Поиск

Johnny Hodges / Джонни Ходжес

Johnny Hodges / Джонни Ходжес
Также известен как:
John Cornelius Hodges, "Rabbit" или "Rab", "Jeep", "Squatty Roo"
Дата рождения (создания):
25 июля 1906 или 1907
Место рождения (создания):
Cambridge, Massachusetts, USA
Дата смерти (распада):
11 мая 1970
Место смерти (распада):
New York City, New York, USA
Инструменты:

Биография:

Американский джазовый сопрано и альт саксофонист и кларнетист.

Один из величайших альт саксофонистов в джазе часто сидел на сцене с каменным выражением на лице, но лишь потому, что за него всегда говорил его саксофон.

 Различные джазовые энциклопедии расходятся в точной дате его рождения. Одни из них утверждают, что Ходжес родился в 1906, другие, что в 1907. Сам Ходжес разрешить этот спор уже не может.

За прошедшие со дня его смерти годы стали ещё очевиднее величие и гений этого музыканта, его огромный вклад в искусство джаза. Имя Ходжеса навсегда связано с именем Дюка Эллингтона (Duke Ellington), ведь саксофон замечательного альтиста был едва ли не важнейшей краской в музыкальной палитре великого композитора. С небольшим перерывом Джонни Ходжес проиграл в биг бенде Дюка 40 лет и по мнению большинства джазовых критиков был солистом номер один в этом оркестре звёзд.

Главная особенность музыкального таланта Ходжеса – его фантастическая глубинная лиричность. Вряд ли кто-либо в джазе, может быть за исключением Бенни Картера (Benny Carter), может сравниться с Ходжесом в эмоциональной проникновенности и лирической поэтичности при исполнении джазовых баллад. Его мягкий, тёплый тон с необычайно экспрессивным вибрато, чертит в тропическом, напоённом светокрасочными обертонами пространстве его импровизаций почти эротические глиссандо и свингующие каденции, тающих в воздухе блюзовых импровизаций.

Он родился в негритянской семье Джона Х. Ходжес и Кэти Сван Ходжес, которые были родом из Вирджинии. Мама и другие члены семьи играли на фортепиано. Позднее семья переехала в Бостон и поселилась на Hammond Street, где Джонни рос по соседству с будущими баритон саксофонистом Гарри Карни (Harry Carney), саксофонистами Чарли Холмсом (Charlie Holmes) и Ховардом И. Джонсоном (Howard E. Johnson). Карни вспоминал, что прозвище "Кролик" ("Rabbit" или "Rab") Ходжес получил за свою любовь к салату латук и сандвичам с помидорами, которые он жевал, как кролик.

Его первыми инструментами были фортепиано и ударные. (Что нашло отражение в будущем, потому что его сын Джонни Ходжес-младший впоследствии стал барабанщиком. Он играл на некоторых треках с отцом, в том числе на совместно написанной композиции под названием "Little Brother", которую можно услышать на диске фирмы Impulse EVERYBODY KNOWS). Как только Джонни освоил клавишные достаточно хорошо, он начал играть на фортепиано на танцах в частных домах, по восемь долларов за вечер.

Лишь в 13 лет Ходжес нашёл тот инструмент, который наилучшим образом смог отразить его великолепный романтизм. Он решил, что будет саксофонистом после того, как в Бостоне увидел выступление Сиднея Беше (Sidney Bechet), одного из столпов традиционного джаза, великого сопраниста и гениального джазмена, в составе бурлеска "Black and White Revue", проходившего под управлением Джимми Купера (Jimmy Cooper). После шоу Джонни пробрался за кулисы, чтобы встретиться с великим мастером, и исполнил для Сиднея композицию "My Honey's Lovin Arms". Беше решил поддержать начинающего музыканта и взялся помочь ему.

Беше не только стал основным вдохновителем Ходжеса, но и его учителем, подарив Джонни сопрано саксофон. Беше обратил своё внимание на несомненный талант молодого Ходжеса. Ходжес был самоучкой, как и большинство джазменов его поколения, и именно Беше преподал ему первые серьёзные уроки игры на инструменте. Беше стал идолом Ходжеса на всю жизнь. Влияние великого сопраниста заметно в импровизациях даже зрелого Ходжеса. И хотя Ходжес выработал свой уникальный музыкальный язык, многое в его исполнительской манере и стилистике его импровизаций связано с музыкальными идеями Сиднея Беше.

