Поиск

Ornette Coleman / Орнетт Колмен

Ornette Coleman / Орнетт Колмен
Дата рождения (создания):
9 марта 1930
Место рождения (создания):
Fort Worth, Texas, USA
Дата смерти (распада):
11 июня 2015
Место смерти (распада):
New York City, New York, USA

Биография:
Эволюция любых форм искусства — это сложный процесс и для простоты понимания его обычно привязывают к определённой персоне. Чарли Паркер (Charlie Parker) и Джон Колтрейн (John Coltrane) стали величайшей движущей силой прогресса, но их творческий потенциал был сфокусирован на концепциях, которые уже витали в воздухе и ожидали, когда какой-либо особо одарённый музыкант придаст им вполне конкретную форму. Они ускорили эволюцию, но не изменили направление развития джаза, как это сделали Луи Армстронг (Louis Armstrong) и Орнетт Колмен. Один из наиболее важных (и противоречивых) новаторов джазового авангарда, Колмен приобрёл как преданных последователей, так и хулителей своего творчества. Конечно, некоторые элементы музыки Колмена, как, например, свободная импровизация, были опробованы и раньше, и он не отвергал того, что было открыто до него. Его музыкальная манера своими корнями уходит в ритм-н-блюз и боповые традиции Паркера. Музыка Колмена стала логическим развитием этих двух направлений, но он смог освободить мелодию и встряхнуть джаз от его идей 30-тилетней давности играть аккордами. Его роль в развитии джаза можно сравнить с ролью Арнольда Шонберга (Arnold Schoenberg) в развитии европейской классической музыки, хотя Колмен, в отличие от Шонберга, не создал второй набор оков, которые потом сам же разорвал. Те, кто не распознал вклад Колмена в развитие джаза, обычно опираются на два факта в начале его карьеры, чтобы опровергнуть его значение. Первый состоит в том, что когда он приобрёл свой первый альт саксофон в возрасте четырнадцати лет, то он думал, что низкое МИ на инструменте соответствовало ДО в его учебнике. Конечно, со временем он обнаружил свою ошибку, но реализацией этой ошибки стало изменение взгляда на высоту и гармонию. Это заблуждение начало процесс, который привёл к появлению стиля, основанного на свободном беспрепятственном перемещении мелодии с помощью повторных гармонических суб-структур и, в конечном счёте, к появлению теории гармолодикса (harmolodics). Вторым фактом является то, что когда он был участником группы Пи Ви Крейтона (Pee Wee Crayton), то играл так плохо, что ему платили за то, чтобы он не играл. Сам Крейтон вспоминал об этом несколько иначе: он говорил, что Колмен был весьма способным и исполнял блюз довольно убедительно, но его выбор всегда падал на что угодно другое, только не на блюз. Именно поэтому Крейтон в действительности сказал ему, что блюз - это та музыка, за которую ему платят деньги. К сожалению, начало развития Колмена не задокументировано. Колмен вспоминал, что видел своего отца в бейсбольной форме, но больше ничего о нём не помнил. Тот умер, когда Орнетту было семь лет. Его мама была швеёй. Она была довольно строгой, но свободный дух Колмена начал проявляться в раннем возрасте. "Однажды учительница шлёпнула меня, потому что я сказал ей, что она не права, - вспоминал Колмен в интервью журналу People. – Мне было больнее от того, что я знал, что был прав. И я начал прогуливать школу. Я не ходил в школу 6 недель, и когда моя мама обнаружила это, она серьёзно поколотила меня". Вдохновившись игрой Чарли Паркера (Charlie Parker), в четырнадцать лет он начинает самостоятельно изучать альт саксофон, а двумя годами позже – тенор, разучивая музыку, услышанную по радио. Вскоре он зарабатывает первые деньги, играя в блюзовых и р-н-б группах в барах Fort Worth, включая группу Реда Коннорса (Red Connors), но бросает это занятие после одной из потасовок. "Я играл в одном из баров, и раньше никогда не видел, чтобы люди могли так жестоко избивать и даже резать ножами друг друга ", - рассказал он People. В 1948 он отправляется в Новый Орлеан, где зарабатывает на жизнь вне музыкального бизнеса. Затем недолго выступает со Стэном Кентоном (Stan Kenton) и в 1949 получает место тенор саксофониста в