Поиск

Sammy Davis, Jr. / Сэмми Девис младший

Sammy Davis, Jr. / Сэмми Девис младший
Также известен как:
Samuel George Davis, Jr.
Дата рождения (создания):
8 декабря 1925
Место рождения (создания):
Harlem, New York, USA
Дата смерти (распада):
16 мая 1990
Место смерти (распада):
Beverly Hills, California, USA
Инструменты:
Биография:
Американский эстрадный танцор и певец, актёр кино и тетра, музыкант и пародист. Став ведущим исполнителем Лас-Вегаса Девис получил прозвище "Mister Show Business". Однажды во время прохождения курсов по игре в гольф с Джеком Бенни (Jack Benny), Девиса спросили, в чём, по его мнению, состоит его преимущество. "Преимущества? – переспросил Сэмми. – Если говорить о моих преимуществах, то я одноглазый чернокожий еврей". Это высказывание стало ключевой фразой, которую он вспомнил в своей автобиографии, и которая впоследствии упоминалась во множестве статей. Сэмми Девис младший родился в доме на пересечении 140th Street и Eighth Avenue в Гарлеме на острове Манхеттен в Нью-Йорке. Он был единственным ребёнком артиста Сэмми Девиса старшего (SAMMy Davis, Sr.) афроамериканца по происхождению и танцовщицы Эльвиры Санчез (Elvira Sanchez), которая имела афрокубинские корни. Позднее он утверждал, что его мать была пуэрториканкой и родилась в городе Сан-Хуан. Однако в 2003 в биографии "In Black and White" писатель Уил Хейгуд (Wil Haygood) написал, что его мать родилась в Нью-Йорке и имела кубинские, афрокубинские и афроамериканские корни. Девис придумал историю о своих пуэрториканских корнях, потому что опасался, что антикубинские настроения могут снизить продажи его записей. Оба родителя выступали в составе водевильной труппы и часто отправлялись на гастроли, оставляя сына на попечение бабушки Розы Девис (Rosa Davis). Когда маленькому Сэмми было около трёх лет, родители разошлись. По решению суда опекуном малыша стал отец, который взял сына с собой в гастрольную поездку. Танцевать маленького Девиса учили отец и его "дядя" Уилл Мастин (Will Mastin), который руководил танцевальной труппой, в которой работал отец. Малыш Сэмми присоединился к шоу, и они начали выступать как трио Уилла Мастина (Will Mastin Trio). В связи с тем, что шоу постоянно находилось в разъездах, Сэмми школы не посещал, хотя иногда отец приглашал для него преподавателей. Со временем Сэмми младший становится не только превосходным танцором, но и вокалистом, комедиантом, осваивает несколько инструментов. В общем он становится звездой шоу. В 7-летнем возрасте Девис впервые снялся в кино – в фильме "Rufus Jones for President", в котором он пел и танцевал с Этель Уотерс (Ethel Waters). Мастин и отец как могли оберегали мальчишку от всяческих проявлений расизма. Некоторые снобы объясняли это простой ревностью. С сильными расовыми предубеждениями Девис столкнулся во время службы в армии во время Второй мировой войны. Позднее он говорил: "Внезапно весь мир начал выглядеть для меня совсем по-другому. Он больше не был одного цвета. Я осознал ту опеку, которой окружали всю мою жизнь отец и Уилл. Я высоко ценю их любящую надежду, что я никогда не узнаю о предвзятом отношении и ненависти, но они ошибались. Это было похоже на то, как будто я 18 лет ходил через качающиеся двери, а они всегда бережно придерживали их для меня открытыми, чтобы они не ударили меня". Девис подвергался неоднократным унижениям со стороны сослуживцев с белым цветом кожи, которые сломали ему нос. Затем Девис попадает в состав специального объединённого подразделения развлекателей и обнаруживает, что свет рампы смягчает расовую напряжённость по отношению к нему. Даже заядлые белые раситы восторгались его выступлением и начали проявлять к нему некоторое уважение. "Мой талант стал моим оружием, моей силой, моим способом бороться. Это был единственный способ, которым я надеялся изменить человеческие предубеждения", - говорил он. Отслужив два года в армии, он вернулся в состав семейного трио, с которым выступал в Портленде и его округах. Помимо пения и танцев Девис освоил множество музыкальных инструментов. Постепенно популярность Сэмми начинает расти. Критики отмечают его талант и он начинает выступать самостоятельно. Его карьера расцветает после того, как в 1947 он в составе трио выступает в первом отделении концерта Френка Синатры (Frank Sinatra) (с которым Девис будет дружить и сотрудничать всю жизнь) в Capitol Theatre в Нью-Йорке. В 1951 он получает Academy Awards и становится настоящей сенсацией, выступая в ночном клубе Ciro's в Калифорнии. Благодаря турне с Мики Руни (Mickey Rooney) он попадает на слух специалистам из Decca Records и в 1954 подписываетс лейблом контракт. 19 ноября 1954 во время поездки из Лас-Вегаса в Лос-Анджелес в городе San Bernardino, California Девис попадает в автомобильную аварию, в которой чуть было не погибает. Ещё в 1953 он подружился с комедиантом и ведущим Эдди Кантором (Eddie Cantor), который дал ему мезузу (кусочек пергамента с отрывками из Торы; прикрепляется к косяку входной двери). Вместо двери Девис начал носить её вокруг шеи как талисман. Именно в тот вечер, когда Сэмми забыл надеть её, он и разбился на машине. Авария произошла на развилке трассы 66 на Cajon Boulevard и Kendall Drive. В результате Девис потерял свой левый глаз, в который попала часть от руля в форме пули (стандартное украшение на Кадиллаках образца 1954-1955). Его друг Джефф Чандлер (Jeff Chandler) сказал, что если бы это помогло Девису избежать слепоты, он отдал бы ему свой глаз. Приблизительно через шесть месяцев после аварии Девис начал носить глазной протез. Сначала он носил повязку на глазу, с которой его можно увидеть на обложке альбома WHAT'S MY LINE? Позднее повязку он заменил стекляным глазным протезом, который носил до конца жизни. Когда Девис находился в лечебнице, его друг актёр Эдди Кантор рассказал ему о сходстве между еврейской и афроамериканской культурами. Вдохновлённый этим разговором, Девис, родившийся в семье матери-католички и отца-протестанта, начал изучать историю евреев. Через несколько лет в 1961 он формально обратился в иудаизм. Одна прочтённая им фраза из книги "История евреев" ("A History of The Jews", автор Abram L. Sachar), описывающая выносливость еврейского народа, особенно заинтересовала его: "Еврейский народ не умрёт. Три тысячелетия пророческих наставлений дали им неколебимый дух покорности и создали в них волю к жизни, которую не может сокрушить никакое бедствие". Во многих отношениях эта авария стала поворотным моментом в карьере Девиса, превратив его из известного исполнителя в общенациональную известность. Девис стал одним из первых последователей Universal Life Church. Авария и увечье не замедлил рост его карьеры. В 1955 выходят его первые альбомы, озаглавленные как STARRING Sammy Davis, Jr.и SAMMY DAVIS JR. SINGS JUST FOR LOVERS. Обоим дискам сопутствовал коммерческий успех и лестные отзывы критиков. В этом же году киностудия Universal Pictures приглашает его для записи заглавной песни к фильму "Six Bridges to Cross". Впервые Девис снялся в кино ещё ребёнком в 1933, но авария поставила его карьеру актёра под угрозу, однако в 1955 он вернулся на сцену. Новым шагом в его карьере стало появление в 1956 на Бродвее в мюзикле "Mr Wonderful", в котором он участвовал с членами его семьи и с другим легендарным танцором Чита Риверой (Chita Rivera). Он снимается в фильмах и телевизионных шоу, включая "Anna Lucasta" (1958, с Эртой Китт (Eartha Kitt), "Porgy and Bess" (1959, с Дороти Дендридж (Dorothy Dandridge) и Сиднеем Поитиером (Sidney Poitier) и в "The Frank Sinatra Show" (1958). На совести Гарри Кона (Harry Сohn), жестокого и грубого шефа Columbia Pictures, было больше разбитых судеб, чем на совести всех прочих голивудских магнатов вместе взятых. Видимо не случайно он в прошлом симпатизировал итальянскому диктатору Муссолини. Кон руководил своей кинокомпанией словно семейной лавкой. В 1957 он протежировал начинающей актрисе Ким Новак (Kim Novak), чтобы досадить своей прежней фаворитке кинозвезде Рите Хэйворт, которая вечно крутила романы и нередко отменяла съёмки. Бос решил сделать ставку на фотогеничную Ким. