Поиск

Charlie Parker / Чарли Паркер

Charlie Parker / Чарли Паркер
Также известен как:
Charles Parker, Jr., Yardbird, Bird
Дата рождения (создания):
29 августа 1920
Место рождения (создания):
Kansas City, Kansas, USA
Дата смерти (распада):
12 марта 1955
Место смерти (распада):
New York City, New York, USA
Инструменты:
Лейблы:

Биография:
Один из величайших американских джазовых саксофонистов и композиторов. Паркер стал иконой для движения хипстеров, а позднее и для поколения битников (Beat Generation), персонифицировав образ джазового музыканта как бескомпромиссного артиста, и не просто развлекателя публики, а скорее глубокого интеллектуала. Хотя Паркер родился на самой границе штата Канзас, фактически он вырос на берегах Kaw River в Kansas City штата Missouri. По одной из версий первоначальное его прозвище было 'Yardbird' (Домашняя птица) из-за его склонности к поглощению большого количества жареных цыплят. Позднее оно было сокращено на поэтическое 'Bird' (Птица). Музыканты, которые впервые услышали его альт саксофон, говорили, что для них это было как религиозное откровение. Чарльз Кристофер Паркер (Charles Christopher Parker) изменил лицо джаза и оказал влияние на формирование всей музыки ХХ-го столетия. Многие саксофонисты Канзас-Сити всегда были конкурентоспособными музыкантами. Бен Уэбстер (Ben Webster) и Хершел Эванс (Herschel Evans) оба приехали из Канзаса. Прежде, чем они стали национальными знаменитостями, они неоднократно бросали вызов заезжим звёздам саксофона, приглашая их на "духовые поединки". Именно этот творчески плодотворный дух конкуренции стал эстетической основой музыки Паркера. В конце 20-х живая музыка в Канзас-Сити была слышна в любое время суток. Дело в том, что мэром города с 1928 по 1939 был демократ Том Пендергаст (Tom Pendergast), который на многие запретительные законы смотрел сквозь пальцы. В городе процветали игорные заведения, рестораны, танцзалы и для музыкантов было много работы. Чарли был единственным сыном Чарльза (Charles) и Аделаиды "Эдди" Паркеров (Adelaide "Addie" (Bailey) Parker). Отец часто отсутствовал дома из-за пристрастия к алкоголю. Существует устойчивый миф, повторяемый многими авторитетными изданиями, включая энциклопедию Британника, что вторым христианским именем Паркера было Кристофер (Christopher). В раннем детстве Чарли не выказывал каких-либо музыкальных талантов. Вероятно, отец оказал некоторое влияние на сына, т.к. был пианистом, танцором и певцом в кругах T.O.B.A., хотя позднее начал работать официантом или поваром на железной дороге Пульмана. Его мама, в жилах которой были смешаны афроамериканская кровь и кровь индейцев племени Choctaw, вечерами работала в местном отделении Western Union. Наибольшее влияние на него оказал молодой тромбонист, который объяснил ему основы импровизации. В сентябре 1934 Паркер становится учеником Lincoln High School, в которой пробует свои силы на альт саксофоне в составе школьного оркестра. Одна из историй гласит, что Паркер никогда не получал базовое музыкальное обучение, играл ужасно и поэтому его попросили уйти из оркестра. На самом деле Паркер начал изучать саксофон в 11 лет и к 14 годам неплохо овладел инструментом. В декабре 1935 непосредственно перед тем, как вступить в местный профсоюз музыкантов, Паркер бросает школу. В конце 30-х он много практикует, осваивает мастерство импровизации и разрабатывает некоторые идеи, приведшие позднее к появлению бипопа. Преждевременное выступление в клубе High Hat Club - когда он провалил соло при исполнении "Body & Soul" - приводит к тому, что он в течение трёх месяцев не прикасается к инструменту. Ему не разрешали импровизировать с местными группами из-за слишком быстрого исполнения баллад. Подобная же ситуация возникает и в 1937, когда он и его приятель Джин Рэми (Gene Ramey) пришли в Reno Club, чтобы поиграть с группой Каунта Бейси (Count Basie). Вот что вспоминает Рэми: "Чарли начал хорошо, но вдруг он потерял тональность, которую не смог сразу восстановить, а потом потерял и ритм. Барабанщик Джо Джонс (Jo Jones), который тогда имел довольно хорошую репутацию, просто перестал играть. В ужасающей тишине он снял одну из своих тарелок и швырнул её Паркеру в ноги, как сигнал покинуть сцену. Все засмеялись, а Чарли униженно запаковал свой саксофон и ушёл". На сей раз, Паркер стал настойчиво заниматься. Он разучивает блюзы, композицию "Cherokee" и "ритмические изменения" во всех 12 ключах. Благодаря упорной практике вскоре он становится виртуозом. В одном из интервью с Полом Дезмондом (Paul Desmond) он рассказывал, что в течение 3-4 лет практиковался по 15 часов в день. По слухам, он пробовал играть одну и ту же мелодию в 12 ключах. Этот неподтверждённый факт, возможно, помогает объяснить то, что Паркер часто исполнял мелодии в нетрадиционных тональностях. Ансамбли под управлением Каунта Бейси (Count Basie) и Бенни Мотена (Bennie Moten) были ведущими коллективами Kansas City, и несомненно оказали влияние на становление Паркера. Работа в оркестрах под управлением Томми Дагласа (Tommy Douglas) (1936-37) и Бастера Смита (Buster Smith) (1937-38) даёт ему возможность обрести необходимый опыт. Турне с Джорджем И. Ли (George E. Lee) и инструкции по гармонии от пианиста Керри Пауэлла (Carrie Powell) также приносят свою пользу. Его первый реальный профессиональный прорыв наступает в составе оркестра Джея МакШенна (Jay McShann) в 1938, с которым Паркер делает свою первую запись в 1941. Соло Паркера на "Sepian Bounce", "Jumpin' Blues" и "Lonely Boy Blues" заставляют многих обратить внимание на то, как он свободно обращается с аккордами. Группа проехалась с выступлениями в ночных клубах юго-запада, включая Чикаго и Нью-Йорк. В 1939 Паркер отправляется в Нью-Йорк. Здесь у него иногда получается зарабатывать музыкой, но, чтобы сводить концы с концами, ему за 9 долларов в неделю приходится мыть посуду в Jimmie's Chicken Shack - заведении, в котором то время иногда играл известный пианист Арт Тэйтум (Art Tatum). Позднее стиль Паркера в некотором роде напоминал о влиянии Тэйтума своими ослепительными, высокоскоростными арпеджио и сложным использованием гармонии. Ранняя история бибопа слабо задокументирована в связи с забастовкой, проводившейся американской федерацией музыкантов (American Federation of Musicians) в 1942-1943 годах, и во время которой было сделано крайне мало записей. К тому же правительство США ввело строгие ограничения военного времени (был объявлен запрет на несанкционированные передвижения по территории США, а значит, нельзя было гастролировать, а весь шеллак, из которого делали пластинки, теперь уходил на изготовление автомобильных шин для армии). Эти факторы ускорили распад многих оркестров, а дни оставшихся на плаву были сочтены. В 1942 Паркер уходит от МакШенна и семь месяцев играет в оркестре Эрла Хайнса (Earl Hines). Во время недолгой работы в биг бендах Эрла Хайнса (Earl Hines) и Билли Экстайна (Billy Eckstine) в 1944 Паркер знакомится с Диззи Гиллеспи (Dizzy Gillespie), с которым впоследствии играл в дуэте - другим молодым чернокожим исполнителем с инновационными музыкальными идеями и бунтарскими настроениями. Паркер увозит свой опыт игры в саксофонной секции биг бендов в нью-йоркский район Гарлем. Там в клубах 52-ой Улицы он находит подобие канзасским музыкальным поединкам, особенно в сессиях после основных выступлений (так называемых ‘afterhours’) в клубах Minton's Playhouse и Clark Monroe's Uptown House. Вместе с Диззи, барабанщиками Кенни Кларком (Kenny Clarke) и Максом Роучем (Max Roach), и существенным гармоническим вкладом гитариста Чарли Крисчиана (Charlie Christian) и пианиста Телониуса Монка (Thelonious Monk), он принимает участие в разработке новой музыки. Стремительные темпы и запутанные головоломные соло, исполняемые в унисон, не позволяют менее талантливым музыкантам принять участие в музыкальной революции. Вместо того чтобы создавать ритмическую линию басовым и малым барабанами, Кларк и Роуч задают высокий темп тарелками, используя басовый и малые барабаны для расстановки акцентов, подталкивая тем самым солистов к ещё большим высотам. И Паркер играет на высоте: он создаёт линии своих соло, используя верхние ноты основных последовательностей аккордов 9-го, 11-го и 13-го, тем самым, расширяя гармонический язык джаза. Отношение бибоперов обобщено в знаменитой цитате, по словам пианистки Мэри Лу Уильямс (Mary Lou Williams) приписываемой Монку: "Мы хотели играть музыку, которую они не могли сыграть" – под словом "они" подразумевались либо белые лидеры групп, которые взяли всё под свой контроль и получали основную долю прибыли от свинга, либо нежелательные коллеги-музыканты, которым хотелось поиграть с Паркером, Гиллеспи и другими. Революционеры от джаза выступали на различных площадках на знаменитой 52-й улице, включая клубы Three Deuces и Onyx. В своё время в Нью-Йорке Паркер также многому научился у известного музыкального учителя Мори Дойча (Maury Deutsch). В сентябре 1944 Паркер делает несколько записей как участник небольшого комбо Тини Граймса (Tiny Grimes). К этому времени Паркер входит в число ведущих фигур расцветающей сцены бибопа. Согласно интервью, которое Паркер дал в 1950-х годах, однажды вечером в 1939 он исполнял тему "Cherokee" на джем-сейшине с гитаристом Уильямом Бидди Флитом (William 'Biddy' Fleet), когда ему в голову пришла идея создания своих соло, которая позволила ему сыграть то, что он уже слышал в своей голове какое-то время, опираясь на длинные интервалы аккордов, такие как девятые, одиннадцатые и тринадцатые. Он понял, что 12 полутонов хроматической шкалы можно мелодически исполнять в любом ключе, нарушая некоторые границы более простого джазового соло. В начале своего развития этот новый тип джаза был отвергнут и презираем многими старыми и более известными джазовыми музыкантами, которых бибопперы, в свою очередь, называли "заплесневелыми фигурами". В тоже время некоторые музыканты, такие как Коулман Хокинс (Coleman Hawkins) и Бенни Гудман (Benny Goodman) более позитивно отнеслись к появлению бибопа. Только к 1945 году сотрудничество Паркера с Диззи Гиллеспи (Dizzy Gillespie) начало оказывать существенное влияние на мир джаза. Одна из их первых (и величайших) записей совместного выступления небольшого состава была найдена и выпущена в 2005: это концерт в мэрии Нью-Йорка 22 июня 1945 (теперь доступен на Uptown Records). В 1945 Savoy Records - и другие менее известные лейблы Guild, Manor и Comet - начинают выпускать его записи на пластинках на 78 оборотов, и пресса называет это 'бибопом'. 26 ноября 1945 Паркер возглавляет сессию звукозаписи для лейбла Savoy, которая была как-то названа "величайшей джазовой сессией всех времён". Хотя это конечно же было преувеличением, но на сессиях для Savoy была создана действительно удивительная коллекция записей, даже несмотря на тот факт, что Диззи Гиллеспи (Dizzy Gillespie) сыграл на некоторых треках на фортепиано. В числе треков, записанных во время этих сессий, были "Koko" (основанная на аккордовых последовательностях "Cherokee"), "Now's the Time" (двенадцати тактовый блюз, рифы из которого в 1949 были использованы в танцевальном R&B хите "The Hucklebuck"), "Billie's Bounce" и "Thriving on a Riff". Записи были сделаны под названием Charlie Parker's Reboppers, и в числе сайдменов Паркера были Гиллеспи, трубач Майлс Девис (Miles Davis), басист Кёрли Расселл (Curly Russell) и ударник Макс Роуч (Max Roach). Новая музыка становится национальной причудой. Торговой маркой этой музыки становятся козлиная бородка и берет Диззи. Это была гордая декларация богемного безрассудства чёрного сообщества, которое, из-за нехватки музыкантов в военное время, чувствовало себя особенно уверенным. Удивительный альт Паркера - одновременно быстрый и резкий, блюзовый и радостный - становится определением всего, что было современно и круто. "Koko", "Shaw Nuff", "Now's The Time": композиции, объявившие наступление новой эры. Вскоре после этого группа Паркера/Гиллеспи отправилась в Лос-Анджелес для выступлений в клубе Билли Берга (Billy Berg). Но были и проблемы. Героиновая зависимость Паркера вызывает его беспорядочное поведение, и владелец клуба совсем не в восторге от небольшого количества посетителей в брюках в обтяжку, привлечённых его музыкой (не считая исторического первого вечера его выступлений). Эти выступления нельзя назвать успешными, всё новое всегда с трудом пробивает себе дорогу, но эти сессии всё же помогли распространить весть о появлении новой музыки. Большая часть группы вскоре вернулась в Нью-Йорк. Паркер же решил остаться в Калифорнии, где его само разрушительный стиль жизни лишь усугублял его положение. Ещё в юные годы он подсел на морфин, который ему давали в больнице, куда он попал после автомобильной аварии. За этим последовала героиновая зависимость, которая преследовала его всю последующую жизнь и в конечном итоге привела к ранней смерти. Пагубная привычка приводила к тому, что Паркер пропускал выступления и его часто увольняли. Чтобы находить деньги на наркотик ему приходилось попрошайничать, играя на улицах. Пример Паркера был типичной связью между наркотиками и миром джаза в те времена. В январе 1946 Норман Гранз (Norman Granz) делает Паркеру промоушин для участия в проекте LA Philharmonic. В этот период Паркер превосходно играет, но его поведение становится всё более непредсказуемым и неуправляемым. Его дилер был арестован, героин стало доставать труднее и Паркер начинает много пить, чтобы компенсировать зависимость. Свидетельством его состояния в этот период становятся записи для лейбла Dial, начавшиеся 29 июля 1946 с такими исполнителями, как Ховард МакГи (Howard McGhee), Лаки Томпсон (Lucky Thompson), Уорделл Грей (Wardell Gray) и Додо Мармароса (Dodo Marmarosa). Перед началом записи Паркер выпил около кварты виски. В аннотации к диску BIRD ON DIAL VOLUME 1 написано, что он пропустил первые два такта в композиции "Max is making wax". Когда же он всё-таки вступил, он сильно качнулся и его всё время шатало у микрофона. Пред следующей темой "Lover Man" владелец Dial Росс Расселл (Ross Russell) просто удерживал Паркера прямо перед микрофоном. На последнем треке, записанном тем вечером, Паркер твёрдо исполнил первые восемь тактов, но следующие восемь тактов даются ему с большим трудом, и на записи слышно, как трубач Ховард МакГи (Howard McGhee) в отчаянии кричит Паркеру: "Дуй!". Тем не менее, некоторые, включая Чарльза Мингуса (Charles Mingus), относят записанную тогда версию композиции "Lover Man" к числу величайших, несмотря на недостатки записи. Сам Паркер ненавидел эти записи и не простил продюсеру Россу Расселу (Ross Russell) решение выпустить их. В 1953 Птица перезаписал весь материал для лейбла Verve, на этот раз находясь в хорошем состоянии, но не испытывая того эмоционального состояния, которое слышно на ранних, пусть и проблемных записях. Тем же вечером после печально известной сессии Паркер продолжил употреблять алкоголь в своём номере отеля. Несколько раз он спускался в вестибюль отеля совершенно голым и хотел воспользоваться телефоном. Естественно, каждый раз ему отказывали, и в конце концов менеджер отеля запер его в номере. Ночью его матрас загорелся от непогашенной сигареты, а затем он бегал по вестибюлю отеля в одних носках. Он был арестован и помещён в Государственную психиатрическую больницу Камарилло (Camarillo State Mental Hospital) при тюрьме Лос-Анджелеса (LA County Jail). Он получил шесть месяцев принудительного лечения. Выйдя из госпиталя "чистым" и поправившим здоровье, Паркер записывает две превосходные сессии для Dial, на одной из которых представлен Эрролл Гарнер (Erroll Garner). Пред тем как покинуть Калифорнию, он записывает "Relaxin' at Camarillo" (1947). Вернувшись в Нью-Йорк, он делает ряд превосходных записей для лейблов Savoy и Dial, которые запечатлели его в наилучшей форме. Многие были сделаны в составе его так называемого "классического квинтета", в состав которого входили трубач Майлс Девис (Miles Davis) и ударник Макс Роуч (Max Roach). В ноябре 1947 были сделаны записи нескольких классических композиций, включая "Scrapple From The Apple", "Klact-oveeseds-tene", и серия медленных американских популярных песен, включая "Embraceable You" и "Bird of Paradise" (основанную на "All the Things You Are"). Несмотря на то, что многие композиции, которые несут его имя, основаны на более ранних произведениях из американского песенника, наследие Паркера как автора джазовых стандартов является значительным. К таким произведениям относятся "Anthropology", "Confirmation" и "Yardbird Suite", которые исполняли многие другие музыканты. Как и его соло, его композиции характеризуются длинными сложными мелодическими линиями и минимумом повторений – говоря в общем, сегмент из восьми тактов не будет содержать повторяющихся мотивов или последовательностей. 30 ноября 1949 Норман Гранз (Norman Granz) организовал для Паркера запись альбома баллад со смешанной группой джазменов и камерным оркестром. В число музыкантов вошли Паркер на альт саксофоне; Митч Миллер (Mitch Miller) на гобое и английском рожке; Бронислав Гимпел (Bronislav Gimpel), Макс Холландер (Max Hollander) и Милтон Ламаск (Milton Lamask) на скрипках; Френк Брифф (Frank Brieff) на скрипке; Френк Миллер (Frank Miller) на виолончели; Мейер Роузен (Meyer Rosen) на арфе; Стен Фримен (Stan Freeman) на фортепиано; Рей Браун (Ray Brown) на басу; Бадди Рич (Buddy Rich) на ударных и Джимми Керролл (Jimmy Carroll) в качестве аранжировщика и дирижёра. Шесть композиций, записанных на этой сессии, составили альбом BIRD WITH STRINGS: "Just Friends", "Everything Happens to Me", "April in Paris", "Summertime", "I Didn't Know What Time It Was" и "If I Should Lose You". Звук этих записей уникален в каталоге Птицы. Пышные струнные композиции напоминают музыку Чайковского в их драматической развёртке, а ритм-секция обеспечивает тонкий свинг, поддерживавший импровизации Птицы, прекрасно сочетавшиеся с оркестром. Импровизации Паркера, по сравнению с его предыдущими работами, более дистиллированы и экономичны. Его тон темнее и мягче, чем на записях с небольшими составами, и большинство его линий – скорее просто прекрасно украшали оригинальные мелодии, чем были основанными на гармонических изменениях импровизациями. Он был полон хорошего вкуса и наполнен красноречивыми выражениями. Всё это относится к числу немногих записей, которые Паркер сделал за короткий период, когда он смог контролировать свою привычку к героину, свою трезвость и ясность ума, что было очевидным в его игре. Паркер заявил, что из всех его собственных записей BIRD WITH STRINGS была его любимой. Хотя использование инструментов, присущих классической музыке, с джазовыми музыкантами не было чем-то оригинальным, это была первая крупная работа, в которой композитор бибопа был записан со струнным оркестром. Это стало реализацией давнего желания Паркера выступить со струнной секцией, ведь в своё время он изучал классическую музыку. Современники отмечали, что он всегда интересовался новостями из мира музыки, и в частности его привлекали нововведения Игоря Стравинского (Igor Stravinsky), к тому же Паркер стремился поучаствовать в проекте, подобном тому, что стало известно в музыке как "Третье течение"; новое направление, включавшее в себя как джазовые, так и евро-классические элементы, а не просто струнную группу во время исполнение джазовых стандартов. Когда он записался и сыграл со струнами, некоторые фанаты подумали, что Паркер "продался" и начал потворствовать популярным вкусам. Но время показало, что решение Паркера двинутся в этом направлении всё же, было довольно мудрым: альбом Charlie Parker WITH STRINGS продавался лучше, чем его другие релизы, и его версия "Just Friends" считается одним из лучших его выступлений. В интервью он отмечал, что это его лучшая запись на сегодняшний день. Альбомы WITH STRINGS сейчас выглядят безнадёжно устаревшими, но в своё время они стали коммерчески успешными. Поклонники отмечали, что игра Паркера хоть и была совершенна, но всё же нуждалась в импровизационной искорке, чтобы ему действительно вознестись над эстрадой. Более плодотворное направление развития его творчества предполагал его интерес к музыке Эдгарда Варезе (Edgard Varese), которого он встретил на улицах Манхэттена, но несвоевременная смерть Паркера прервала наметившееся было сотрудничество с авангардным композитором. В 1949 Паркер впервые выезжает за рубеж и выступает на джазовом фестивале в Париже. В ноябре 1950 он посещает Скандинавию. К 1950 большая часть джазового мира находилась под влиянием Паркера. Его соло повсеместно раскладывались на ноты и копировались; легионы саксофонистов подражали его игре нота-в-ноту (в ответ многим имитаторам бывший участник группы Паркера Чарльз Мингус (Charles Mingus) назвал одну из композиций "Gunslinging Bird" (что означает "Если бы Чарли Паркер был оружейником, было бы много мёртвых подражателей"), представленную на альбоме MINGUS DYNASTY. В этом отношении он, пожалуй, сопоставим только с Луи Армстронгом (Louis Armstrong): оба мужчины установили стандарты для своих инструментов на многие десятилетия вперёд, и очень немногие избежали их влияния. В 1953 Паркер получил приглашение выступить в канадском городе Торонто в Massey Hall, где к нему присоединились Диззи Гиллеспи (Dizzy Gillespie), Чарльз Мингус (Charles Mingus), Бад Пауэлл (Bud Powell) и Макс Роуч (Max Roach). К сожалению, концерт был назначен в день, когда состоялся боксёрский поединок между тяжеловесами Роки Марчиано (Rocky Marciano) и Джерси Джо Уолкоттом (Jersey Joe Walcott), в результате зал был заполнен не полностью. К счастью для поклонников Мингус организовал запись концерта и материал был издан на альбоме JAZZ AT MASSEY HALL. Паркер был известен тем, что часто появлялся на выступления без инструмента и одалживал его у кого-нибудь в последний момент. Неоднократно ему приходилось играть на пластмассовом саксофоне фирмы Grafton. Впоследствии Орнетт Коулман (Ornette Coleman) тоже использовал подобный пластиковый инструмент в начале своей карьеры. Сам Паркер объяснял это как попытку поэкспериментировать с новыми звуками и материалами. Он приобрёл такой саксофон 9 мая 1953 для выступления в клубе Birdland, которое транслировалось по радио, и использовал его снова в последующих вступлениях. В других случаях Птица использовал различные саксофоны, включая Conn 6M, the Martin Handicraft и Selmer Model 22. Также известно его выступление с моделью саксофона King "Super 20", которая была сделана специально для него в 1947. Перед концертом в Торонто Птица умудрился продать свой саксофон, чтобы купить наркотиков, и в последние часы до концерта он, Диззи Гиллеспи (Dizzy Gillespie) и другие участники концерта были вынуждены носиться по Торонто в поисках саксофона. После того, как они побывали во всех окрестных ломбардах, им удалось отыскать лишь пластмассовый саксофон Grafton, на котором Паркеру пришлось играть в тот вечер. Несмотря на все трудности с организацией и проведением этого концерта, альбом JAZZ AT MASSEY HALL часто относят к числу лучших концертных записей в истории джаза. По возвращении в США здоровье Птицы продолжало давать сбои: его мучили язвы и цирроз печени. По словам Леонарда Фезера (Leonard Feather), его игра в Town Hall за несколько месяцев до смерти в марте 1955 была "столь же великой, как и в любой период его карьеры". Его последнее общественное появление состоялось 4 марта 1955 в клубе Birdland, названном в его честь, вместе с басистом Чарльзом Мингусом (Charles Mingus), барабанщиком Артом Блейки (Art Blakey) и пианистом Бадом Пауэллом (Bud Powell): это было фиаско. Там был писатель Нет Хентофф (Nat Hentoff): "Это была самая ужасная сцена из всех, за которыми я наблюдал на более чем тридцати джазовых концертах Паркера. Пауэлл, который сам был психически неуравновешен и пьян, начал вечер с оскорблений Птицы: "Ты играть больше не можешь. Ты просто мусор". Хотя после этого он и сам не смог внятно играть. После того, как Пауэлл и Паркер обменялись ругательствами прямо на сцене, Пауэлл разбил клавиатуру и ушёл. Потом через несколько очень, как казалось, длинных минут, Птица просто встал у микрофона и начал звать снова и снова: "Бад Пауэлл, Бад Пауэлл". Наконец, Чарльз Мингус (Charles Mingus) подошёл к микрофону и сказал: "Дамы и господа, пожалуйста, не ассоциируйте меня ни с чем из этого. Это не джаз. Это больные люди". С 1950 Паркер жил с Чен Берг (Chan Berg), которая родила ему сына Бэйрда (Baird) (который прожил до 2014 года) и дочь При (Pree) (которая умерла в младенчестве от кистозного фиброза). Он считал Чен своей женой, хотя официально не женился на ней, и не был разведён со своей предыдущей женой Дорис (Doris), на которой женился в 1948. Подобный неопределённый семейный статус осложнил урегулирование вопросов, связанных с наследием Паркера и в конечном итоге привёл к невозможности исполнения его желания быть спокойно погребённым в Нью-Йорке. 12 марта 1955 Паркер находился в Stanhope Hotel в гостиничном номере сьют своей подруги и покровительницы баронессы Панноники де Кёнигсвартер (Baroness Pannonica dе Koenigswarter) - богатой аристократки и большой поклонницы бибопа. Именно в этот день разочарованный, тучный и замученный болезнью Паркер умер, сидя в кресле перед телевизором в ожидании начала музыкального шоу братьев Дорси (The Dorsey Brothers' Stage Show). За несколько часов до этого его осмотрел врач и решительно завил, что состояние Паркера достаточно стабильно и он идёт на поправку. Официальными причинами смерти были лобарная пневмония и кровоточащая язва желудка, но у Паркера также был обширный цирроз печени, и он перенёс сердечный приступ. Коронер, который делал вскрытие, оценил тело 34-летнего Паркера в возрасте от 50 до 60 лет. Диззи Гиллеспи оплатил его похороны, организовал похоронную мессу, которую провёл конгрессмен и преподобный Адам Клейтон Пауэлл-младший (Adam Clayton Powell, Jr.), а также и мемориальный концерт. Тело Паркера было перевезено в Миссури в соответствии с пожеланиями его матери. Берг высказывала недовольство семьёй Дорис и Паркера за то, что они провели похороны по христианским канонам, хотя они знали, что он был убеждённым атеистом. Паркер был похоронен на кладбище Линкольн (Lincoln Cemetery) в Миссури, в деревушке под названием Blue Summit, расположенной недалеко от трассы I-435 и дороги East Truman. Наследие Паркера находится под управлением компании CMG Worldwide. В 1984 Паркер посмертно получил премию Grammy за достижения в течение всей жизни. И как бы там ни было, влияние Паркера оказалось просто огромно. Ленни Тристано (Lennie Tristano) сказал: "Если бы Чарли захотел кого-нибудь привлечь за плагиат, то он мог бы подать в суд практически на любого исполнителя, записавшегося в последующие 10 лет". Паркер стал первым экзистенциальным героем чёрной музыки, несмотря на откровенное игнорирование его искусства. После него джаз не смог избежать испытаний и невзгод, которые принёс с собой авангард.
Автор публикации:
Панченко Юлик
По всем вопросам пишите личное сообщение пользователю M0p94ok.
13:59
1486