составе гастролировавшего шоу Silas Green from New Orleans. После шоу в городке Baton Rouge, когда он попытался уговорить музыкантов оркестра играть в более современном стиле, его саксофон ломают и увольняют. После инцидента Колмен возвращается домой, где присоединяется к ансамблю Пи Ви Крейтона (Pee Wee Crayton), с которым добирается до Лос-Анджелеса. Отсутствие стабильной работы приводит его в крайнюю степень нищеты. Он голодает, и мама, чтобы хоть как-то поддержать сына, высылает ему почтой буханки хлеба. Вскоре ему посчастливилось найти работу лифтёра и в свободные минуты он самостоятельно изучает книги по гармонии и теории музыки. Именно в этот период на основе блюзовых и народных форм в сочетании с его музыкальной интуицией постепенно зарождаются радикально новая концепция и стиль, либо благодаря его чрезвычайно необычной интерпретации, либо откровенно неправильным пониманием теорий, изложенных в учебниках. По вечерам, с пластиковым саксофоном в руках, он начинает экспериментировать с радикально новым направлением джаза, которое отвергает все традиционные идеи импровизации на основе мелодии в пользу свободного проявления того, что музыкант чувствует по отношению к настроению или сущности исполняемой композиции. В процессе своих изысков он частично, а иногда и полностью отвергает основу джаза в виде гармонической или аккордовой прогрессии. Колмен мыслил настолько нетрадиционно, что зачастую его просто изгоняли из тех групп, где ему доводилось работать. Уж слишком далеко он выходил за пределы гармонии исполняемых композиций, уходил в область атональности. Если принять во внимание, что оркестры, в которых он играл, исполняли обычную танцевальную музыку, то ничего кроме чувства раздражения его музыка у публики не вызывала. Подход Колмена вызывает непонимание и даже осуждение таких, казалось бы, прогрессивных музыкантов, как саксофонист Сонни Роллинс (Sonny Rollins) и ударник Макс Роуч (Max Roach), которые просто уходят со сцены, когда Колмен начинает играть во время их совместного выступления. Несмотря на это, некоторые музыканты попадают под сильное влияние Колмена, хотя он пока и остаётся неизвестным. Басист Чарли Хейден (Charlie Haden) однажды побывал у Колмена дома и ушёл поражённый тем, что Колмену удалось вытянуть из его, Хейдена, креативности. "Это была такая глубокая спонтанность, которую я никогда не испытывал до этого, - рассказывал он People. – Каждая нота была вселенной. Каждая нота была твоей жизнью". Другой сторонницей новых идей становится Джейн Кортез (Jayne Cortez), которую Колмен берёт в жёны в 1954. Они разведутся в 1964, но их сын Денардо (Denardo) станет менеджером и музыкальным партнёром своего отца. В этом же году он смог записать несколько своих композиций в городе Natchez, Mississippi, но они были утеряны. После многих безуспешных попыток присоединиться к ведущим музыкантам Лос-Анджелеса, он всё же устанавливает контакты с музыкантами, которые симпатизировали его идеям. Среди них были Бобби Бредфорд (Bobby Bradford), Эд Блеквелл (Ed Blackwell), Чарли Хейден (Charlie Haden), Дон Черри (Don Cherry), Чарльз Моффетт (Charles Moffett) и Билли Хиггинс (Billy Higgins). Лишь к 1958 он находит музыкантов, способных и желающих играть его музыку. На короткий период он присоединяется к квинтету Пола Блэя (Paul Bley) для выступлений в Hillcrest Club (существует запись их выступления). И делает запись двух интересных альбомов на фирме Contemporary (в том числе SOMETHING ELSE!!!! THE MUSIC OF Ornette Coleman) в составе с трубачом Доном Черри (Don Cherry), барабанщиком Билли Хиггинсом (Billy Higgins), басистом Доном Пейном (Don Payne) и Уолтером Норрисом (Walter Norris) на фортепиано. Результат был довольно спорным даже в рамках стандартов современной джазовой культуры. Колмена называли как гением (словами дирижёра оркестра New York Philharmonic Леонарда Бернстайна (Leonard Bernstein)), так и откровенным мошенником. Колмен кромсал мелодию – если её вообще можно было узнать – непредсказуемыми мелодическими скачками, диссонирующими гармониями, пронзительными выкриками