Поиск

Stephane Grappelli / Стефан Граппелли

Stephane Grappelli / Стефан Граппелли
Date of birth (creation):
26 января 1908
Place of birth (creation):
Paris, France
Date of death (dissolution):
01 декабря 1997
Place of death (decay):
Paris, France
Instruments:

Bio:

Французский джазовый скрипач, композитор, музыкант с мировым именем.

Он наиболее известен как основатель Quintette du Hot Club de France вместе с гитаристом Джанго Рейнхардтом (Django Reinhardt) в 1934 году. Это был один из первых полностью струнных джазовых ансамблей. Его называли "дедушкой джазовых скрипачей", и он продолжал выступать с концертами по всему миру до восьмидесяти лет.

Один из величайших джазовых скрипачей всех времён, Стефан Граппелли наравне с Джо Венути (Joe Venuti) и Стаффом Смитом (Stuff Smith) входит в "большую предбоповую тройку". Проживший долгую жизнь, Граппелли, который был долгожителем и в джазе, немало сделал для того, чтобы скрипка стала джазовым инструментом. Ему удалось модернизировать звучание скрипки, найдя тонкий баланс между чувственным лиризмом и напористым свингом. Его работы с гитаристом Джанго Рейнхардтом (Django Reinhardt) помогли привнести музыкальные традиции его родной Франции в стилистический язык джаза.

Стефана Граппелли также нельзя отлучить от джаза, как и таких замечательных скрипачей его поколения, как Стафф Смит (Stuff Smith), Эдди Саус (Eddie South), Свенд Асмуссен (Svend Asmussen), Джо Венути (Joe Venuti) и Рэй Ненс (Ray Nance). Хотя нужно сказать, что многие джазовые пуристы посматривают на скрипку в джазе с большим подозрением. Она им кажется инструментом не совсем джазовым. Однако, практика показала, что джаз можно играть на чём угодно – от губной гармоники до тубы.

Джаз – это не инструмент, джаз – это человек. А свингующие, наполненные глубоким лирическим чувством импровизации Граппелли, выводящие слушателя то на Елисейские, т.е. райские поля чистейшего чувства, то в романтическое поднебесье мечтательного повествования, обладают всеми метроритмическими и психофизическими признаками джаза.

Главные особенности музыкального языка Стефана Граппелли: элегантная лиричность, тонкая проникновенность, сопряжённая с драматической напряжённостью музыкального содержания. Вообще чувство драматической коллизии очень развито у замечательного скрипача и сродни только его выдающемуся мелодическому дару. У Граппелли было глубочайшее почтение к мелодии. Конечно, он не проигрывал по сто раз мелодию в своих импровизациях, но редко отходил от мотивной разработки мелодической темы. Тема, мелодия обладали для этого великого импровизатора самодовлеющей ценностью. У Граппелли был выдающийся талант к варьированию мелодии.

В отличие от боперов Паркера (Charlie Parker), Гиллеспи (Dizzy Gillespie), Монка (Thelonious Monk), стремившихся уйти от мелодии в извилистые лабиринты гармонических и ритмических схем, Стефан Граппелли явно получал неизъяснимое удовлетворение от элегантной, чувственной, трепетной мелодии. Глубоко французское чувство. Конечно, не трудно обнаружить в музыке Граппелли следы сентиментальности, смешения жанров, стилистической эклектики.

Его семья была интернациональная - отец Ernesto Grappelli был итальянцем родом из Alatri, Lazio; мать француженка Anna Emilie Hanocque была родом из St-Omer. Граппелли родился в больнице Ларибуазьер в Париже, Франция, и был крещен именем Стефано (Stefano). Когда Стефану едва исполнилось пять лет, его мать умерла от рака. Отец работал преподавателем философии, итальянского языка, переводчиком, подрабатывал журналистом, писал статьи для местных журналов.

Первые три десятилетия своей карьеры музыкант назывался по галлицизированному написанию своей фамилии - Grappelly, а в 1969 году вернулся к Grappelli. Последнее, итальянское написание сейчас используется почти повсеместно при упоминании скрипача, включая переиздания его ранних работ.

