Поиск

Jaco Pastorius / Жако Пасториус

Jaco Pastorius / Жако Пасториус
Также известен как:
John Francis Anthony Pastorius III
Дата рождения (создания):
1 декабря 1951
Место рождения (создания):
Norristown, Pennsylvania, USA
Дата смерти (распада):
21 сентября 1987
Место смерти (распада):
Fort Lauderdale, Florida, USA

Биография:

Влиятельнейший американский джазовый бас-гитарист, композитор и аранжировщик. Играл преимущественно на безладовом басе. В 1988 он был введён в Зал Славы Джаза журнала Down Beat. Один из шести басистов и единственный бас гитарист, удостоенный этой чести.

Жизнь и музыка Жако Пасториуса стали легендой. Он был одной из ведущих сил современной американской музыки. Его чтили, как гения, но распрощались, как с сумасшедшим. Конечно, граница между артистизмом и аутизмом (патологической замкнутостью в себе) очень тонка, о чём как-то сказал знаменитый шведский психолог Карл Юнг — а в случае Жако эта граница была совсем прозрачна.

Жако не дожил до 40 лет. Но за то недолгое время, что он провёл на нашей планете, он совершил настоящую революцию в игре на своём инструменте и оставил грандиозный объём музыкального материала, который не устарел и сегодня. В джазовых школах и консерваториях всего мира студенты произносят его имя с тем же трепетом и благоговением, что и имена таких музыкальных богов, как Паркер и Моцарт. Один талантливый басист сказал: "Жако открыл дверь, и мы вошли в неё".

В Нью-Йорке до сих пор говорят о его легендарных концертах, ночных марафонах по злачным местам, его безумных выходках на сцене и вне её. Зайдите вечером в клубы, в которых он выступал на пике своей карьеры — Village Vanguard, The Blue Note, Sweet Dasil, The Lone Star. Или зайдите в любую из маргинальных забегаловок, в которых он играл в свои самые трудные годы. Поговорите с владельцем клуба, со швейцаром, барменом, с коллегами по сцене, поговорите с менеджерами и продавцами магазинов грампластинок. Поговорите с джазовыми критиками газет или с корреспондентами журналов Down Beat, Musician, Billboard. Поговорите с бездомными парнями, которые болтаются возле клубов или слоняются по баскетбольным площадкам. И, похоже, каждый найдёт, что рассказать. Они стали частью постоянно расширяющегося фольклора, который неотделим от музыкального наследия Жако Пасториуса...

Ворвавшись в международное музыкальное сообщество, Жако приобрёл репутацию человека, не укладывавшегося в привычные рамки. Истории о том, как он подходил к таким супербасистам, как Рон Картер (Ron Carter) и Руфус Рейд (Rufus Reid) и представлялся "Величайшим в мире басистом", стали легендой. С наглостью ковбоя с Дикого Запада он говорил: "Это не хвастовство, если можешь подтвердить это делом". А он мог. Он сразу превратился из никому не известного бродяги с пляжей Флориды во всемирно известного музыканта. Никто до Жако не сумел сломать столько жанровых барьеров. Никто не мог тонко объединить столь далёкие музыкальные миры в безупречную гармонию. Жако был рождён играть на бас-гитаре. У него была скорость и сноровка для соло, не уступающих творениям Диззи Гиллеспи (Dizzy Gillespie) и Чарли Паркер (Charlie Parker). Он мог одновременно играть мелодию, аккорды, аккомпанемент и ударные эффекты, прыгая с комбиков, подкидывая бас, нещадно избивая его ремнём.

Его сценический имидж определённо назывался панком — беспрецедентный случай в джазе. Он даже назвал одну песню " Рunк jazz " — самодостаточное описание его музыки. Он рассказал в 1980 журналу Musician: "Я панк из Флориды, уличный мальчишка. На улицах, где я родился, панками считают умников. Может, я и умник, только мне на это наплевать! Панк — это не оскорбление. Его уважают, потому что он может постоять за себя, кишка у него не тонка. Он не имеет ничего общего с панк-движением Англии, где протыкают себе носы иголками. В течение десяти лет я называл свою музыку "панк-джазом", пока эта музыка не появилась в Англии". По иронии судьбы приятель великого басиста Стэнли Кларк (Stanley Clarke) однажды назвал Пасториуса "Сидом Вишесом джаза", обречённого басиста SEX PISTOLS, главной панк-группы Великобритании.

Яркая, дерзкая манера, с которой Жако держался на сцене, то, как его энергетика наполняла зал, то, как мощно и изобретательно он играл на своём инструменте, — всё это подпитывало миф о нём.

Что же послужило причиной деградации? Как мог блестящий артист, любящий отец, верный друг, душевный человек превратиться в обитателя трущоб? Длинный ответ столь же сложен, как и сам человеческий мозг. Краткий же прост: наркотики, алкоголь и стремление торопить жизнь. Те же катализаторы приблизили смерть и других гениев – Чарли Паркера (Charlie Parker), Джими Хендрикса, Чарли Крисчиена (Charlie Christian) и Билли Холидей (Billie Holiday).

Но если копнуть глубже, выйти за рамки стереотипов, найдется миллион причин падения Жако: не нашедшая выхода злость на родителей за их ранний развод, чувство вины за браки, распавшиеся из-за него самого, тоска по покинувшим его детям — всё это вкупе с тем, что ему постоянно приходилось расплачиваться за эти "грехи".
Он постоянно чувствовал напряжение от необходимости удерживать звание "Самого великого" и боялся, что у него кончатся новые идеи. Он люто ненавидел орды "копировщиков Жако", которые "сняли" его технику, "слизнули" его голос и играли концерты, когда владельцы клубов отвернулись от него. У него были проблемы с кокаином и алкоголем, но самым тяжким бременем была его болезнь, маниакальная депрессия, из-за чего он был вспыльчив и часто терял контроль над собой.

В конце концов его нелепое поведение на улицах Grееn Village и Fort Lauderdale было криком о помощи, о внутренних страданиях. В ярости он терял самообладание, но не существовало такой системы психологической поддержки, которая могла помочь ему хотя бы советом. Даже семья и друзья были не силах что-то изменить.
"Были люди, трепетавшие перед ним и желавшие помочь ему, — сказал Бобби Коломби (Bobby Colomby), ударник и продюсер, который "открыл" Жако и продюсировал его дебютный альбом. — Но что-то в его психике, что-то внутри не позволяло ему быть счастливым. Этот человек страдал от душевного расстройства, и отказ от помощи был ещё одним проявлением болезни. Если кто-то чихает или кашляет, если у кого-то простуда, то мы все его жалеем, сочувствуем. Если у кого-то опухоль, мы соболезнуем. Но если у кого-то душевное расстройство, мы называем его "психом". Мы не реагируем на это должным образом. Мы до конца не понимаем, что это болезнь. Болезнь, которая приводит к трагическим результатам".

Он родился в семье Джека Пасториуса (Jack Pastorius), ударника и вокалиста, игравшего в составе биг бенда, и Стефани Катерин Хаапала Пасториус (Stephanie Katherine Haapala Pastorius). Жако был старшим из трёх детей. В его жилах текла кровь финнов, немцев, шведов и ирландцев.

Жако любил бейсбол и часто с отцом смотрел игры. Родители начали называть сына "Жоко" (“Jocko”) по имени одного из арбитров Жоко Конлана (Jocko Conlan). Как-то соседский паренёк Алекс Даркуи (Alex Darqui), француз по происхождению, передал Жако записку, в которой написал его имя на французский манер "Жако" (“Jaco”). Пасториусу этот вариант понравился больше. У Пасториуса было и другое прозвище – "Маугли" ("Mowgli"). Так называл его младший брат Грегори (Gregory) по имени героя детской книги The Jungle Book, написанной Рудьярдом Киплингом (Rudyard Kipling). Позднее Пасториус назовёт свою издательскую компанию Mowgli Music.
Когда ему исполнилось почти 8 лет семья перебралась в Oakland Park, Florida, (возле Fort Lauderdale). Его отец поощрял сына к выбору карьеры музыканта и поэтому Жако с 12 лет начал изучать барабаны. Первую ударную установку он купил за собственные деньги, заработанные доставкой почты. Начальные классы он закончил в католической школе St. Clement's и был мальчиком-прислужником в церкви. Другим увлечением Жако был спорт – он играл в футбол, баскетбол и бейсбол. В 1964 он участвовал в футбольной молодёжной лиге. В результате перелома руки, полученной во время одной из игр и неправильного срастания костей Пасториус был вынужден оставить ударные. Он начинает изучать гитару, саксофон и фортепиано. В 15 лет Пасториуса ещё раз прооперировали. Свой выбор, в конце концов, он остановил на бас-гитаре.

Старшие классы он заканчивал в Northeast High в Oakland Park, Florida. В этой школе вместе с Джоном Капуто (John Caputo) и Дином Ноэлем (Dean Noel) он создал группу The Sonics (не путать с одноимённым коллективом из Сиэтла). В 1966 в старших классах он ещё играл на ударных, когда присоединился к группе Las Olas Brass, исполнявшей музыку соул. Вскоре в группу пришёл более техничный ударник Рич Френкс (Rich Franks) и одновременно бас гитарист Давид Ноебауэр (David Neubauer) заявил о своём желании уйти из группы. Хотя Жако к тому времени ещё не был бас гитаристом, он воспользовался случаем. Снова за свои деньги в ломбарде он купил себе бас гитару и начал осваивать инструмент.

В 1968 он не умел читать ноты с листа, но это не помешало ему одолжить у приятеля Боба Bob Bobbing магнитофон и записать свою версию композиции “The Chicken” (Pee-Wee Ellis). Жако сыграл на всех инструментах на записи, которую сделал методом наложения. Он отправил её вдове [[John Coltrane]] [[Alice Coltrane]]. В ответ он получил ободряюще хвалебное письмо. Впоследствии композиция “The Chicken” стала любимейшей темой, которую Жако любил исполнять на концертах. Проявляя интерес к джазу, Жако даже приобрёл контрабас и пробовал играть на нём, хотя с инструментом было нелегко передвигаться. Но влажный климат Флориды не подошёл контрабасу. Вскоре Жако заметил, что инструмент начал портиться и ему пришлось поменять его на бас гитару Fender Jazz Bass. Хотя позже он был известен тем, что его безладовая бас гитара обладала тоном и звучала как контрабас.

В этот же период он повстречал девушку по имени Tracy Lee, которая стала его первой женой.

После Las Olas Brass Жако играет в R&B трио под названием Woodchuck. В этом коллективе его игра стала более уверенной. Его младший брат Rory вспоминал о переменах с Жако, который приближался к своему 18-летию, на страницах книги "Jaco: The Extraordinary and Tragic Life of Jaco Pastorius", написанной Билл Милковски (Bill Milkowski): “Он посмотрел мне в глаза и сказал, очень серьёзно: "Рори, братишка, я лучший басист на земле". Я смотрел в его глаза и сказал: "Я знаю". Хотя Жако был достаточно уверен в себе, в то же время он был очень самокритичен. Позднее он как-то сказал: "Я на басу всего лишь очень плохо имитирую Джерри Джеммотта (Jerry Jemmott) …”

В дни его выступлений в составе Woodchuck, в его жизни произошли важные перемены – он стал мужем и отцом. С Трэйси он расписался в августе 1970 и в декабре у них родилась дочь Mary, через 8 дней после того, как папе исполнилось 19. Он нашёл работу на круизном судне, и вся семья отправилась с ним в путешествие на Карибские острова. Вскоре поступило предложение от организаторов ревю Tommy Strand & the Upper Hand. Его мастерство продолжало расти и вскоре он становится участником следующего местного коллектива: Wayne Cochran and the C.C. Riders.

В R&B группе белого исполнителя соул Кохрана он провёл 5 месяцев, и всё это время жена и дочь путешествовали с ним в гастрольном автобусе. В то время он не пил и не употреблял наркотики и практически всё время проводил с бас гитарой в руках. К 1972 он научился читать с листа. Участник группы Чарли Брент (Charlie Brent) дал Жако несколько уроков по аранжировке музыки. Всего через три дня после этого, вспоминал Брент, Жако пришёл с готовыми новыми аранжировками для группы, и потом они долго говорили о его аранжировках. "Это было удивительно, — вспоминал Брент. – Его талант расцветал прямо на наших глазах".

Очень скоро он становится местной известностью, аккомпанируя приезжающим с гастролями исполнителям поп и соул музыки. Его репутация распространяется за пределы родного штата, благодаря работе с группами Temptations и Supremes.

По мере совершенствования своей техники, Жако начал экспериментировать с безладовым басом. В начале 70-ых с помощью ножа для масла он отсоединил планочки ладов на своём Фендере и сделал его безладовым, а места, где были планочки, залил эпоксидной смолой. Эту бас гитару, на которой он сделал свои первые записи, он назвал "Bass of Doom".

После работы с Кохраном он вернулся во Флориду. Жако играет в составе Peter Graves Orchestra, устанавливает дружеские отношения с саксофонистом и трубачом Айра Салливан (Ira Sullivan), знакомится и начинает играть с джазовым гитаристом Пэтом Метини (Pat Metheny). Жако играет джаз с группой Салливана и звучание его квартета — джазовое, но с влиянием фанка и р-н-б – привлекает всё большее количество поклонников. Группа исполняет и композиции Жако, которые, как, к примеру, “Continuum”, войдут в его первый сольный альбом.

В 1973 у Жако и Трэйси появляется ещё один ребёнок – Джон Фрэнсис Пасториус (John Francis Pastorius IV), и той зимой 1973 Жако устанавливает отношения с пианистом Полом Блэем (Paul Bley). Позднее Жако отправляется в студию и делает демо записи песен, которые войдут в его сольный альбом.

В 1974 Жако, Пэт Метини (Pat Metheny), Пол Блэй (Paul Bley) и ударник Брюс Дитмас (Bruce Ditmas) записывают альбом, который получает название JACO. Во время поездки в знаменитый Berklee College of Music в Бостоне Жако показывает студентам, как ему удалось добиться на бас гитаре звучания контрабаса. Он даже начинает преподавать технику игры на басу в качестве инструктора на факультете джаза в University of Miami, который тогда возглавлял Билл Ли (Bill Lee), отец знаменитого басиста Уилл Ли (Will Lee), известного своей работой в составе группы в вечернем телевизионном шоу, которое вёл Давид Леттерман (David Letterman).

Но в целом Жако не очень нравилась преподавательская деятельность. В 1975 Бобби Коломби (Bobby Colomby), барабанщик и лидер группы Blood, Sweat And Tears, выступал в Fort Lauderdale. На пляже он познакомился с Трэйси Пасториус (Tracy Pastorius), которая сказала, что она жена лучшего бас гитариста в мире. Коломби как раз искал музыкантов для джазового подразделения Columbia Records — лейбла Epic Records и решил посмотреть на Жако в деле. Он был настолько впечатлён его мастерством, что сразу же предложил ему контракт на запись первого альбома. Жако подписал контракт в сентябре 1975 и месяц спустя был записан диск Jaco Pastorius.

Альбом продемонстрировал способность Жако играть в разных стилях – от латина джаза до р-н-б и фанка. В работе над альбомом приняли участие Херби Хэнкок (Herbie Hancock), Уэйн Шортер (Wayne Shorter), Давид Сэнборн (David Sanborn), Ленни Уайт (Lenny White), Дон Элиас (Don Alias) и Майкл Брекер (Michael Brecker). Для записи даже воссоединился легендарный р-н-б дуэт Sam & Dave, который исполнил вокальные партии в композиции “Come On, Come Over". Композицию “Portrait of Tracy” Жако исполнил соло, продемонстрировав экстраординарное использование гармоник. После записи альбома Жако совершил набег в лагерь рок музыки после встречи с британским музыкантом Айаном Хантером (Ian Hunter) из группы Mott the Hoople, и исполнил часть басовых партий на сольном альбоме Хантера ALL-AMERICAN ALIEN BOY, который, как и сольный дебют Жако, вышел в 1976. Кроме того, в конце 1975 Пэт Метини (Pat Metheny) пригласил Жако (вместе с ударником Бобом Моузесом (Bob Moses) для работы над своим первым альбомом для ECM Records BRIGHT SIZE LIFE.

Первая встреча Пасториуса с Джо Завинул (Joe Zawinul) произошла в Майами, где он выступал со своей группой Weather Report. После концерта Завинул стоял возле клуба, когда к нему подошел "такой тощий паренёк в безумной одежде и с длинными волосами". Они поговорили о концерте и Жако сказал, что в общем-то всё было неплохо, но он ожидал большего. И представился, как "величайший басист в мире". Первая реакция Завинула была предсказуема. Он сказал: "Убирайся отсюда подальше!" Но Жако был настойчив, и Завинул оценил то, как он себя держал. "Он мне как бы напомнил меня самого, нахального юнца. Когда Кэнноболл Эддерли (Cannonball Adderley) взял меня в ансамбль, я ходил и всем говорил: "Я самый крутой!"

И Завинул согласился прослушать демозапись. На следующее утро Пасториус принёс в его гостиницу кассету. Хотя маэстро понравилось услышанное, он объяснил, что у группы уже есть замечательный басист в лице Альфонсо Джонсон (Alphonso Johnson). Жако ушёл удручённый, но поддерживал связь с Завинулом в течение следующих месяцев, присылая ему письма и кассеты. Завинул вспоминает, что особенно его впечатлял почерк Пасториуса: "Он был очень красивый и витиеватый, как в партитурах времён Моцарта. Мне также нравилось, что он сообразительный мальчишка, серьёзно интересующийся музыкой".

В Нью-Йорке, где музыкант записывал сольный альбом, он без стеснения обращался к своим кумирам. Гитарист Джон Аберкромби (John Abercrombie) вспоминает: "Он был весьма агрессивной личностью. Он стучался во все двери. Он пришёл домой к Китом Джарреттом (Keith Jarrett) и сыграл на басу. Он пришёл в дом к Тони Уилльямс (Tony Williams). Он поехал в Вудсток и познакомился с Джеком ДеДжонеттом (Jack DeJohnette). Ему просто невозможно было отказать. Жажда "джема" у него была неутолима. Он пришёл ко мне на чердак, и мы играли несколько часов — словно кричали друг на друга посредством наших инструментов".

Скрипач Михаль Урбаняк (Michal Urbaniak) вспоминает, как его представили Жако: "Однажды вечером я пришёл в клуб Bottom Line, и его хозяин Алан Пеппер сказал мне: "Я хочу, чтобы ты познакомился с этим пареньком из Флориды. Он отличный басист". И я увидел Жако, сидящего в зале с бас-гитарой. Мы поговорили, а после представления он пришёл в мою квартиру на 57 Авеню. Закончилось тем, что он проспал у меня на диване почти неделю".

Но самая важная стадия в карьере Пасториуса начинается в 1976 с момента присоединения к Weather Report. В январе 1976 Альфонсо Джонсон (Alphonso Johnson) объявил, что уходит из Weather Report, чтобы организовать новый состав с ударником Билли Кобэм (Billy Cobham) и клавишником Джорджем Дюком (George Duke). На момент ухода Джонсона Weather Report закончили всего лишь половину нового альбома. "Сначала я не знал, кем его заменить, — говорит Завинул. — А затем я вспомнил этого паренька, Пасториуса. Он как раз прислал мне черновой микс своего сольного альбома, и я просто обалдел от него, особенно от песни "Continuum". Поэтому я позвонил Жако и первым делом спросил: "Эй, парнишка, на бас-гитаре ты тоже играешь?" Он извлекал такой тёплый, богатый звук из безладового "Фендера", что я перепутал его с контрабасом".

Завинул и саксофонист ансамбля Уэн Шортер (Wayne Shorter) договорились, что Жако запишет тему "Cannonball", дань памяти Кэннонболлом Эддерли (Cannonball Adderley), который умер летом 1975: "Кэннонболл тоже из Флориды, и мне хотелось получить флоридский звук именно в этой вещи. Плюс, я помнил, что Жако любит музыку Кэннонболл Эддерли (Cannonball Adderley), и подумал, что он то нам и нужен. Прослушивание сразу перешло в студийную запись. Мы поговорили с Уэйном и решили, что этот парень играть умеет".

Помимо записи композиции "Cannonball" Жако предоставил для альбома свою мелодию. "Barbary Coast" — это медленная фанковая тема, построенная на отточенном басовом пассаже с приглушенными струнами. Завинул вспоминает: "Сначала мне вещь не очень понравилась. Уж слишком она напоминала Хорес Силвер (Horace Silver). Но мы немножко поработали, и у нас возник хороший драйв. И уж, конечно, эта вещь стала визитной карточкой Жако".

"Barbary Coast" начинается со звука поезда, летящего по рельсам. Его гудок затихает вдали. Этот звук глубоко символичен для тех, кто вырос в Форт Лодердейле рядом с железной дорогой, параллельной шоссе Dixie Highway. Мальчиком Жако часами бродил по рельсам, мечтая о странах, где сможет побывать. По иронии судьбы, именно эти рельсы проходят рядом с моргом Kalis Funeral Home в Форт Лодердейле. Именно там 24 сентября 1987 очутился Жако Пасториус.

Официально Жако стал членом группы Weather Report 1 апреля 1976. Его ритм-н-блюзовое ощущение кардинально изменило концепцию ансамбля и помогло вывести его на новый уровень популярности. Зэвинул считает: "С Альфонсо на басу Weather Report была мощной группой. Но Жако словно жил в другой Вселенной. Он так отличался от басистов своего времени! В нём было что-то магическое, как некогда в Джими Хендриксе. Он был зажигательным исполнителем и великим музыкантом. Именно благодаря ему к нам на концерты стала приходить белая молодежь. До прихода Жако нас воспринимали как ансамбль эзотерического джаза. Мы были популярны в колледжах, но с Жако мы стали собирать большие концертные залы. Для этих ребят Жако стал народным героем Америки".

В игре Жако был интуитивный упор на драйв, который он довёл до совершенства за десять месяцев гастролей с Waynе Cochran & С.С.RIDERS. Чувствовалось, как мощные пассажи Жако, состоящие из шестнадцатых нот, подстегивали группу, бросали вызов солистам, в то же время поддерживая железный ритм. Ясность его идей и скорость исполнения поражала слушателей. Журнал Musician отмечал: "Жако Пасториус, один из самых оригинальных и вдохновенных музыкантов десятилетия, может выполнять ритмико-гармонико-мелодические функции Мирослав Витуш (Miroslav Vitous), при этом удерживая фанк".

Экстраверт от природы, Жако прекрасно сознавал, что значит "шоу" — это он унаследовал от весельчака-отца. Внимание любопытных привлекала его внешность флоридского хиппи — мешковатые пляжные штаны, крашеная футболка, бандана или бейсболка поверх волос, спадающих до плеч — и отвязные сценические трюки.

Одним из его любимых фокусов была детская присыпка. Он покрывал ею пол, чтобы ездить по сцене с легкостью молодого Джеймза Брауна. Один из техников Weather Report вспоминает: "0н никогда не выходил на сцену без этого порошка. А если он кончался, то посылал меня в ближайший магазин и не начинал представления, пока я не вернусь".

Питер Эрскайн (Peter Erskine) живо припоминает знакомство с этой "фенькой" Пасториуса: "Был мой первый концерт с Weather Report. На настройке звука техники покрыли сцену детской присыпкой. Я спросил: "Это ещё зачем?" Жако поднёс палец к губам, словно это был секрет. Он посмотрел на меня, улыбаясь, и сказал: "Увидишь". Мы открывали концерт темой Wayne Shorter "Elegant People". Как раз перед фанковым куском Жако подошёл ко мне и заорал: "Смотри сюда!" И начал двигаться как Джеймс Браун, скользя по сцене на одной ноге, как по льду на коньках. Я не мог поверить. Так это здорово смотрелось, я просто засмеялся. И всё это время он без всяких усилий играл чумовой фанк на басу. Он смотрел на меня и улыбался. О таком приёме я и не мечтал".
Играя, Жако не упускал возможности солировать, отдавая дань уважения своим героям. Это "Purple Haze" и "Third Stone from the Sun" Джими Хендрикса, "Donna Lee" Бёрда, "Funky Broadway" Wilson Pickett, "Dear Prudence" и "Blackbird" The Beatles. Такой смесью музыкальных стилей Жако не только развлекал публику, он наводил мосты между лагерями поклонников рока и джаза — и кто-то открывал для себя новую музыку. Белые подростки приходили на концерты Weather Report, где Жако подбрасывал свою бас-гитару, как Пит Тауншенд (Реte Townshend) из группы The Who, и, встав на свой усилитель, делал обратное сальто. А уходили они, узнав про (Charlie Parker) и (John Coltrane).

Несмотря на то, что некоторые критики не принимали Жако, считая, что он бессовестно "работает на публику", никто не мог отрицать его игры. С выходом летом 1976 его дебютного альбома и очередной пластинки Weather Report BLACK MARKET Пасториус стал маяком нового поколения, заслужив репутацию исполнителя, который единолично изменил роль электрического баса. Легкость, с которой он играл, не имела аналогов в короткой (25-летней) истории инструмента. Его ритм был безупречен, выносливость — поразительной, а по мелодической изобретательности он превзошёл таких пионеров бас-гитары, как Монк Монтгомери (Monk Montgomery), Джеймс Джемерсон (James Jamerson), Дак Данн (Duck Dunn) и Джерри Джеммотт (Jerry Jemmott). А творческое использование Жако флажолетов было попросту революционным.

Как отмечает Марк Гридли (Mark Gridley) в своей книге "Джазовые стили: история и анализ", Жако мог не просто копировать все джазовые стили: "У него убедительный блуждающий бас в "Crazy About Jazz" из одиннадцатого альбома Weather Report. Он не повторяется и как Скотт ЛаФаро (Scott LaFaro) хорошо взаимодействует с другими музыкантами ("Dara Factor One" с той же пластинки и "Dream Clock" из альбома NIGHT PASSAGE). Он прирождённый фанк-музыкант, дающий нужный ритм соул-дуэту Sam & Dave на его сольном альбоме, а также танцевальное ощущение в темах Weather Report "Barbary Coast" (BLACK MARKET), "Palladium" (HEAVY WEATHER) и "River People" (MR. GONE).

Басисты во всем мире сразу услышали "голос" Пасториуса. В то время Стэнли Кларк (Stanley Clarke) являл собой стандарт игры на бас-гитаре слэпом, который придумали Ларри Грэхем (Lаrrу Graham) и Луи Джонсон (Louis Johnson). И вдруг появился Жако с абсолютно новым подходом. Он распахнул двери для целого поколения басистов, вдохновляя их осваивать новое звучание и совершенствовать технику игры.

Марк Иган (Mark Egan) вспоминает эти дни: "Меня впечатляла игра Стенли Кларка (Stanley Clarke) в группе Return To Forever. Но подход Жако был более передовым с точки зрения гармонии, к тому же он играл с убийственной сосредоточенностью и с таким чувством! Именно этому я у него научился — играя с ним, просто находясь с ним в одном помещении".

Завинул и Шортер были его наставниками, и Жако особенно близко сдружился со своими партнерами по ритм-секции Weather Report — барабанщиком Алексом Акуна (Alex Acuna) и перкуссионистом Маноло Бадрена (Manolo Badrena). "Играть с Жако было настоящим удовольствием, — говорил о своём бывшем товарище Акуна. — Его ритмы были настолько мощными, а звук настолько уникальным, настолько свежим! Словно находишься в пустыне, тебе жарко, тебя мучает жажда — и вдруг кто-то подходит и предлагает стакан холодного искрящегося лимонада".

Помимо Weather Report Пасториус играл на дебютной пластинке гитариста Эл ДиМеола (Al DiMeola) LAND OF THE MIDNIGHT SUN и на альбомах HEJIRA (1976) и DON JUAN’S RECKLESS DAUGHTER (1977) Джони Митчелл (Joni Mitchell), где выступил в роли скромного аккомпаниатора. Здесь его игра отличается продуманной сдержанностью и нежной лиричностью в таких композициях, как "Black Crow", и в заглавной композиции. В песне "Refuge of the Roads" он достиг жуткого сходства басового звука с вокалом, которое не уступает песне Завинула "A Remark You Made".

Молодому Пасториусу не пришлось долго доказывать свою необходимость для группы Weather Report. Для следующей пластинки HEAVY WEATHER он не только написал две композиции — "Havona" и "Teen Town", но и наряду с Завинулом стал со-продюсером. "Так мы оценили его работу и его вклад, — говорит Джо. — Жако внёс огромный вклад в альбом. Я никогда никого не хвалю, если хвалить не за что. Пока мы писали альбом, каждый из нас в своей области старался, как мог. Уэйн, например, в студии чувствует себя не в своей тарелке. Он провёл там много времени, но работу с пультом он оставлял нам. А у Жако как раз было хорошее знание микшерского пульта. Я хорошо знаю музыку, а Жако разбирался в том, как и когда добавить реверберации, и как добиться хорошего звука ударных. И из-за того, что он сидел за пультом, на альбоме хорошо слышен бас.

У него был очень тонкий слух. Он чётко слышал все партии, и мы бок о бок работали за пультом в 20 пальцев. Это было, как вы понимаете, до появления автоматизированных пультов. Даже после того, как все расходились по домам, он сидел со звукоинженером и делал миксы".

Альбом HEAVY WEATHER имел феноменальный успех. Его продажа значительно превзошла BLACK MARKET. Сначала альбом стал золотым (продано 500.000 экземпляров) и переиздавался на компакт-дисках в серии Columbia Legacy. Многие слушатели стали поклонниками Weather Report, услышав "Birdland", композицию Завинула. Она написана по воспоминаниям маэстро о выступлении в одноименном джазовом клубе оркестра Каунт Бэйси (Count Basie) в 50-х годах. Эта тема с риффовым рисунком появилась в радиоэфире в 1977 и привела в мир джаза многих приверженцев рока и поп-музыки. Она была популярна в дискотеках, а затем её сделали биг бенд Мэйнард Фэргюсон (Maynard Ferguson) и вокальная группа Manhattan Transfer.

Другой сильной композицией на диске HEAVY WEATHER была "A Remark You Made" — запоминающаяся баллада, которую Завинул написал специально для поющего безладового баса Пасториуса. Джо объясняет: "У этого парня был звук, для которого было так легко писать, особенно баллады! У Альфонсо тоже было много сильных сторон, но с точки зрения звука он находился в другой категории. То, что я писал для Жако, я никогда бы не написал для Альфонсо".

Завинул часто называл Пасториуса "катализатором" за его способность зажечь всех на записи или на концерте. "Когда он стал членом группы, он был просто заводным юношей, — говорит Джо. — Уэйну и мне уже стукнуло по сорок, а этот парень Жако своей энергией заставил почувствовать нас по-прежнему молодыми. Его силы были неистощимы. Никогда в жизни не видел такого выносливого басиста. Он мог играть партии шестнадцатыми нотами в сверхбыстрых темпах без устали, не замедляя и не запинаясь. Была такая вещь "Volcano For Hire", которая полностью состоит из взрывных шестнадцатых. Он её делал на каждом концерте — и так "вставлял"! Он всегда был готов, всегда подстёгивал группу. И мы старались изо всех сил, приходилось тянуться. Каждой группе нужна, как я называю, "боеголовка" — движущая сила, мотор. В нашей группе таким заводилой был Жако".

К 1978 Жако Пасториус поднялся до мировых высот. И критики, и слушатели журнала Downbeat назвали его "№ 1" в категории "Электрический бас". Альбом MR. GONE (1978), хоть в целом и не повторил успеха предыдущего, по выходу тоже стал золотым. Музыканты и фанаты во всем мире воспевали ему хвалу. Но, когда Жако сел на трон империи баса, его личная жизнь стала разваливаться на глазах… Тгасу подала на развод в конце 1978, и в конце концов получила право на воспитание детей и владение домом. Горечь и злость переполняли Жако. Он стал пить и употреблять кокаин, а это лишь усиливало депрессию.

Жако становился все большим фаталистом. Завинул вспоминает: "После концерта в Барселоне мы поехали в гостиницу. Был уже поздний вечер, и мы с Жако сидели на скамейке у выхода из гостиницы, немного выпивали и разговаривали о философах — Шопенгауэре, Спинозе, Ницше. Вдруг он посмотрел на меня и сказал: "3наешь, что? Не доживу я до тридцати пяти!" Я ему говорю: "Какого черта? Ты молодой парень, у тебя есть в жизни всё. Да делай то, что делаешь, и доживёшь до 105 лет, верно!" Странно и страшно было услыхать такое ни с того, ни с сего".

Летом 1978 Питер Эрскайн (Peter Erskine) заменил ударника Weather Report Алекс Акуна (Alex Acuna). Эрскин и Жако крепко сдружились, став прочной стяжкой в ритм-секции. Питер говорит: "По сути дела в группу меня притащил Жако, и я буду за это ему всю жизнь благодарен. Он порекомендовал меня, послушав всего один раз в оркестре Мэйнард Фергюсон (Maynard Ferguson) в 1977. Не видев, меня сразу взяли в японское турне". В турне Эрскин заметил, что Пасториус уже не тот семейный человек, каким он его помнил по первой встрече: "Он стал завсегдатаем всех вечеринок. Между Джо и Жако разгорелось некое мачо-соревнование: кто кого перепьет. Тогда Жако начал служить другой музе. Он стал меняться".

В феврале 1979 Weather Report поехали в Гавану для участия в историческом Havana Jam. Это были первые концерты американцев на Кубе за 20 лет. Фестиваль, продолжавшийся 3 дня, спонсировала компания Columbia Records. Он проходил в театре Карла Маркса, и в нём выступали почти все звёзды CBS – Билли Джоэл (Billy Joel), Стефен Стиллс (Stephen Stills), Крис Кристофферсон (Kris Kristofferson), джазовый ансамбль в составе: Стен Гетц (Stan Getz), Бобби Хатчерсон (Bobby Hutcherson), Декстер Гордон (Dexter Gordon), Тони Уилльямсон (Tony Williams) и Вуди Шоу (Woody Shaw).

Помимо Weather Report Пасториус также выступал с гитаристом Джоном МакЛафлином (John McLaughlin) и ударником Тони Уилльямс (Tony Williams), который играл в некоторых песнях на альбоме MR. GONE. Их называли “Trio of Doom” (Трио обречённых), они играли сумасшедшую полную энергии музыку. Такой состав должен был стать запредельным фьюжн-трио, но безумства Жако на сцене и за её пределами всё портили.

МакЛафлин вспоминает: "Как жаль! Тони, Жако и я репетировали в Нью-Йорке, и, Бог мой, какое это было трио! Какое было удовольствие играть! После одной репетиции мы записали одну песню с Джони Митчелл (Joni Mitchell). Потом меня и Тони стёрли, очень жаль. Но мы репетировали, и Trio Of Doom поехало в Гавану с большими надеждами.

Мы начали выступление с моей вещи "Dark Prince", быстрого блюза с альтерированными заменами в до-миноре. В ней можно было хорошо импровизировать, но Жако плюнул на музыку, отошёл к комбику, врубил громкость на 11 и заиграл что-то в ля-мажоре поперёк нас. Я посмотрел на Тони: что, чёрт возьми, происходит? Это было совсем не похоже на репетиции. Так же он поступил с песней Тони. А затем он вышел к зрителям и проделал полный набор своих сценических трюков. Это было фиаско. А он сошёл со сцены со словами: "Вот какую хреновину надо играть!" Я сказал ему: "Никогда в жизни мне не было так стыдно стоять с кем-то на одной сцене. Это — самая хреновая игра, которую мне довелось слышать. Чтоб я твою физиономию не видел. Как минимум неделю". Я был очень зол на него. Тони тоже злился, но ничего не сказал. Его Жако довёл позже. Мы пошли в студию попробовать что-то записать, и там они сильно поругались. Жако вёл себя отвратительно. Тони всё это надоело. Он выскочил из-за установки, расшвырял барабаны и вышел из студии. Это вконец добило Жако".

Эрскин говорит, что в Гаване он впервые увидел, как Жако потерял контроль: "Выступление Trio Of Doom было катастрофой — ко всеобщему стыду и разочарованию. После выступления Тони и Джон не чувствовали ничего, кроме отвращения. В ответ Жако прыгнул с балкона театра в океан, прямо на опасные скалы. На этих концертах все много пили. Особенно кубинский напиток мохито. Это что-то вроде коктейля из рома с лимоном. В какой-то момент Завинулу пришлось спасать Жако, когда тот начал издеваться над одним парнем из пуэрториканской группы. Жако начал придираться к цвету кожи, и Джо вступился, чтобы избежать драки. Всё это приходилось делать Джо каждый раз, когда музыканты наших групп встречались".

В том же 1979 году группа Weather Report выпустила двойной альбом 8:30, записав материал того мирового турне. В личной жизни произошли перемены – в июле он женился на своей подружке Ингрид Хорн-Мюллер (Ingrid Horn-Müller). Затем Жако отправился с Джони Митчелл (Joni Mitchell) в её турне с программой диска SHADOWS AND LIGHT. В её ансамбль входили гитарист Пэт Матини (Pat Metheny), саксофонист Майкл Брекер (Michael Brecker), клавишник Лайл Мэйс (Lyle Mays) и ударник Дон Элиас (Don Alias). Планировалось участие Уэйна Шортера (Wayne Shorter), но в его контракте была оговорка, что два участника группы не могут появляться одновременно в проектах, не связанных с группой Weather Report, поэтому Митчелл пригласила Брекера.

На гастролях с Джони Митчелл (Joni Mitchell) Пасториус солировал каждый вечер. Используя "повтор" на цифровой задержке MXR, он наигрывал остинатный рифф, "закольцовывал" его и на фоне этого повторяющегося риффа играл соло. Во время игры он, разумеется, катался вдоль сцены по детской присыпке. Публика начинала хлопать ему в такт, покуда он выделывал па «а ля Джеймс Браун». По мере ускорения соло Жако врубал встроенный "фазз" своего усилителя Acoustic 360 на полную и окунался в море обратной связи, между делом цитируя из "Third Stone From The Sun" и "The Star-Spangled Banner" Джимми Хендрикса. В кульминационный момент он бросал бас на сцену, и пока звучки всё ещё гудели, забирался на комбик и прыгал на свой инструмент. Иногда он снимал с бас-гитары ремень и в шутку хлестал им инструмент, как Маркиз де Сад. Что Жако выделывал в соло на концертах, можно услышать в вещи "Slang" из альбома 8:30, а посмотреть на видеозаписи турне Джони Митчелл (Joni Mitchell) "Shadows and Light" (Warner Video). Кроме Сан Ра (Sun Ra), в джазе не было никого с подобной театрализацией и такой страстью развлекать публику. А Жако, подмигивая, говорил: "Это всего лишь представление. Мы ведь в шоу-бизнесе".

В конце 1979, добравшись с Weather Report до Берлина, Жако в свободный от выступлений день дал легендарный сольный концерт на бас гитаре.

В 1980 Weather Report выпустили пластинку NIGHT PASSAGE с песней "Three Views of a Secret", трогательной, волнующей балладой, которую Завинул считает лучшим сочинением Пасториуса. Жако, возможно, взял название вещи у Чарли Брента (Charlie Brent), которую тот написал в 1971. Но пьеса Жако совершенно оригинальна и является воплощением всего того, что он достиг в жизни. "Three Views of a Secret" показывает, как Жако развил традиции Чарльза Мингуса (Charles Mingus). Пасториус умел взять простой звук, а затем использовать его по-другому. В его сочинениях достаточно повторов, что делает его пьесы приемлемыми для среднего слушателя, и достаточно композиционного развития, чтобы удовлетворить музыкально развитых зрителей. На NIGHT PASSAGE много "классических" моментов музыканта-виртуоза: сумасшедший, блуждающий бас в быстрой "Fast City", шаффловый в заглавной композиции и его дуэт с перкуссионистом Бобби Томасом в теме "Port of Entry".

Жако подписывает новый сольный контракт, на этот раз с Warner Brothers Records, и в августе 1980 начинает работу над вторым сольным диском. Пасториус собрал квинтет с Майкл Брекер (Michael Brecker) и Боб Минтзер (Bob Mintzer) на саксофонах, Дон Алиас (Don Alias) на перкуссии и Питер Эрскайн (Peter Erskine) на ударных. Первое выступление этого состава состоялось ещё зимой 1980 в джаз-клубе Seventh Avenue South, в котором братья Брекер имели финансовый интерес. Майкл Брекер (Michael Brecker) вспоминает: "Мы не могли рекламировать этот концерт — у Жако были обязательства перед Weather Report. Но клуб был полностью забит. Известие о концерте распространялось исключительно из уст в уста (word of mouth). Именно так Жако получил название для будущих группы и альбома".

Боб Минтзер (Bob Mintzer) вспоминал, что этот концерт был очень свободным, джемовым: "Мы много импровизировали. Я ожидал, что Жако выдаст тщательно расписанные партитуры, но все было наоборот. Никаких нот, да и репетициями наши встречи трудно было назвать. Что очень характерно для Жако. Он относился к концерту так: "Мы потом разберемся!" Он никогда не был против того, чтобы поиск шел прямо на эстраде".

Альбом WORD OF MOUTH вышел летом 1981 и был назван в Японии "Лучшей джазовой записью года". Неожиданно перед самым выходом альбома вылезла компания CBS и заявила, что Жако ей должен один альбом, поскольку он имел контракт с фирмой Epic. Началось перетягивание каната, но в конце концов дело было улажено с оговоркой, что на альбоме не будут перечисляться исполнители, имевшие контракт с CBS: Херби Хэнкок (Herbie Hancock), Хьюберт Лоуз (Hubert Laws), Том Скотт (Tom Scott) и Уэйн Шортер (Wayne Shorter). Ответ Жако был, как всегда, вызывающим: "Если их нельзя поименовать, то никто не будет перечислен". Поэтому на конвертах первых 50 тысяч пластинок WORD OF MOUTH исполнители не были указаны вовсе. А на последующих, как и планировал Жако, разным цветом были указаны все.

Мягко говоря, странное поведение Жако омрачило выступление Weather Report в Японии в 1981. Группа выпустила очередной альбом WEATHER REPORT, который стал последним для Жако в этом коллективе. Ударник Питер Эрскайн (Peter Erskine) высказал предположение, что Жако, возможно, страдает маниакально-депрессивным расстройством.

На свой 30-ый день рождения, 1 декабря 1981, Жако организовал вечеринку в одном из клубов в Fort Lauderdale, пригласив некоторых музыкантов из его проекта Word of Mouth, а также и других именитых артистов, включая Дона Элиаса (Don Alias) и Майкла Брекера (Michael Brecker). Событие было записано его приятелем и инженером звукозаписи Питером Йанилосом (Peter Yianilos), который представил запись как подарок к дню рождения. Записи оставались неизданными вплоть до 1995.

Жако продолжал гастролировать и записываться с Weather Report, но к 1982 его роль в группе существенно снизилась. Не только потому, что он не был указан сопродюсером альбома. Даже при поверхностном прослушивании становится ясно, что Завинул хочет вернуть своё былое влияние на группу. Тонны синтезаторных наложений прямо-таки похоронили в некоторых местах бас Жако, низводя величайшего в мире басиста до простого смертного. Эрскин замечает: "Между Джо и Жако определённо возникла напряжённость. По-моему, Джо устал от прыжков Жако на сцене и его хендриксовских закидонов. А Жако достало играть расписанные по нотам басовые партии. Жако бесился, когда Джо дублировал его бас на синтезаторе. Ему это ОЧЕНЬ не нравилось".

Задушенный, как он говорил, "электронным забоем" Зэвинула, Жако решил уйти. С точки зрения Завинула, "ему было пора уходить. Он хотел возглавить свою собственную группу и больше писать для духовых".

Завинул определяет уход Пасториуса, как дружеское расставание по идейным мотивам. В общем Жако пошёл своим путём, а Завинул — своим.

После ухода из Weather Report Жако стал посвящать себя разным проектам.

В начале 1982 Жако дебютирует со своим биг бендом Word of Mouth. 9 июня у него и Ингрид рождаются близнецы – Джулиус Джозеф (Julius Josef) и Феликс Ксавьер (Felix Xavier). К сожалению, супружеская пара всё больше времени проводит врозь. Жако уезжает в Нью-Йорк, где продолжает выпивать и употреблять наркотики. Его поведение на сцене становится просто диким. Он побрил на лысо свою голову, лицо раскрашивал в чёрный цвет, а во время одного из концертов в Японии швырнул свой бас в воды залива города Хиросима. Записи, сделанные во время японского турне, были выпущены как TWINS I и TWINS II. Для американского рынка они были объединены в альбом INVITATION.

Хотя сам Жако утверждал, что с ним всё в порядке, тем не менее в сентябре он провёл неделю обследований в Coral Ridge Psychiatric Hospital в родном городе Fort Lauderdale. Вскоре после этого он отправляется в очередное турне и его агрессивное поведение на концерте в Италии настраивает против него публику, что приводит к массовым беспорядкам посреди концерта.

В 1983 Word of Mouth записывает следующую работу HOLIDAY FOR PANS. На демозаписи этого альбома не было баса Жако, зато присутствовала музыка, исполненная с помощью стального ударного инструмента, который называется pan. Warner Bros. отказалась выпускать эту запись и даже удалила её из своих каталогов. Вместо HOLIDAY FOR PANS был издана концертная запись под названием INVITATION. Вместе с оркестром Word of Mouth в 1984 Жако совершил очередное беспорядочно сбивчивое выступление на Playboy Jazz Festival в Hollywood Bowl. В один из вечеров он мог стать вдохновенным исполнителем, в другой вечер всё испортить, как это было на выступлении с Word of Mouth или другими артистами. Его перепады настроения постепенно отталкивали всех, кто его знал. В следующем 1985 он развёлся с Ингрид.

Весной 1986 Жако выселили из его апартаментов в Нью-Йорке, и он начал жить на улице. К этому времени знаменитая бас гитара Жако “Bass of Doom” почти полностью была разрушена. Он отправил её на ремонт мастерам Кэвину Кауфману (Kevin Kaufman) и Джиму Хамильтону (Jim Hamilton). Вскоре она была возвращена ему в рабочем состоянии, но в Greenwich Village её украли. Жако часто оставлял её без присмотра, когда играл в баскетбол или, когда спал в парках Нью-Йорка. Он больше никогда её не увидит. Бас гитара нашлась лишь в 2007. Сейчас её владельцем является басист группы Metallica Роб Траджилло (Rob Trujillo). Сын Жако Феликс (Felix) сыграл на ней несколько треков на альбоме группы Yellowjackets A RISE IN THE ROAD.

“Мне было немного трудно пройти через это, чисто эмоционально и из-за того, что было вовлечено во всё это". Сказал Пасториус в интервью Уэйну Локвуду (Wayne Lockwood) из The New York Daily News. Траджилло сказал членам семьи, что они могут выкупить бас гитару по той цене, которую он отдал за неё. А пока Траджилло, который стал продюсером документального фильма о Жако, держит бас гитару в сейфе, под замком в подвале своего дома в Северной Калифорнии.

В июле 1986 по настоянию его бывшей супруги и с помощью младшего брата Грегори (Gregory) Жако был помещён в Bellevue Hospital в Нью-Йорке, где ему прописали Tegretol вместо ранее принимаемого Lithium.

Летом 1986, мучимый резкими перепадами настроения, вызванными маниакальной депрессией, которая лишь усиливалась от алкоголя, Жако оттолкнул всех друзей-музыкантов. Им было слишком тяжело уживаться с ним. Весть о непредсказуемом поведении Пасториуса дошла до шишек музыкальной индустрии. И ничто не могло остановить падения Жако. Его неизбежно ждал ужасный конец. Люди, близкие ему, заметили его признаки задолго до смерти. Они наблюдали постепенную деградацию от славы супермузыканта до жалкого бездомного. Они видели, как он клянчил деньги у прохожих, спал в парке на скамейках, как он, "обдолбанный", бродил по улицам, что-то бормоча и провоцируя прохожих.

Те, кто не видел этого лично, узнавали об этом по "беспроволочному телеграфу". Каждую неделю появлялись новые истории и сплетни: как на концерте Жако пьяным играл с лицом, раскрашенным как у воина-индейца, или измазав все тело в грязи; о том, как он упал с балкона в Италии; о том, как он голым ездил в Токио на мотоцикле; о том, как он швырял свою бас-гитару в море; о том, как он громил сцену; о том, как ему выбили зубы во время неприглядной драки в баре. И слухи распространялись, как пожар в лесу, от одного музыкального сообщества к другому.

Некогда негласный король мира джаза, Жако стал персоной нон-грата, нью-йоркским бомжом, клянчившим деньги на пиво. Он часто закладывал свою бас-гитару. Находились друзья, предлагавшие Жако руку помощи, чтобы выбраться из помойки, но не меньше было и тех, кто отворачивался. Одни обходили его, грязного, с красными глазами, просящего деньги на улице. Другие хладнокровно избегали его глаз.

Один его бывший коллега даже сказал: "Просто больно было заставить себя смотреть этому дерьму в лицо, я уже довольно понянчился с ним". Его самыми близкими друзьями стали бродяги и мошенники, собиравшиеся на баскетбольных площадках Четвертой Западной улицы и в парке на Вашингтон-Сквер. Он стал страдать комплексом Cophetua: духовной потребностью в людях низшего класса. Его перестали пускать в большинство клубов — точно так же, как Чарли Паркера (Charlie Parker) и Бада Пауэлла (Bud Powell) на закате их карьеры.

В декабре 1986 он вернулся в Fort Lauderdale, где неделями жил на улицах.

Дело закончилось тем, что "Величайший в мире басист" стал желать себе ужасной смерти. Он напивался до беспамятства и засыпал на железнодорожных рельсах. Он заходил в бар и затевал драку с самым большим и злобным парнем, а затем стоял, держа руки по швам, пока тот делал из его лица отбивную. Похоже, он искал себе палача. И в конце концов нашёл.

11 сентября 1987 он попытался что-то незаметно стянуть со сцены во время концерта Карлоса Сантаны (Carlos Santana), но его заметили и вывели из здания. Тогда он направился в Midnight Bottle Club, располагавшийся в Wilton Manors, Florida. Охрана клуба отказалась пускать его в клуб, от злости Жако начал пинать ногами стеклянные двери клуба и вступил в перепалку с одним из вышибал по имени Люк Хаван (Luc Havan). Всё закончилось дракой, в результате которой Жако был госпитализирован в медицинский центр Broward General со множественными повреждениями лица, травмой правого глаза и левой руки. Он впал в состояние комы. Через несколько дней обширное кровоизлияние мозга привело к смерти.

"Самого великого басиста в мире" не стало 21 сентября 1987, за 10 недель до своего 36-летия. Его похоронили на Our Lady Queen of Heaven Cemetery. Когда стало известно о смерти Жако, все, знавшие его, глубоко вздохнули с чувством, что произошло неизбежное. Гитарист Хирам Баллок (Hiram Bullock) точно выразил то, что почувствовали все: "Я потрясён, но не удивлён". Взлёт и падение Жако Пасториуса, - не просто трагическая легенда об ушедшем гении. Это также и обвинение бесчувственной и бездушной музыкальной индустрии, которая не раз поворачивалась спиной к тем, кто помогал её формированию.

Охранник клуба был обвинён в убийстве второй степени, но позднее обвинение изменили на непредумышленное убийство. Он получил 22 месяца тюрьмы, но за хорошее поведение через 4 месяца вышел на свободу.

Пасториус был одним из самых влиятельных басистов после Чарльза Мингуса (Charles Mingus). Он расширил возможности электрического баса как инструмента мелодической линии, что оказало огромное влияние на многие поколения басистов.

Автор публикации:
Панченко Юлик
← Предыдущая Следующая → 1 2 3 4 Последняя
Показаны 1-12 из 74
По всем вопросам пишите личное сообщение пользователю M0p94ok.
13:57
2337