Инструмент Джонни излучал чувственную элегантность благодаря идеальному использованию портаменто (portamento) (или "размазыванию" на джазовом диалекте), когда инструмент плавно переходит от одной ноты к другой в манере кулисного тромбона. Его основной стиль практически не менялся с годами, в то время как его инструментальное мастерство и чувство гармонии всегда позволяли его соло звучать свежо и современно.

В 1924 Ходжес начинает посещать Нью-Йорк, где находит работу в клубе Rhythm Club с Вилли "Зе Лайон" Смитом (Willie "The Lion" Smith), в квартете которого он заменил своего учителя Сиднея Беше (Sidney Bechet). Кстати, в 1925 в Нью-Йорке Ходжес играл и со своим наставником в клубе Basha, владельцем которого был Сидней. Позднее Ходжес обрёл свой неповторимый голос на альт саксофоне.

Продолжая жить в Бостоне, Ходжес на выходные дни приезжает в Нью-Йорк, играя с такими музыкантами, как Бобби Сойер (Bobby Sawyer, 1925), Ллойд Скотт (Lloyd Scott, 1926), а с конца 1926 работает в The Paddock Club и The Savoy Ballroom с Чиком Уэббом (Chick Webb), в оркестре которого шурин Ходжеса Дон Киркпатрик (Don Kirkpatrick) был пианистом-аранжировщиком. Затем он недолго работает в оркестре Лаки Робертса (Luckey Roberts Orchestra), пока наконец в мае (по другим данным в ноябре) 1928 не происходит судьбоносное событие в судьбе Джонни Ходжеса – Дюк Эллингтон (Duke Ellington) решает расширить свой ансамбль и по совету своего кларнетиста Барни Бигарда (Barney Bigard) приглашает Кролика в свой оркестр.

Сотрудничество Ходжеса с Эллингтоном продолжалось практически без перерывов до конца его жизни. В свои первые месяцы работы в оркестре Эллингтона Ходжес учится и перенимает опыт у таких превосходных мастеров, как Отто Хардвик (Otto Hardwick) и Барни Бигард (Barney Bigard). Он очень скоро обретает уверенность и начинает играть более значимую роль в звуковой палитре оркестра Дюка.

Уже первые выступления и записи Ходжеса с биг бендом Дюка демонстрируют блестящую инструментальную технику и незаурядную импровизационную изобретательность 22-летнего альтиста. После нескольких месяцев работы в оркестре Эллингтона, точнее в ноябре 1928, Ходжес блистает в восхитительной, эмоциональной композиции "The Blues with a Feelin". В ней Джонни играет на сопрано саксофоне и его интенсивное вибрато без всяких сомнений указывает на музыкальную связь с Беше.

Шестью месяцами позже Джонни можно услышать в композиции "Beggar's Blues", которую можно считать прекрасной демонстрацией душевного, страстного исполнения блюза, что впоследствии и сделает его знаменитым. По словам Альберта Мюррея (Albert Murray): "Бесси Смит (Bessie Smith) вряд ли могла спеть блюз сильнее, чем его исполнял Джонни Ходжес". К нему присоединился искусный Барни Бигард (Barney Bigard); в результате их изумительный дуэт альт саксофона и кларнета исполнил основную тему, создав чрезвычайно интересную музыкальную текстуру.

К середине - концу 30-х Ходжес становится ведущим солистом, притягивающим внимание любителей джаза к оркестру Эллингтона. Дюк был для Джонни идеальным лидером. Почти все свои композиции Дюк писал, имея в виду своего главного солиста. Как никто он умел использовать сильные стороны Ходжеса, писал музыку специально под него, всегда учитывая индивидуальные особенности выдающегося саксофониста. И Ходжес прекрасно это знал. Трудно сказать, удалось бы ему раскрыть своё музыкальную индивидуальность с такой полнотой и многогранностью, если бы не Дюк Эллингтон.

Наряду с тем, что он сыграл на сотнях записей с Эллингтоном, украсив их замечательными соло, Ходжес также стал автором нескольких мелодий, которые Эллингтон включил в свой репертуар. Неподражаемое исполнение Ходжесом блюзов вызвало ещё большее восхищение ценителей его талантов после того, как в марте 1938 Эллингтон своим малым составом записал композицию Ходжеса "Jeep's Blues". В аннотации к сборнику 1968 года, в который вошли записи малого состава 1938 и 1939 годов, Хелен Окли Денс (Helen Oakley Dance) написала: "Звук малого состава, оркестра внутри оркестра, просто очаровал воображение любителей популярной музыки, и талант Джонни Ходжеса стал доминирующим в формировании нового тренда". В числе композиций, принадлежавших перу Ходжеса, можно назвать и "The Jeep Is Jumpin"’ ("Jeep" было одним из прозвищ Ходжеса; другим было "Squatty Roo").

Однако в оркестре Дюка у Ходжеса были и свои привилегии. Примерно с 1937 у него был свой ансамбль, состоящий из музыкантов оркестра, обычно септет, с которым он мог выступать и записываться самостоятельно. Некоторые из композиций для своего комбо Ходжес писал в сотрудничестве с Эллингтоном. Вообще-то Дюк не держал Ходжеса на коротком поводке. Он сквозь пальцы смотрел и на записи и выступления в составе других известных биг бендов. А надо сказать, что в 30-е Ходжес был на расхват. Его приглашали выступать многие бенд лидеры и эти записи сохранились. В частности, Лайнел Хемптон (Lionel Hampton), Тедди Уилсон (Teddy Wilson) и даже Бенни Гудмен (Benny Goodman) упросил его выступить в 1938 на своём знаменитом концерте в Карнеги Холле. Гудмен так отозвался о Ходжесе: "На сегодняшний день он является самым великим человеком на альт-саксофоне, которого я когда-либо слышал".

А надо сказать, что до появления на джазовом горизонте Чарли Паркера (Charlie Parker) в начале 40-х, джазовым альтистом №1 считался Джонни Ходжес. С конца 30-х он регулярно занимал первые места в ежегодных опросах джазовых критиков, которые публиковала американская джазовая периодика - журналы Downbeat, Metronome и Esquire.

Начиная с 1937 Джонни Ходжес делает необыкновенно много записей. Ему аккомпанируют Кути Уилльямс (Cootie Williams), Харри Карни (Harry Carney), Лоуренс Браун (Lawrence Brown) и Дюк Эллингтон (Duke Ellington). Ходжес много играл и с другим непревзойдённым мастером альт саксофона Бенни Картером (Benny Carter).

Игра Ходжеса особенно на альт саксофоне становится ещё более глубокой и богатой, более проникновенной и элегантной. Он начинает записывать несколько иной вид музыки, что приносит ему не меньшую славу: превосходные баллады. Дюк часто пишет и аранжирует музыку, способную подчеркнуть таланты своих солистов. Он создаёт серию мелодий и для Джонни Ходжеса. Примером может служить ставшая классикой композиция 1938 года "Prelude to a Kiss". Ходжес записал её с полным составом оркестра Эллингтона. Позднее не менее превосходная версия этой мелодии была записана малым составом. Специально под Ходжеса были написаны "Confab with Rab", "Sultry Sunset" и "Hodge Podge". Другие песни, записанные оркестром Эллингтона, в которых выделяется гладкий звук альт-саксофона Ходжеса - "Magenta Haze", "Haupe" (из Anatomy of a Murder). Необходимо отметить также "соблазнительную" и хип-свинговую "Flirtibird" с "непристойно неотразимым тремором" Ходжеса, "The Star Crossed Lovers" из сюиты Эллингтона "Such Sweet Thunder", "I Got It Bad (And That Ain't Good)" и "Blood Count".

Другими примерами мастерства Ходжеса могут служить прелестная "Warm Valley", записанная в 1940, в которой Джонни исполнил одни из самых чувственных нот, нарисовав изумительный по красоте звуковой пейзаж; и "Things Ain't What They Used To Be", написанную сыном Дюка Мерсером (Mercer) и "Don't Get Around Much Any More".

Подобные записи могут помочь понять, почему Тони Беннетт (Tony Bennett), величайший исполнитель джазовых и популярных песен, однажды сказал: "Ходжес? Просто лучший певец в мире!".

В июле 1941 Эллингтон пошёл ещё дальше, когда вместе со своим музыкальным партнёром Билли Стрейхорном (Billy Strayhorn) создал для Ходжеса материал, превосходивший обычные баллады. Специально под Ходжеса были написаны несколько отрывков в тональной поэме "Passion Flower". Забегая вперёд, можно отметить ещё одну уникальную тональную поэму "Far East Suite", созданную в 1964, в которой для Джонни была написана тема "Isfahan". Оба произведения помогли Ходжесу продемонстрировать его изысканный тон, нюансировку и текучие лирические линии, создать особую музыкальную атмосферу.