В 1914 с началом Первой мировой войны, когда Стефану исполнилось шесть лет, отца призвали в армию. Хотя он проживал во Франции, Эрнесто все еще был итальянским гражданином, и поэтому был призван в итальянскую армию. Немногим ранее Эрнесто писал об американской танцовщице Айседоре Дункан (Isadora Duncan). Эрнесто обратился к ней с просьбой позаботиться о его сыне. Так Стефан был зачислен в танцевальную школу Дункан, которая располагалась в Hotel Bellvue в Париже. Однако танцора из мальчика не вышло. Он не проявлял особого интереса к урокам танцев, но однажды учеников школы повели на концерт, в котором исполнялась "Prelude to the Afternoon of a Faun" композитора Клода Дебюсси (Claude Debussy). Эта музыка произвела на юного Стефана неизгладимое впечатление. В это же время он открыл для себя и музыку Мориса Равеля (Maurice Ravel). Именно благодаря произведениям этих композиторов в мальчике проснулся интерес к музыке.

С приближением войны Дункан бежала из страны; она передала свое шато для использования в качестве военного госпиталя. Впоследствии Эрнесто передал сына в католический сиротский приют, где мальчик оставался до десяти лет. Условия в приюте были ужасающими. Стефан много раз оставался без еды, постоянно дрался с другими детьми и часто спал просто на полу. Граппелли вспоминал об этом времени:

"Я вспоминаю об этом как об отвратительном времени... Место должно было находиться под присмотром правительства, но правительство смотрело в другую сторону. Мы спали на полу и часто были без еды. Было много случаев, когда мне приходилось бороться за корку хлеба".

Впоследствии Граппелли говорил, что его детство напоминало роман Дикенса и вспоминал, что однажды пытался есть мух, чтобы утолить голод. Он оставался в приюте, пока его отец не вернулся с войны в 1918 году, сняв комнатушку в Барбесе. Будучи измученным опытом общения с итальянскими военными, Эрнесто отвел Стефана в мэрию, привлек двух свидетелей с улицы, и 28 июля 1919 года его сын был натурализован как гражданин Франции. Его первое имя, "Stefano", было галлицизировано в "Stéphane". Они посещали бесплатные концерты, где звучала музыка Дебюси и Равеля. Отец пытался поддерживать в сыне интерес к музыке. В библиотеке он брал самоучители по сольфеджио и вместе они учились читать ноты. Однажды у соседа сапожника-итальянца отец купил старую скрипку размером в три четверти, заложив костюм. И вскоре он начал заниматься с сыном, пытаясь освоить инструмент по самоучителю. Стефану шёл одиннадцатый год. Хотя Стефан получал уроки игры на скрипке и фортепиано, но свой выбор остановил всё же на скрипке и в двенадцать лет уже зарабатывал на жизнь уличным музыкантом на улицах Парижа:

"Мои первые уроки были на улицах, я смотрел, как играют другие скрипачи... Первый скрипач, которого я увидел играющим, был на станции метро Barbès, укрывшись под мостом метро. Когда я спросил, как надо играть, он взорвался смехом. Я ушел, совершенно униженный, со своей скрипкой под мышкой".

Его первыми кумирами были Луи Армстронг (Louis Armstrong), Бикс Байдербек (Bix Beiderbecke) и Арт Тэйтум (Art Tatum). "Тэйтум был моим богом, — сказал он много лет спустя, — я хотел играть на скрипке, как он на рояле".

После короткого периода самостоятельного обучения, 31 декабря 1920 года Граппелли был зачислен в Conservatoire National Superieur de Musique de Paris, которая, как надеялся его отец, даст ему возможность изучить теорию музыки, тренировку слуха и сольфеджио. В 1923 году Граппелли окончил консерваторию с медалью второй степени. Примерно в это время его отец женился на женщине по имени Анна Фукс (Anna Fuchs) и переехал в Страсбург. Граппелли остался в Париже, потому что Фукс ему не нравилась.

Стефан в свои 15 лет остался в Париже, зарабатывая на жизнь в качестве уличного музыканта. Его игра привлекла внимание пожилого скрипача, который пригласил его подменить второго скрипача в группе, которая озвучивала немые киноленты в кинотеатре Palais Rochechouart (Théâtre Gaumont). Вскоре он получил постоянное место в этом коллективе и играл там по шесть часов ежедневно в течение двух лет. В перерывах между выступлениями оркестра он посещал брассери Le Boudon, где слушал песни из американского музыкального автомата. Так Граппелли познакомился с джазом, набиравшим тогда популярность в Европе. Он услышал пластинку с композицией "Stumbling" в исполнении Mitchell's Jazz Kings и был крайне заинтригован тем, что услышал. Джаз захватил его. "Я почувствовал, - отметит в впоследствии Граппелли, - что родился с джазом в душе".