и рычаниями. Ритм секция не создавала никакого ритма в обычном понимании, а действовала с полнейшей свободой, впрочем, как и весь ансамбль в целом. Прорыв Колмена состоялся не с приятелями из числа джазовых радикалов, а благодаря консервативно мыслящему Рэду Митчеллу (Red Mitchell), а позднее Перси Хису (Percy Heath) и Джону Льюису (John Lewis) из Modern Jazz Quartet, которые услышали в работах Колмена музыкальную аналогию хаотичных модернистских новелл ирландского писателя Джеймса Джойса (James Joyce). Летом 1959 Льюис рекомендует Колмена для выступлений в серии концертов, проводимых в Lenox School of Jazz в штате Massachusetts. По окончании этих концертов Колмен перебирается в Нью-Йорк. Льюис помогает Колмену пробить контракт с Atlantic Records, на которой он в 1959-61 в составе квартета записывает серию спорных и несколько пугающих альбомов, в числе которых THE SHAPE OF JAZZ TO COME (который включал его композиции "Lonely Woman" и "Congeniality") и CHANGE OF THE CENTURY (с композициями "Ramblin'" и "Free"). Позднее альбомы вошли в набор из шести CD, выпущенный фирмой Rhino под названием BEAUTY IS A RARE THING. После подписания контракта фирма Атлантик спонсирует обучение Колмена и его партнёра трубача Дона Черри (Don Cherry) в Lennox School of Jazz, директором которой был Льюис. Был выпущен его следующий альбом TOMORROW IS THE QUESTION!, записанный в составе квартета с Шелли Манном (Shelly Manne) на ударных. Колмен исключает из состава фортепиано и не использует его до девяностых. Частично уникальность звука раннего Колмена заключается в использовании им пластмассового саксофона. Колмен заявлял, что он имеет более сухое звучание без призвуков металла. В последующие годы он всё же использовал металлический инструмент. В это же время Колмен, басист Чарли Хейден (Charlie Haden), трубач Дон Черри (Don Cherry) и ударник Билли Хиггинс (Billy Higgins) получают приглашение на двухнедельные выступления в нью-йоркском клубе Five Spot Cafe (1959). Джон Льюис (John Lewis) сделал некоторые аранжировки для этого квартета. Эти выступления переросли из двух недель в легендарные 54 месяца. Эти выступления привели джаз к радикально новой музыке, и каждый вечер клуб был заполнен любопытными музыкантами. Такие знаменитости как Лайнел Хемптон (Lionel Hampton) были снисходительно впечатлены. Говорят, он даже пригласил Колмена для совместных выступлений. Как-то во время очередного выступления на Колмена с кулаками набросился разгневанный бибоп барабанщик, который не смог слушать его музыку. Майлс Девис (Miles Davis) заявил, что у Колмена "совсем развинтилось всё внутри", (хотя позднее Майлс изменил своё мнение). Рой Элдридж (Roy Eldridge) констатировал: "Я слушал его с различных сторон. Я слушал его с высокими эмоциями, и я слушал его с холодной рассудительностью. Я даже играл с ним. Я думаю, он лепечущий ребёнок". Мнения кардинально разделились - некоторые музыканты и критики называли Колмена бездарным шарлатаном, другие провозглашали его гением. Как бы там ни было, а эти выступления способствовали увеличению продаж первого диска Колмена SOMETHING ELSE!!!, записанного для Contemporary в 1958 с Доном Черри (Don Cherry) (труба), Билли Хиггинсом (Billy Higgins) (ударные), Доном Пейном (Don Payne) (бас) и Уолтером Норрисом (Walter Norris) (пианино). С Черри, Хейденом, Скоттом ЛаФаро (Scott LaFaro) или Джимми Гаррисоном (Jimmy Garrison) на басу, и Хиггинсом или Эдом Блеквеллом (Ed Blackwell) на ударных, Колмен создаёт музыку, которая оказывает сильнейшее воздействие практически на всех передовых импровизаторов шестидесятых, включая John Coltrane, Eric Dolphy. 21 декабря 1960 Колмен записывает FREE JAZZ: A COLLECTIVE IMPROVISATION в составе двойного квартета, включавшего Черри и Фредди Хаббарда (Freddie Hubbard) на трубах, Эрика Долфи (Eric Dolphy) на басовом кларнете, Хейдена и ЛаФаро на басу, и обоих ударников Хиггинса и Блеквелла. 37-минутная коллективная импровизация, в то время самая длительная джазовая запись, становится одной из самых спорных работ Колмена. Музыка основывалась на регулярном, но смешанном ритме, один ударник держал "чёткий" ритм, в то время как другой играл в ускоренном темпе; тематический материал был серией коротких, диссонирующих фанфар; как общепринято в джазе, была серия соло, представленная каждым участником ансамбля, но другие солисты были свободны играть по своему усмотрению, производя необычные пассажи коллективной импровизации всем октетом. Этот диск стал поистине манифестом совершенно новой эстетики, абсолютно спонтанного музыкального импровизационного творчества, где не было необходимости заранее писать тему пьесы, оговаривать гармонии, ритмический рисунок. Запись была сделана в стереоформате, где каждый инструмент квартета звучал в одном из стереоканалов. На обложку диска поместили репродукцию картины американского художника-абстракциониста Джексона Полака "Белый Свет". Несколькими днями ранее этой записи Колмен принимает участие в создании альбома JAZZ ABSTRACTION, на котором он исполняет более структурированную музыку, включая композицию "Abstraction" Гюнтера Шуллера (Gunther Schuller) для альт саксофона, струнного квартета, двух контрабасов, гитары и перкуссионных. Колмен подразумевал использовать словосочетание “Free Jazz” просто в качестве названия своего альбома, но резонанс, произведённый этой записью, поставил его на передний край джазовых инноваций, и вскоре free jazz рассматривался как новый жанр, хотя сам Колмен выражал некоторое несогласие с этим термином. Среди причин, по которым Колмен был не полностью согласен с термином free jazz, был тот факт, что его музыка содержала существенную композиционную часть. Его мелодический материал, хоть и обладал губчатой структурой, всё же сильно напоминал мелодии, которые Чарли Паркер (Charlie Parker) создавал поверх стандартных гармоний, и в общих чертах музыка была близка к бибопу, чем это могло показаться при беглом прослушивании. Некоторые его ранние композиции, к примеру ("Out of Nowhere" или "I Got Rhythm"), явственно основаны на излюбленных боповых аккордовых изменениях. Колмен крайне редко исполнял стандарты, концентрируясь на своих композициях, которые по своей сути были бесконечным потоком. Были и исключения, включая прочтение классической "Embraceable You" для Atlantic, и импровизацию "Criss-Cross" Телониуса Монка (Thelonious Monk), записанную с Гюнтером Шуллером (Gunther Schuller). Академический композитор Шуллер привлекает Колмена к созданию работ так называемого Третьего Течения. Шуллер провозгласил Колмена самым ярким новатором современного джаза после Паркера В 1962, чувствуя, что он достоин больших заработков, чем ему платят клубы и его звукозаписывающая компания, Колмен удивляет джазовый мир своим "уходом в отставку" и прекращением публичных выступлений. Он изучает трубу и скрипку. Свой интерес в изучении звуковых текстур струнных Колмен проявляет ранее в 1962 во время концерта в Town Hall, и затем в 1972 в работе SKIES OF AMERICA. После периода с Atlantic музыка Колмена становится более угловатой и глубже вовлечённой в джазовый avant-garde, который частично развивался на колменовских инновациях. Колмен снова появляется на сцене в 1965 в составе очень влиятельного трио с Девидом Айзензоном (David Izenzon) и Чарльзом Моффеттом (Charles Moffett), с которыми ранее (в 1962) работал над созданием альбома TOWN HALL. Именно в составе этого трио Колмен начинает продвигать свой классический проект SAINTS AND SOLDIERS. Они гастролируют по Англии, Франции и Швеции. В 1965 в Англии совместно с Virtuoso Ensemble была записана расширенная работа FORMS AND SOUNDS FOR WIND QUINTET. 3 декабря 1965 трио выступает в стокгольмском клубе "Golden Circle". (Позднее Хейден иногда присоединяется к трио для выступлений в составе квартета с двумя басистами.) Выступления трио Колмена приводят в движение европейский джазовый авангард, в свою очередь Колмен под влиянием европейских экспериментаторов начинает создавать классические композиции. Между 1965 и 1967 Колмен подписывает контракт с легендарным лейблом Blue Note Records и выпускает ряд своих записей, начиная с влиятельного диска своего трио AT THE GOLDEN Circle STOCKHOLM. Колмен начинает расширять звуковую палитру своей музыки, привлекая исполнителей на струнных инструментах, сам играет на трубе и скрипке, не обладая традиционной техникой, он использует инструмент для создания свободных, непринуждённых жестов. Его дружеские отношения с Альбертом Эйлером (Albert Ayler) влияют на становление Колмена как трубача и скрипача. В составе трио с Хейденом и своим десятилетним сыном Денардо Колменом (Denardo Coleman) на ударных был записан раскритикованный диск THE EMPTY FOXHOLE. Возможно, некоторые критики усмотрели в этом неблагоразумную выходку со стороны Колмена и оценили этот шаг как ошибку. Другие отметили, что, не смотря на юность, Денардо изучал ударные уже несколько лет и его техника – хоть ещё и не отшлифована, но полна энтузиазма и заслуживает уважения – всё же ближе к таким фри-джазовых ударникам как Санни Мюррей (Sunny Murray), нежели к бибопу. С конца семидесятых Денардо становится постоянным ударником отца. В 1966 Колмен собирает другой квартет с Хейденом, Джимми Гаррисоном (Jimmy Garrison), Элвином Джонсом (Elvin Jones) и дополнительным тенор саксофонистом Девью Редманом (Dewey Redman). Кроме того Колмен пишет несколько атональных классических работ для камерных групп, несколько раз воссоединяется с Доном Черри (Don Cherry). Также в середине шестидесятых Колмен проявляет интерес к написанию музыки к кино, наиболее известной работой в этом направлении становится CHAPPAQUE SUITE, в записи которой принял участие Фароа Сандерс (Pharoah Sanders). На некоторых сессиях Колмен появлялся в качестве гостя - как, например, на трубе на альбоме Джеки МакЛина (Jackie McLean) OLD AND NEW GOSPEL. В 1967 Леонард Бернстайн (Leonard Bernstein) способствует Хейдену в получении композиторского гранта от John Simon Guggenheim Memorial Foundation, что помогает Колмену оплатить счета. В 1968 в состав группы входит второй саксофонист Девью Редман (Dewey Redman), а Айзензона и Моффетта заменяют Джимми Гаррисон (Jimmy Garrison) и Элвин Джонс (Elvin Jones), которые до этого играли в группе Джона Колтрейна (John Coltrane). Но к концу шестидесятых Колмен вновь играет со своими старыми партнёрами - Хейденом, Черри, Бредфордом, Хиггинсом и Блеквеллом. Различные комбинации этих составов можно услышать на дисках CRISIS, PARIS CONCERT, SCIENCE FICTION и BROKEN SHADOWS. В 1972 он пишет массивную и довольно трудную сюиту SKIES OF AMERICA для его группы и симфонического оркестра. Затем в 1973 Колмен совершает поездку в Марокко, где тесно общается с музыкантами из племени берберов. Впечатления от этой поездки нашли отражение в работе DANCING IN YOUR HEAD (1977). В начале семидесятых растущая популярность рок музыки, фанка и фьюжн не могла не отразиться в творчестве Колмена, и в 1975 он создаёт группу Prime Time – (по словам Скотта Яноу (Scott Yanow) "плотный, шумный и зачастую остроумный ансамбль, в котором все музыканты должны иметь равные роли, а альт саксофон лидера возвышается над всем происходящим". Свою первую запись в составе квинтета (две электрогитары, бас гитара, ударные и альт саксофон) они делают во Франции в 1975. Впоследствии они работают как секстет со вторым барабанщиком. Контрабасист Чарли Хейден (Charlie Haden) принимает участие в выступлении группы на Newport Jazz Festival в Нью-Йорке в 1978, но на европейские гастроли в этом же году группа едет без него. В восьмидесятых группа выступает и записывается как септет с двумя гитаристами, двумя бас гитаристами и двумя барабанщиками. Музыкальная концепция Колмена, восхитительная и неповторимая амальгама блюза, модальной, атональной и микротональной музыки, остаётся неизменной. Хотя теперь она получает название гармолодикс (harmolodics), символизируя равную важность гармонии, мелодии и ритма, хотя термин фри фанк (комбинация свободных фанковых ритмов со свободной импровизацией), возможно, подходит больше. Даже те музыканты, которые проработали с Колменом не один день, признаются, что полностью не понимают в чём суть этой теории. Но всё же существуют нити, которые приводят к её пониманию. Наиболее