В 40-х Кролик записал несколько дисков с барабанщиком и бенд лидером Лайнелом Хемптоном (Lionel Hampton). Ходжес оказал влияние и вызывал восхищение музыкантов разных стилей и поколений – от Бена Уэбстера (Ben Webster) и Джона Колтрейна (John Coltrane), которые позднее играли в оркестре Джонни, до Лоуренса Уэлка (Lawrence Welk), с которым был записан прекрасный альбом баллад. Мастер лёгкого, воздушного звукоизвлечения, Ходжес был отнюдь не легковесен, за что Чарли Паркер прозвал его "Лили Понс джаза". Лили Понс (Lily Pons) была французской виртуозной оперной певицей с колоратурным сопрано. Большей частью она пела операх Делиба и Доницетти в нью-йоркской Метрополитен Опера. В 40-е она была в разгаре сценической славы.

В марте 1951 Ходжес решил покинуть оркестр Эллигтона, но лишь затем, чтобы создать свой оркестр, в состав которого вошли музыканты оркестра Эллингтона, и в котором сам Дюк сидел за роялем. Возможно, Ходжесу захотелось абсолютной свободы, а может быть ему начало казаться, что он слишком долго находился в тени славы своего лидера. В этот период полной независимости и самостоятельности Ходжес искал новые таланты. Какое-то время у него играл молодой в те годы тенор саксофонист Джон Колтрейн (John Coltrane), который входил в совершенно иную категорию музыкантов и благодаря которому джаз повернул к совершенно другим вершинам. Джон присоединился к оркестру Ходжеса в марте 1954, а в сентябре 1954 Ходжес увольняет Трейна из-за проблем с наркотиками.

Возможно, одной из причин, по которым Ходжес решил оставить оркестр Эллингтона, стал тот факт, что Дюк имел привычку включать свои композиции фразы и музыкальные идеи, услышанные у участников группы. Тромбонист Дюка Лоуренс Браун (Lawrence Brown) вспоминал: "Дюк просто подхватывал идею, додумывал аранжировку, и получалась полностью новая мелодия. До сих пор никто так и не понял, каким композитором он был на самом деле". Эллингтон редко включал участников своего оркестра в соавторы, и Ходжес со временем начал понимать, что не получает того, что заслуживает на самом деле. Особенно, когда слышал свои идеи в написанных Эллингтоном композициях. Всё это зашло настолько далеко, что прямо на сцене Ходжес иногда смотрел на Дюка и на глазах у публики показывал ему, что считает деньги.

Так или иначе, но Джонни начал самостоятельное плавание довольно удачно, взяв с собой Лоуренса Брауна (Lawrence Brown) и Сонни Грира (Sonny Greer). Ходжес успешно руководил своим комбо и сделал ряд записей, которые в чём-то напоминали стиль Эллингтона. Он записал несколько известных джазовых и блюзовых мелодий, как и свои собственные композиции. Первый же альбом его ансамбля под названием CASTLE ROCK стал бестселлером. Хотя по иронии судьбы основной вклад в успех "Castle Rock" был сделан тенор саксофонистом Элом Сирсом (Al Sears), а не Ходжесом.

Одна из самых знаменательных записей этого периода была сделана Ходжесом, правда, не в качестве лидера, с продюсером Норманом Гранзом (Norman Granz) в рамках проекта Jazz at the Philharmonic (JATP). Композицию "Funky Blues" можно назвать 14-минутным "мастер классом по блюзу", которую Гранз записал в июле 1952 во время концертного выступления трёх ведущих альт саксофонистов – Ходжеса, Чарли Паркера (Charlie Parker) и Бенни Картера (Benny Carter). Кроме того, на сцене играли тенор саксофонист Бен Уэбстер (Ben Webster), трубач Чарли Шейверс (Charlie Shavers), пианист Оскар Питерсон (Oscar Peterson), басист Рэй Браун (Ray Brown) и гитарист Барни Кессел (Barney Kessel).

Однако, несмотря на коммерческий успех, Ходжес весной 1955 распустил свой состав, и после непродолжительной работы на телевидении в шоу Теда Стила, вернулся к Эллингтону в августе того же года. И на этот раз, за исключением нескольких очень коротких антрактов, до конца жизни. Хотя и в 1950-е и в 1960-е он выступал и записывался со многими музыкантами по своему выбору и как лидер, и в составе оркестра Билли Стрейхорна (Billy Strayhorn) весной 1958, ближайшего соратника Эллингтона, и с органистом Биллом Девисом (Bill Davis), и с пианистом Элом Хайнсем (Al Hynes). Интересным примером его творчества этого периода стала композиция "You Need to Rock", записанная в 1958. Вряд ли это была попытка заработать на росте популярности рок-н-ролла, скорее это побочный результат пробы записать модный "джампинг блюз" с Беном Уэбстером (Ben Webster) и Роем Элдриджем (Roy Eldridge).

