом на теноре, и в заключение завершил всё кларнетом".

В 1945 году на концерте Jazz Foundation в Новом Орлеане Беше выступил с Луи Армстронгом (Louis Armstrong). В этот период со своей очередной подругой Лаурой (Laura) Беше проживал в Бруклине. В этом же году он сделал безуспешную попытку собрать оркестр совместно с ветераном трубачом Банком Джонсоном (Bunk Johnson) (чьё беспросветное пьянство в конце концов разрушило этот проект), с которым сделал несколько записей для Blue Note. Работы становилось всё меньше и Беше открыл заведение, которое, как он надеялся, станет музыкальной школой. До этого он недолго обучал Джонни Ходжеса (Johnny Hodges). В итоге, у него был всего один серьёзный ученик – Боб Уилбур (Bob Wilbur), который не только учился, но и работал с мастером. В 1948 Беше отправился в Чикаго для выступлений в клубе Jazz Ltd., где остался на всю зиму. По возвращении в Бруклин их отношения с Лаурой (Laura) прекратились.

В мае 1949 жизнь Беше претерпела радикальные перемены. Он вновь рискнул посетить Европу и на этот раз всё обошлось без проблем, которые преследовали его в прошлые визиты. Беше пригласили выступить на парижском Salle Pleyel Jazz Festival, где его выступление стало сенсацией и за ним прочно закрепился статус джазовой звезды. После фестиваля он вернулся в Чикаго, чтобы продолжить свои выступления в Jazz Ltd., но сердце его осталось во Франции.

Несмотря на угрозы владельца Jazz Ltd. подать иск за срыв контракта, Беше перебрался в Нью-Йорк, где недолго играл в клубе Джимми Райяна (Jimmy Ryan), а затем уехал во Францию. В ноябре 1949 он вернулся в США, чтобы уладить судебные вопросы. 5 июня 1950 Беше снова отправился во Францию и на этот раз решил задержаться здесь надолго. За это время он приобрёл чрезвычайную популярность и стал национальным героем Франции, испытывая полную творческую свободу, многочисленные хвалебные оценки его творчества, и даже открытую лесть. Французы называли его "le dieu" (божество, кумир). Всего этого Беше не имел в США, где многие рядовые слушатели порой даже не знали его имя. Он приобрёл небольшой домик в пригороде Парижа, немедленно начал записываться и предпринял ряд гастрольных поездок по Скандинавии, Бельгии и Северной Африке.

В Алжире он встретил свою старую возлюбленную Элизабет Зиглер (Elisabeth Ziegler). У них вспыхнул новый страстный роман и Беше сделал Элизабет предложение выйти за него замуж. Свадьба состоялась 17 августа 1951 в Каннах в Town Hall. На церемонии было всё: голуби, парадное шествие, прогулка по воде, джазовые оркестры и модель саксофона в 3.5 метра.

Проведя медовый месяц, Беше отправился с концертами в Англию, а затем в США. Он выступил в Чикаго, Торонто, Филадельфии и Бостоне. В декабре 1951 у него появились боли в области желудка и Беше отправили в Boston General Hospital, где ему поставили диагноз - язва желудка. Больше доверяя французской медицине, он был вынужден возвратиться во Францию, отказавшись от лечения в Америке. Ему была назначена операция, но отдых и лечение улучшили его состояние и хирургическое вмешательство отменили.

В феврале 1952 он вновь начал делать записи и выступать. В 1953 подписал контракт с французским лейблом Vogue. И хотя некоторые обозреватели начали подвергать его записи критике, всё же Беше оставался в хорошей форме. В отличие от многих музыкантов его поколения, он никогда не отказывался выступить с бибоперами. Среди записей для Vogue следует отметить работу с модернистским ударником Кенни Кларком (Kenny Clarke) (примером может служить композиция "Klook's Blues").

Также он много выступал и записывался с оркестрами Клода Лютера (Claude Luther) и Эзддрю Ревеллиотти (Azddrew Revelliotti) (Франция), Хемфри Литлтона (Hemphrey Litleton) (Англия), Dutch Swing College Band (Голландия), с американскими гастролёрами. Принимал участие в постановке балета и снялся в двух фильмах: "Se'rie Noire" с Эриком Строхаймом (Eric Stroheim) и "Blues" с Вивейн Романс (Vivane Romance). Побывал с гастролями и в Америке, но уже думал о Франции, как о своём родном доме.

3 апреля 1954 в Lucerne, Switzerland Беше получил телеграмму из Парижа от бывшей подруги Жаклин Пекалди (Jacqueline Pekaldi) с известием о том, что он стал отцом. Несмотря на проблемы со здоровьем и рождение сына Даниеля, Беше продолжил гастролировать весь 1955. В 1956 продажи его записей были сравнимы с продажами звёзд поп музыки.

В следующие два года его гастрольная активность несколько снизилась. Он жил в северной части Парижа с Жаклин и их сыном, но довольно часто виделся с законной супругой Элизабет, которая проживала в южном пригороде Парижа - в городке Gringy. Идея их развода никогда не обсуждалась.

В 1959 здоровье Беше резко ухудшилось, и он был вынужден прекратить концертную деятельность. Вплоть до самого конца, его игра обладала завидной мощью, как на Brussels Exhibition в 1958, и не выказывала никаких признаков приближающейся кончины.

Он скончался от осложнений, вызванных раком в день своего 62-летия 14 мая 1959.

В 1960 на 1-м европейском джаз-фестивале в Антибах, где у Беше был домик, состоялись посвященные ему торжества и одна из площадей была названа его именем. В этом же году была выпущена довольно красочная автобиография "Treat It Gentle" (Отнеситесь К Этому Великодушно), надиктованная Беше в конце жизни. В ней Сидней так описал свои ощущения музыки: "Это одна из тех вещей, которые музыкант, если он серьёзно относится к музыке, должен иметь внутри себя. В бедности или богатстве, музыка всегда там и это единственное, ради чего я живу". Книга очень романтична, красочна, порой, причудлива и не всегда точно отображает факты его жизни. Автором более точной биография "The Wizard of Jazz", в которой описана вся его жизнь почти неделя-за-неделей, является книга Джона Чилтона (John Chilton).

В честь Беше установлен памятник во французском городе Жуан-ле-Пинсе. В 1997 кинорежиссёр и страстный поклонник кларнета Вуди Аллен (Woody Allen) снял документальный фильм "Wild Man Blues", в котором часто упоминается имя Сиднея Беше. Один из его приёмных детей получил имя Беше.

Чрезвычайно лиричный музыкант с широким вибрато, Беше был одним из самых страстных исполнителей на любом из инструментов, которыми он владел. На сопрано саксофоне он мог соперничать с любым музыкантом, даже таким трубачом, как Луи Армстронг (Louis Armstrong). Его музыкальное наследие мелодически богато и поражает своей эмоциональной насыщенностью и глубиной. Боб Уилбер (Bob Wilber) стал одним из немногих последователей Беше.

Author of publication:
Панченко Юлик

По всем вопросам пишите личное сообщение пользователю M0p94ok.
15:04
3849