открытым для понимания является утверждение, что все инструменты имеют свои специфические, натуральные голоса и должны звучать в соответствующем диапазоне, независимо от обычных понятий о ключе. Ещё один постулат звучит так - должен существовать определённый вид демократии среди инструментов, посредством которой различия между солистом и аккомпаниатором, лидером и сайдменом, инструментами передней линии и ритм секцией должны быть уничтожены. Несмотря на то, что Колмен довольно мощный импровизатор, во время его выступлений всё же прослеживается разделение солист-аккомпаниатор. Но нельзя не отметить тот факт, что концепции гармолодикса стали весьма влиятельны и со всей очевидностью прослеживаются в музыке Джеймса Блад Алмера (James Blood Ulmer), Рональда Шеннон Джексона (Ronald Shannon Jackson), групп Decoding Society и Pinski Zoo. Алмер и Джексон оба были членами состава, предшествовавшего группе Prime Time, и приняли участие в записи диска Колмена TALES OF CAPTAIN BLACK (1978). В числе сайдменов, игравших в Prime Time в конце семидесятых – начале восьмидесятых были ударник Рональд Шеннон Джексон (Ronald Shannon Jackson) и басист Джамааладин Такума (Jamaaladeen Tacuma), которые привнесли в музыку группы элементы джаз-фанка. Хотя Колмена и считают отцом фри-джаза, его музыка не является настолько абстрактной, как, например, музыка, исполнявшаяся в кругах Чикагского AACM, или как некоторые образцы европейской импровизационной музыки. Его исполнительская манера всегда очень персональна, особенно при исполнении на альте, и наполнена сильным чувством ритма, что довольно отчётливо проявляется в музыке группы Prime Time. Также в его музыке отчётливо слышен тональный центр, не связанный с европейской умеренной системой. И как композитор, и как импровизатор он проявляет острый талант создания более мелодических музыкальных структур. Он делает это без использования более безопасного метода аккордовых циклов. Взамен более традиционному методу создания симметрических форм в пределах заданных структур, его импровизации основаны на линеарном, тематическом развитии спонтанных композиций, которые имеют свою собственную строгую и бесспорную внутреннюю логику. Начиная с середины семидесятых в группе Prime Time и составах, предшествующих этому коллективу, этот метод позволил сформироваться другому более фрагментированному стилю - довольно острому, но обладающему изящной эмоциональной глубиной и сильными взволнованными чувствами, которые иногда скрывали элементы отчаяния. Для записи двойного альбома был собран слегка преобразованный классический квартет конца пятидесятых-начала шестидесятых. К 1980 финансовое положение Колмена становится крайне тяжёлым. Лишь время от времени участники оригинального квартета Колмена встречаются для выступлений. Ему приходится жить в неотапливаемых квартирах, которые его регулярно просят освободить за неуплату, либо в дешёвых номерах мотелей. В здании заброшенной школы в Манхеттене он делает попытку открыть центр искусств, но после двух ограблений эта затея проваливается. Во время одного из ограблений подростки ударили его молотком и, истекающего кровью, оставили без сознания. В 1984 режиссёром Ширли Кларк (Shirley Clarke) был создан фильм Ornette: Made in America, состоящий из материалов, отснятых в шестидесятых и начале восьмидесятых. В 1985 совместно с популярным фьюжн гитаристом Петом Метини (Pat Metheny) записывается альбом SONG X, после чего в 1986 следуют гастроли. Это, более четверти века спустя после прихода на сцену, привлекает к Колмену и его музыке внимание более широкой аудитории. На фестивале Real Art Ways, прошедшем в Hartford, Connecticut, в течение недели была представлена ретроспектива карьеры Колмена. В 1987 воссозданный оригинальный квартет делает запись альбома IN ALL LANGUAGES. Альбом представляет собой идеальный интенсивный курс изучения эволюции музыки Колмена. В 1987 в Weill Recital Hall и в Carnegie Hall проходят два концерта, которые были озаглавлены как Ornette Coleman Celebration. Были исполнены работы: "Notes Talking", соло для