"На той неделе показывали фильм “Monsieur Beaucaire” с Рудольфом Валентайном (Rudolph Valentine) в главной роли, - вспоминал Граппелли в своей автобиографии “With Only My Violin”. – Фильм был о временах Луи XV, с Моцартом и другими современными композиторами тех времён. Я играл так хорошо, насколько мог; к счастью, я умел читать ноты и это спасло меня. Я должен был стать членом профсоюза CTG для того, чтобы играть в составе оркестра и моя карточка до сих пор со мной. Это было в 1923”. Это был профессиональный дебют Граппелли.

В 1928 году Граппелли был членом оркестра в отеле "Амбассадор", когда там выступали руководитель оркестра Пол Уайтман (Paul Whiteman) и джазовый скрипач Джо Венути (Joe Venuti). Джазовые скрипачи были редкостью, и, хотя Венути играл в основном коммерческие джазовые темы и редко импровизировал, Граппелли был поражен его навыками, когда он исполнил "Dinah". В результате Граппелли начал развивать стиль скрипичной музыки под влиянием джаза.

Следующие несколько лет он играл в танцевальных школах, отелях и местах отдыха на юге Франции. Граппелли жил с Мишелем Уорлопом (Michel Warlop), классически образованным скрипачом. Уорлоп восхищался игрой Граппелли, вдохновленной джазом, а Граппелли завидовал доходам Уорлопа. Он всё чаще слушал пластинки трубача Луи Армстронга (Louis Armstrong), корнетиста Бикса Байдербека (Bix Beiderbecke) и гитариста Эдди Ланга (Eddie Lang). В частности, вокал Армстронга и композиция "In A Mist" в исполнении Байдербека оказали основное влияние на становление джазового мышления Граппелли.

Вообще-то, в 1920-е фортепиано давало ему больше возможностей для заработка. Граппелли решил перейти на пианино, предпочитая простоту, новое звучание и платные выступления привычным. Стефан начал играть на пианино в оркестре Gregor and his Gregorians, чью музыку можно сравнить с тем, что исполнял Пол Уайтмен (Paul Whiteman). В 1929 году, после ночной пьянки, Грегор узнал, что Граппелли когда-то играл на скрипке. Грегор одолжил скрипку и попросил Граппелли поимпровизировать на тему песни "Dinah". Восхищенный услышанным, Грегор убедил Граппелли вернуться к игре на скрипке.

В 1930 году у Грегора начались финансовые проблемы. Он попал в автомобильную аварию, в результате которой погибло несколько человек, и бежал в Южную Америку, чтобы избежать ареста. Группа Грегора воссоединилась как джазовый ансамбль под руководством пианиста Алена Романа (Alain Romans) и саксофониста Андре Экяна (André Ekyan). Играя с этой группой, Граппелли в 1931 году познакомился с гитаристом цыганского джаза Джанго Рейнхардтом (Django Reinhardt). Во время выступления группы в клубе "Le Croix du Sud" в районе Montparnasse Джанго был среди зрителей. В поисках скрипача, интересующегося джазом, он пригласил Граппелли поиграть с ним в его караване. Напористая манера общения Джанго испугали Стефана, и он было хотел отказаться, но любовь к музыке всё же победила его опасения. Хотя в тот день они отыграли несколько часов, финансовые разногласия не позволили им продолжить совместную карьеру. Сам Стефан говорил, что видел выступление цыганского гитариста ещё в 1929.

В 1934 году они снова встретились в Claridge's в Лондоне, Англия, и начали музыкальное сотрудничество. Оказалось, что оба музыканта одинаково увлечены музыкой ранних новаторов джаза и их первые выступления показали, что они удивительно дополняли друг друга. Агрессивная свингующая манера Рейнхардта соединилась с лиричной элегантностью Граппелли. Они сошлись – решительный, буйный Джанго и застенчивый, молчаливый Стефан.

При поддержке Хью Панассье (Hugues Panassie) и управляющего клубом Hot Club de France Пьера Нурри (Pierre Nourry) Рейнхардта и Граппелла пригласили выступить в этом заведении. После нескольких пробных выступлений, где они экспериментировали с инструментовками, музыканты решили остановить свой выбор на довольно странном для джаза формате: скрипка, три гитары и контрабас: с Луи Вола (Louis Vola) на басу и Жозефом Рейнхардтом (Joseph Reinhardt) и Роже Шапутом (Roger Chaput) на гитарах. Квинтет Рейнхардта, а именно он стал лидером, начал часто выступать в этом клубе и вскоре позаимствовал у него название. Quintette du Hot Club de France – стал первым европейским ансамблем джазовых струнных инструментов, бросившим вызов американским джазменам. Граппелли и Рейнхардт помогли Франции создать собственный саунд и заявить о себе как о джазовой нации.

Также в районе Монмартра находился артистический салон R-26, в котором Граппелли и Рейнхардт регулярно выступали. Осенью 1934 в Париже выступал Луи Армстронг (Louis Armstrong). Это было необычное событие для французской музыкальной общественности.

Квинтет черпал вдохновение из американского джаза и цыганских традиций. Его записи американских популярных песен 1934 – 1939 стали джазовой классикой и помогли джазу перейти в эпоху свинга. Иногда с квинтетом играли и американские музыканты, гастролировавшие в Париже, вроде выдающегося тенор саксофониста Колмена Хокинса (Coleman Hawkins).

Выступления и особенно записи QHCF подготовили джазовый мир к появлению интригующе нового саунда и, в случае с Рейнхардтом, первого действительно неамериканского гения в джазе. Квинтет стал вехой в истории европейского джаза. В эти годы Граппелли всё ещё учился, и его ранняя популярность была, в основном, результатом его сотрудничества с гитаристом. За короткий период в несколько лет их квинтет дошёл до беспрецедентного уровня популярности и навсегда оставил в истории джаза такие композиции как "Djangology", "Swing Guitars", "Minor Swing", "Nuages", "Daphne", "Tears".

В 1939 QHCF был на гастролях в Англии. Разразившаяся Вторая мировая война застала Рейнхардта и Граппелли в Лондоне. Джанго тотчас вернулся в Париж, а Стефан заболел и не смог выехать. Ну, а после оккупации Парижа он уже не смог вернуться на родину и всю войну провёл в Лондоне. Граппелли собрал ансамбль, в составе которого на контрабасе играл одноногий бывший солдат. Его группа быстро получила ангажемент в одном из ночных клубов. Он также играл в ресторанах, на концертах, снимался в музыкальных фильмах. В это время Граппелли познакомился со слепым молодым и малоизвестным тогда пианистом Джорджем Ширингом (George Shearing), с которым начал появляться на телевидении в различных шоу, выступать на радио, в госпиталях и военных базах. Позднее в 1950-х Ширинг стал джазовой звездой в США, известным композитором и музыкантом.

Послевоенные годы были особенно тяжелы для Стефана Граппелли. Он потерял отца и нескольких родственников, в том числе и женщину, которую любил. Когда война закончилась, Рейнхардт приехал в Англию для воссоединения с Граппелли. В январе и феврале 1946 года они записали несколько альбомов в Лондоне с "Английским квинтетом" для EMI и Decca, используя ритм-секцию, состоящую из английских гитаристов Джека Ллевелина (Jack Llewelyn) и Алана Ходжкисса (Alan Hodgkiss) вместе с ямайским джазовым басистом Колериджем Гудом (Coleridge Goode).

Граппелли предпочел остаться в Англии, а Рейнхардт вернулся в Париж, после чего совершил лишь умеренно успешный визит в Америку, где он выступил в новом стиле, используя усиленную арктоп-гитару с оркестром Дюка Эллингтона (Duke Ellington).

После возвращения Рейнхардта он и Граппелли периодически воссоединялись для концертов, когда последний приезжал в Париж; однако довоенный квинтет так и не был сформирован заново. Работа с Рейнхардом не ладилась. У знаменитого гитариста характер был не из лёгких. Педантичному и очень обязательному Граппелли было трудно уживаться с безалаберным характером цыганского мастера. Когда впоследствии один журналист спросил Граппелли: "Действительно ли Джанго был трудным человеком?", тот ответил: "Он был не трудным, он был невозможным". И хотя они вновь начали сотрудничество, магия довоенного времени ушла безвозвратно. Периодически они играли вместе, но постоянного состава уже никогда больше не собирали.

Пара также недолго гастролировала по Италии, где им помогала итальянская ритм-секция из фортепиано, баса и ударных; турне было задокументировано, около 50 композиций записано для итальянской радиостанции, примерно половину из них можно услышать на альбоме Djangology (выпущенном в 2005 году). Это был последний набор записей с участием двух музыкантов.

Между 1948 и 1955 годами Граппелли периодически выступал в клубе "Saint Germain des Pres” и других клубах Парижа, затем в течение девяти месяцев играл в Сен-Тропе. Рейнхардт перешёл к более бибоп/модерн джазовой идиоме и играл с молодыми французскими музыкантами до своей ранней смерти. По иронии ранняя смерть Рейнхардта, который скончался в 1953 году в возрасте всего 43 лет, возбудила новую волну интереса публики к работам их квинтета, что позволило Граппелли снова начать записываться и гастролировать.

В 1954 Граппелли записал сессию с одним из своих кумиров, американским джазовым скрипачом Стаффом Смитом (Stuff Smith) с ансамблем, в котором были представлены пианист Оскар Питерсон (Oscar Peterson), гитарист Херб Эллис (Herb Ellis), басист Рэй Браун (Ray Brown) и барабанщик Джо Джонс (Jo Jones).

Пришла эпоха рок-н-ролла и интерес к его музыке ослабел. В 1950-е джаз резко сменил свой стилистический облик. Граппелли не принял ни бибопа, ни кула. Многое в звучании современного джаза казалось ему странным. Да и внимание публики не было сосредоточено на музыкантах его поколения. На джазовом небосклоне всходили новые звёзды: Паркер (Charlie Parker), Гиллеспи (Dizzy Gillespie), Малиген (Gerry Mulligen), Бейкер (Chet Baker), Эванс (Bill Evans), Девис (Miles Davis).

На протяжении 1950-х годов Граппелли время от времени посещал студии звукозаписи, но возможности для свингового скрипача его поколения становились ограниченными; несмотря на попытки модернизировать свой стиль, Граппелли никогда особенно не интересовался модным в то время в джазовом мире стилем бибоп. В 1957 году он снялся в фильме Поля Павиота (Paul Paviot) "Django Reinhardt", в котором Граппелли исполнил "Minor Swing" вместе с Джозефом Рейнхардтом (Joseph Reinhardt), Анри Кроллой (Henri Crolla) и другими.

В 1958 вместе с трубачом Кларком Терри (Clark Terry), тромбонистом Джей.Джей. Джонсоном (J.J. Johnson), пианистом Хенком Джонсом (Hank Jones) и тенор саксофонистом Беном Уэбстером (Ben Webster) он участвовал в записи альбома ONE WORLD JAZZ. Идея альбома была подсказана джазовым критиком Леонардом Фезером (Leonard Feather), которому захотелось создать эксклюзивный альбом с участием интернациональной команды джазовых мастеров.

В 1960-х годах Граппелли регулярно выступал на BBC Light Programme, Французском общественном радио и пиратской станции Radio Luxembourg.

В 1962 Граппелли выпустил альбом FEELING + FINESSE = JAZZ. Записанный для Atlantic Records, альбом представил квинтет с участием гитариста Пиерра Кавалли (Pierre Cavalli). В 1965 Стефан и Смит записали песню "How High The Moon?". В этой композиции два пионера джазовой скрипки обменялись прекрасными соло в удивительном диалоге, в котором ярко отразились их индивидуальности. Интригующие линии Граппелли явно указывают на влияние Джанго, тем не менее сохраняя свежесть идей.

Граппелли с его пристрастием к традиционной мелодичности и ностальгической лиричности оказался на периферии джазового развития. Тем не менее он продолжил выступать и делать записи с другими известными джазовыми музыкантами: Стаффом Смитом (Stuff Smith) VIOLINS NO END (1957) и JAZZ IN PARIS: STUFF AND STEFF, записанный 22 июня 1965 в Париже с участием пианиста Рене Уртреже (Rene Urtreger), басиста Мишеля Годри (Michel Gaudry) и барабанщика Мишеля Делапорте (Michel Delaporte); Свендом Асмуссеном (Svend Asvussen ) TWO OF THE KIND (1965) и VIOLIN SUMMIT (1966); Джо Венути (Joe Venuti) VENUPELLI BLUES (1969); Барни Кесселом (Barney Kessel) MEETS (1969); Иегуди Менухиным (Yehudi Menuhin) JELOUSY (1973); Жан-Люком Понти (Jean-Luc Ponty) AND (1973) и др.

В 1967 году Граппелли вернулся в Париж и нашёл для себя тихую заводь. Пять лет до 1972 года он возглавлял джазовый ансамбль, выступавший для посетителей ресторана "Le Toit de Paris" в отеле "Paris Hilton". Эта должность обеспечивала постоянную работу плюс проживание в отеле. Он играл в стандартном формате "лаунж-джаза" в сопровождении пианиста и барабанщика. Граппелли зарабатывал на жизнь, но к этому времени его влияние на джазовый мир было очень незначительным. И именно в этот период, когда ему уже было за 60, к Граппелли пришло второе дыхание. В то время, видимо, не без влияния музыки фьюжн, в джазе неожиданно возник интерес к скрипке. В 1969 он с огромным успехом выступил на ньюпортском фестивале в Америке.

В 1971 году британский ведущий чат-шоу Майкл Паркинсон (Michael Parkinson), давний поклонник джаза, придумал включить Граппелли в свое шоу, где к нему присоединился бы классический скрипач Иегуди Менухин (Yehudi Menuhin), и два музыканта выступили бы дуэтом. Хотя Менухин не имел джазовой подготовки и играл в явно классическом стиле, результат пришелся по душе британской публике. Встреча со знаменитым классическим скрипачом Иегуди Менухиным (Yehudi Menuhin) в Лондоне в декабре 1971 во время рождественского шоу на телеканале ВВС стала мировой рекламой искусства Граппелли. Во время шоу два скрипача сыграли несколько джазовых дуэтов.

В дальнейшем, с 1972 по 1976 год они записали шесть совместных джазовых альбомов, в которых Менухин исполнял партии, написанные Граппелли, а последний импровизировал в классической джазовой манере. Во время их выступления на шоу Паркинсона, Менухин играл на своем ценном инструменте Страдивари 1714 года, а Граппелли рассказал, что его инструмент был сделан Гоффредо Каппа (Goffredo Cappa) в 1695 году. Все альбомы рассчитаны скорее на неподготовленного слушателя, чем на настоящего любителя джаза, став бестселлерами, до сих пор хорошо продаются. Они значительно расширили слушательскую аудиторию Граппелли.

Вообще подлинная мировая известность пришла к нему лишь в 1970-е годы. На эти годы приходится возрождение его популярности. В 1973 он отметил 50-ю годовщину своей творческой деятельности. Была снята одночасовая телевизионная программа о нём. Среди гостей были Дюк Эллингтон (Duke Ellington), который специально для этого прибыл в Европу в начале января; Билл Колмен (Bill Coleman) – его старый друг, с которым он вновь встретиться в конце года для совместных записей; скрипач Иегуди Менухин (Yehudi Menuhin) и, благодаря продюсеру Арнольду де Фробервиллю (Arnauld de Froberville), пианист Оскар Питерсон (Oscar Peterson).

Стефан и Оскар решили сделать совместные записи. До этого они играли вместе всего один раз. Это было в Париже в 1957 и в тот раз Стефан играл вместе со скрипачом Стаффом Смитом (Stuff Smith). В апреле 1973 года Граппелли с большим успехом в течение недели выступал на фестивале "Jazz Power" в Милане в сопровождении таких известных итальянских джазовых музыкантов, как гитарист Франко Черри (Franco Cerri), басист/аранжировщик Пино Прести (Pino Presti) и барабанщик Туллио Де Пископо (Tullio De Piscopo).

Однако, настоящий прорыв к большой аудитории Граппелли совершил в 1973. Британскому гитаристу Дизу Дисли (Diz Disley) пришла в голову идея отвлечь Граппелли от его формата "лаунж-джаза" с пианистами, чтобы снова играть с акустическими гитарами и контрабасом, воссоздав версию звучания "Hot Club", но теперь с Граппелли в качестве единственного лидера. Опасения Граппелли по поводу возвращения к этому формату рассеялись после восторженного приема группы "нового" (старого) формата на Кембриджском фолк-фестивале (Cambridge Folk Festival) в том же году в сопровождении Дисли и Дэнни Райта (Denny Wright). Граппелли стал настоящей мировой сенсацией.

Особого внимания заслуживает альбом PARISIAN THOROUGHFARE (1973), записанный с ритм секцией в составе Роланда Ханна (Roland Hanna), Джорджа Мраза (George Mraz) и Мэла Льюиса (Mel Lewis), а также выступление в Queen Elizabeth Hall в Лондоне в 1973, где он играл с Дисли и Лэном Скитом (Len Skeat). Весной 1974 Граппелли выступил в Carnegie Hall в Нью-Йорке. Поздний расцвет Граппелли не разрушил его явную связь со старыми традициями исполнения джаза на скрипке и он, возможно, остался одним из последних хранителей этих традиций.

Вопреки всем новомодным течениям в джазе Граппелли зарекомендовал себя своими интерпретациями в стиле, сочетающем элегантный французский шансон и американский свинг как наиболее влиятельный джазовый скрипач в мире. Исполняя репертуар, основанный на его ранних успехах, плавный исполнительский стиль Граппелли постоянно совершенствовался в течение многих лет и от случайной неуверенности его ранних работ с Рейнхардом не осталось и следа. Возможно, в последние годы он и утратил некоторую свежесть исполнения, но его записи середины - конца 1970-х свидетельствуют о том, что он является выдающимся скрипачом в истории джазовой скрипки.

С конца 1970-х Граппелли отдавал предпочтение формату трио с гитарой и контрабасом для серии все более успешных концертных туров по всему миру.  Эти гастроли с выступлениями на фестивалях и в самых престижных концертных залах Великобритании, Европы, США и Дальнего Востока практически заняли всю оставшуюся жизнь Граппелли.

В перерывах между гастрольными поездками он также предпочитал записываться со множеством других инструментальных комбинаций. Среди других гитаристов британского "Трио Диза Дисли", обеспечивавших ему инструментальную поддержку на протяжении многих лет, были Денни Райт (Denny Wright), Айк Айзекс (Ike Isaacs), ирландский гитарист Луис Стюарт (Louis Stewart), Джон Этеридж (John Etheridge) Мартин Тейлор (Martin Taylor), на контрабасе часто играл голландец Джек Сьюинг (Jack Sewing); в более поздние годы Граппелли также использовал парижское трио, в которое входили гитарист Марк Фоссе (Marc Fosset) и басист Патрис Карратини (Patrice Carratini).

Граппелли играл на сотнях записей, включая сессии с Дюком Эллингтоном (Duke Ellington), джазовыми пианистами Оскаром Питерсоном (Oscar Peterson), Мишелем Петруччиани (Michel Petrucciani) и Клодом Боллингом (Claude Bolling), джазовыми скрипачами Свендом Асмуссеном (Svend Asmussen), Жаном-Люком Понти (Jean-Luc Ponty) и Стаффом Смитом (Stuff Smith), индийским классическим скрипачом Л. Субраманиамом (L. Subramaniam), вибрафонистом Гэри Бертоном (Gary Burton), поп-певцом Полом Саймоном, мандолинистом Дэвидом Грисманом (David Grisman), классическим скрипачом Иегуди Менухиным (Yehudi Menuhin), сотрудничал с оркестровым дирижером Андре Превиным (André Previn), гитаристами Баки Пиццарелли (Bucky Pizzarelli) и Джо Пассом (Joe Pass), виолончелистом Йо-Йо Ма (Yo Yo Ma), гармонистом и джазовым гитаристом Тутсом Тилемансом (Toots Thielemans), джазовым гитаристом Анри Кроллой (Henri Crolla), басистом Джоном Бурром (Jon Burr) и скрипачом Марком О'Коннором (Mark O'Connor), играл дуэтом с Гари Бёртоном (Gary Burton), Ёрлом Хайнсем (Earl Hines), Мартиаль Солалем (Martial Solal) и многими другими лидирующими джазменами. Он также сделал рискованные попытки играть в других музыкальных стилях, записавшись с западным свинговым скрипачом Вассаром Клементсем (Vassar Clements).

Граппелли записал соло для заглавной композиции альбома WISH YOU WERE HERE группы Pink Floyd 1975 года. Это соло было почти не слышно в миксе, поэтому имя скрипача не указали в списке музыкантов. По словам Роджера Уотерса (Roger Waters) это было "немного оскорбительно". Вклад Граппелли можно полностью услышать в ремастированной версии издания альбома WISH YOU WERE HERE 2011 года.

В 1978 году Граппелли снялся в фильме "King of the Gypsies" вместе с мандолинистом Дэвидом Грисманом (David Grisman). Три года спустя они выступили с концертом. Музыка Граппелли звучит в 25 фильмах.

80-летний юбилей Стефана Граппелли торжественно отмечали три города: Париж, Лондон (Англию Граппелли всегда называл своей второй родиной) и Нью-Йорк. В Лондоне он снова играл со своим другом Иегуди Минухиным в зале Барбикан центра. В Нью-Йорке в Карнеги Холле на юбилейном концерте он выступил помимо сборной команды американских джазовых звёзд с виолончелистом Йо-Йо Ма (Yo-Yo Ma) и джульярдским квартетом.

В свои 80 лет он выступил в серии концертов с молодым английским виолончелистом Джулианом Ллойд Веббером (Julian Lloyd Webber). В 1993 Граппелли пережил инсульт, однако, он не бросил джаз, продолжая играть и записываться. В 1997 году Граппелли получил премию Grammy за пожизненные достижения. Он является членом Зала славы Down Beat Jazz.

Любопытно, что у Граппелли никогда не было семьи, он никогда не был женат, хотя у него есть внебрачная дочь Эвелин. Её именем он назвал одну из своих композиций. Когда одна из женщин узнала, что он не был женат, она воскликнула: "Теперь понятно почему он прожил такую долгую жизнь!"

За полгода до смерти президент Франции Жак Ширак вручил Граппелли орден Почётного Легиона. Вся Франция наблюдала за этой церемонией по телевидению. В год смерти скрипача его престиж в джазе был как никогда высок. По результатам опросов критиков журналом "Downbeat" за август 1997 в разделе скрипка первое место занял Стефан Граппелли, набрав 279 баллов, опередив ближайшего соперника, американского скрипача Лероя Дженкинса (Leroy Jenkins) на 181 бал. Огромный, фантастический разрыв для такого рода опроса, в котором фигурирует, как правило, лишь джазовая элита.

Граппелли продолжал с большим успехом гастролировать вплоть до последнего года своей жизни; в 1997 году, несмотря на то, что его здоровье было уже слабым, в марте он совершил турне по Великобритании, затем выступил с концертами в Австралии и Новой Зеландии, дав свое последнее публичное выступление в Крайстчерче, Новая Зеландия, после чего вернулся в Париж через Гонконг. Он сделал свою последнюю запись, четыре трека с классическим скрипачом Ивао Фурусавой (Iwao Furusawa), а также гитаристом Марком Фоссе (Marc Fosset) и басистом Филиппом Вире (Philippe Viret), в Париже в августе 1996 года (выпущены под названием AS TIME GOES BY: STÉPHANE GRAPPELLI AND IWAO FURUSAWA).

Стефан Граппелли при своей жизни стал живой легендой джаза. Удивительную жизнь прожил этот замечательный музыкант, необычайно скромный и одновременно величественный человек, осиротивший джаз 1 декабря 1997.

Личная жизнь

В мае 1935 года у Граппелли был короткий роман с Сильвией Каро (Sylvia Caro), в результате которого родилась дочь Эвелина. Сильвия осталась в Париже со своей дочерью на время Второй мировой войны. Отец и дочь воссоединились в 1946 году, когда Эвелина приехала в Лондон из Франции, чтобы остаться с Граппелли примерно на год. С 1952 по 1980 год он делил большую часть своей жизни с другом, Жаном Барклаем (Jean Barclay), к которому испытывал глубокую братскую привязанность. Граппелли никогда не женился, однако широко распространено мнение, что он был геем; в 1981 году он встретил Джозефа Олденхоува (Joseph Oldenhove), который был его спутником до самой смерти.

Граппелли умер в Париже 1 декабря 1997 года, страдая от сердечной недостаточности после серии небольших церебральных приступов. Его похороны состоялись 5 декабря в церкви Сен-Винсент-де-Поль в Париже, недалеко от входа в больницу Ларибуазьер, где он родился 89 лет назад. Его тело было кремировано, а прах захоронен на городском кладбище Пер-Лашез.

Вскоре после его смерти вышел компакт диск CELEBRATING GRAPPELLI (1998). О нем снят документальный фильм "Stéphane Grappelli – A Life in the Jazz Century".

Author of publication:
Панченко Юлик

По всем вопросам пишите личное сообщение пользователю M0p94ok.
14:17
2736