Возможно, Ходжес и примирился с Эллингтоном, но никогда не стеснялся выражать своё несогласие. "Однажды на одном из концертов Эллингтон роздал ноты с аранжировками амбициозного композитора с модернистскими наклонностями и его оркестр начал сопротивляться, производя странные и неэллингтоновские звуки, - писал Дэн Моргенштерн (Dan Morgenstern) в своих мемуарах "Jazz People". - Ходжес перестал играть, поднял ноты так, чтобы видел весь оркестр, медленно и сознательно порвал нотную бумагу пополам. Больше эту композицию никогда не исполняли".

С оркестром Дюка и с собственным ансамблем Ходжес объездил весь мир. Его горячо встречали слушатели в Европе, Африке, Австралии, Латинской Америке, странах Ближнего и Дальнего Востока. И везде Ходжес оставался самим собой, чуждый быстро меняющейся джазовой моде и стилистическим поветриям. Везде он оставался искренним и преданным выразителем вечной и нетленной джазовой истины. Истины, требующей от джазмена неподдельного чистосердечия.

В 1961 он отправился в Европу с некоторыми из участников оркестра Дюка в составе группы под названием The Ellington Giants. В числе многих мелодий, которые он играл и которые часто записывал, также находятся "I Let A Song Go Out Of My Heart", "Black Butterfly" и "Empty Ballroom Blues".

Позднее в феврале 1964 Ходжес возглавил сессию для лейбла Impulse, записи с которой вошли в альбом EVERYBODY KNOWS - Johnny Hodges, на котором его можно услышать в компании лучших музыкантов Эллингтона: Пола Гонсалвеса (Paul Gonsalves), Рэя Нэнса (Ray Nance), Кэта Андерсона (Cat Anderson), Лоуренса Брауна (Lawrence Brown) и Гарри Карни (Harry Carney). Одна из композиций принадлежит перу Джонни – 7-минутная "Everybody Knows" с очень запоминающейся основной мелодией. Другая "310 Blues", написанная Билли Стрейхорном (Billy Strayhorn) для этой сессии, предлагает слушателям безукоризненно чувственные блюзовые линии Ходжеса. И напоследок восхитительное попурри из "I Let a Song go Out of My Heart" и "Don't Get Around Much Any More".

В последние годы жизни Джонни всё меньше и меньше пользовался нотами, оставаясь близко к мелодии в балладах и импровизируя простыми, но яркими риффами в более быстрых номерах, многие из которых были основаны на блюзе. Сила его игры происходила из его звука и его души, создавая мощный свинг и драматическое напряжение. Последним его диском был BLUES FOR NEW ORLEANS. Последний раз он выступил в Imperial Room в Торонто менее чем за неделю до своей неожиданной кончины.

Несмотря на превосходное качество его самостоятельных работ, имя Ходжеса получило известность и запомнилось благодаря сотрудничеству с Эллингтоном. 11 мая 1970 сильнейший сердечный приступ оборвал жизнь замечательного музыканта. Он умер в кабинете дантиста. В это время Эллингтон был занят работой над своей NEW ORLEANS SUITE, в которой Джонни мог в очередной раз блеснуть своим мастерством игры на сопрано саксофоне в специально написанной под него композиции "A Portrait of Sidney Bechet". Но этому не суждено было случиться. Жаль, что идея Дюка так и не получила воплощение.

 Дюк Эллингтон, который обычно избегал похорон, пришёл отдать последний долг человеку, с которым он был тесно связан почти полвека. Дюк настолько высоко ценил его страстные соло, что, когда Ходжес умер, Эллингтон с горечью заметил: "Джонни просто незаменим. Это огромная утрата для оркестра, который никогда больше не будет звучать так, как прежде".

Важность вклада Ходжеса в звучание оркестра Эллингтона, и в особенности важность той манеры, в которой он исполнял баллады, были настолько велики, что его смерть обозначила конец целой эры. В течение своей долгой карьеры Ходжес, без сомнения, находился в числе лучших альтистов в джазе. И даже когда в начале 1940-х Чарли Паркер (Charlie Parker) указал для альт саксофона другое направление развития, Ходжес остался одним из гигантов этого инструмента.

Джонни Ходжес стал классиком джаза при жизни. Он был джазменом свинга, его звук обладал качествами хорошего ликёра: крепостью и прозрачностью. Острое чувство равновесия музыкальной конструкции помогало ему гениально дозировать грациозную мелодичность, смелый ритм и экспрессивный накал.

Автор публикации:
Панченко Юлик
По всем вопросам пишите личное сообщение пользователю M0p94ok.
23:16
933