мандолины (1986), "The Sacred Mind of Johnny Dolphin", для камерного ансамбля (1984), "Time Design", для струнного квартета и электронных ударных (1983), "Trinity", соло для скрипки (1986), и "In Honor of NASA and Planetary Soloist", для гобоя, английского рожка, махавина (mukhavina) и струнного квартета (1986). Позднее Колмен, как Майлс Девис (Miles Davis) до него, начинает заигрывать с электроинструментами. В альбомах VIRGIN BEAUTY и OF HUMAN FEELINGS он использует рок и фанк ритмы, иногда называемые фри фанком. На первый взгляд может показаться, что это было следование модному в то время течению джаз фьюжн. Но первые записи Колмена с группой, позднее получившей название Prime Time (DANCING IN YOUR HEAD, 1976), отличались в достаточной мере, чтобы производить сильное впечатление. Да, электрогитары присутствовали, но музыка обладала в своей сущности всеми качествами его ранних работ. Выступления, как и прежде, представляли собой групповые импровизации, которые Джо Завинул (Joe Zawinul) охарактеризовал как одновременно "ничьи соло и соло всех сразу". В девяностых бывший революционер всё больше обращается к музыке, написанной на бумаге, создав ряд камерных и сольных произведений, которые, за исключением PRIME DESIGN/TIME DESIGN (для струнного квартета и перкуссионных), остались не записанными. Как композитор он создаёт несколько длительных композиций, среди которых "Beauty Is A Rare Thing", "Focus On Sanity", "Ramblin'", "Sadness", "When Will The Blues Leave", "Tears Inside" и "Lonely Woman". Колмен записывается на Verve и, хотя его музыка всё ещё достаточно спорная и её нельзя назвать технически виртуозной, он, без сомнения, является гигантом джаза. Prime Time без сомнений оказала значительное влияние (иногда непризнанное) на музыку группы M-Base Стива Колмена (Steve Coleman) и Грега Осби (Greg Osby). Довольно неожиданно в число сотрудничавших с Колменом музыкантов попадает фьюжн гитарист Пет Метини (Pat Metheny) (как оказалось, старый поклонник Орнетта). Вместе они работают над созданием альбома SONG X (1985). Хотя диск выходит под именем Метини, Колмен внёс свой вклад в каждую композицию. Гитарист Джерри Гарсия (Jerry Garcia) принял участие в записи трёх композиций на альбоме VIRGIN BEAUTY (1988) - "Three Wishes", "Singing In The Shower" и "Desert Players". В 1993 дважды Колмен присоединяется на сцене к группе Grateful Dead ("The Other One", "Wharf Rat", "Stella Blue"), и исполняет свою версию песни Бобби Бленда (Bobby Bland) "Turn On Your Lovelight". В 1993 Колмен участвует в создании звуковой дорожки к фильму режиссёра Девида Кроненберга (David Cronenberg) Naked Lunch, оркестром руководил Ховард Шор (Howard Shore). Колмен, что находится в числе редчайших случаев, как, к примеру, его пение, исполнил джазовый стандарт: композицию Телониуса Монка (Thelonious Monk) “Misterioso”. В 1994 он получает грант от MacArthur Foundation, ему присваивают звание офицера Французского Ордена Искусств и Знаний (French Order of Arts and Letters), а журнал Texas Monthly ставит его имя в списке Джазовых Артистов Столетия (Jazz Artist of the Century). В интервью журналу Down Beat Колмен высказал недоумение по поводу всех этих почестей: "Я действительно устал от попыток продать в качестве продукта меня самого, а не оценить то, что я действительно делаю". Для него более важным была и остаётся новая и разносторонняя музыкальная активность, и те эксперименты, которые он предпринимает. В июле 1994 Колмен принимает участие в фестивале во французском городке Сан-Мартен де Кро. В начале 1995 выступает на джазовом фестивале в Сан-Франциско. В середине девяностых под дистрибуцией Verve он создаёт свой лейбл Harmolodics. 1995-1996 становятся довольно продуктивными: Колмен выпускает четыре записи и впервые за многие годы регулярно выступает с пианистами, в числе которых Джери Аллен (Geri Allen) или Йоахим Кюн (Joachim Kühn). Орнетт Колмен незадолго до потери сознания на сцене фестиваля Bonnaroo Music Festival в Манчестере, штат Теннесси 17 июня 2007. В начале двухтысячных Колмен собирает новый коллектив под названием Global Expressions, с которым устраивает живой аккомпанемент экранизации новеллы Уилльяма Барроуза (William Burroughs) Naked Lunch; сотрудничает с различными музыкантами по всему миру; продолжает давать интервью, в которых произносит мистические парадоксы, заставляющие журналистов и читателей по-новому задуматься о музыке. Вообще-то в течение своей карьеры Колмен был нечасто представлен на записях других артистов. Исключение составляют всего лишь несколько альбомов: в 1967 он участвует в записи NEW AND OLD GOSPEL Джеки МакЛина (Jackie McLean) (где играет на трубе); краткое появление у Йоко Оно (Yoko Ono) на альбоме PLASTIC ONO BAND (1970); в 1978 – у Джеймса Блад Алмера (James Blood Ulmer); в 2001 Колмена можно услышать на диске Джо Генри (Joe Henry) SCAR, принимает участие в записи одной из композиций на альбомах Лу Рида (Lou Reed) RAVEN и Эдди Гранта (Eddy Grant) HEARTS & DIAMONDS. В сентябре 2006 выходит диск SOUND GRAMMAR, записанный живьём с новым квартетом (Денардо на ударных и два басиста – Грегори Коэн (Gregory Cohen) и Тони Фаланга (Tony Falanga)). Это первый альбом с новым материалом за последние 10 лет, который был записан в 2005 в Германии. В 2007 за этот диск Колмен становится лауреатом Пулитцеровской премии в музыке. 11 февраля 2007 Орнетт Колмен в знак признания его наследия был награждён премией Grammy за достижения в течение жизни. В заключение церемонии награждения выступила группа Red Hot Chili Peppers, над которой на экране отображалась надпись "Love to Ornette Coleman". 17 июня 2007 на джазовом фестивале Bonnaroo в штате Теннесси 77-летний саксофонист Орнетт Колмен теряет сознание. Ему становится плохо в результате теплового удара. Колмена немедленно доставляют в ближайший госпиталь, где его состояние было стабилизировано. В июле прославленный музыкант выступил с концертами в США, Италии, Голландии, Норвегии, Польше и Испании. "Люди всегда говорят о том, как много я сделал, - сказал Колмен Down Beat. – Я всегда надеюсь, что смогу сделать ещё намного больше". Будучи одним из старейших представителей джаза, Колмен продолжает регулярно выступать и вовлекать себя в необычные ситуации, часто с музыкантами намного моложе себя или музыкантами из радикально других музыкальных культур. Некоторые из его композиций, хоть и не стали джазовыми стандартами, но всё же, пусть и не часто, исполняются другими музыкантами. Пианисты Пол Блэй (Paul Bley) и Пол Плимли (Paul Plimley) обращались к музыке Колмена. Джон Зорн (John Zorn) записал SPY VS SPY (1989), альбом радикальных треш-металл версий композиций Колмена. Существуют даже версии в стиле кантри в исполнении Ричарда Грини (Richard Greene). В число исполняемых мелодий попали "Lonely Woman", "Peace", "Turnaround", "When Will the Blues Leave?", "The Blessing", "Law Years" и другие. В игре Колмена обращают на себя внимание необычный тембр звучания его инструмента (пластмассовый саксофон оригинальной конструкции), сочетание совершенной исполнительской техники со стремлением к вокализации инструментальной мелодии, блюзовая окраска интонации при доминирующей роли свободной атональности и микротоновой хроматики, логичность и целенаправленность в разработке исходного тематического материала наряду с тенденцией к стихийной импровизационности, отход от традиционных принципов формообразования (отсутствие строфичности, опоры на гармонический «квадрат», членения на равнодлительные хорусы и тому подобное; воссоздание процессов «распада» формы), склонность к использованию методов модального мышления и алеаторики. В своём творчестве Колмен также продолжил развитие идей хот- и кул-джаза, способствовал сближению джазового искусства с современной европейской концертной музыкой. Он оказал влияние не только на молодых музыкантов-экспериментаторов, но и на некоторых ведущих представителей модерн-джаза (Джона Колтрейна (John Coltrane), Эрика Долфи (Eric Dolphy), Альберта Эйлера (Albert Ayler), Арчи Шеппа (Archie Shepp) и других).
Автор публикации:
Панченко Юлик
По всем вопросам пишите личное сообщение пользователю M0p94ok.
13:55
1388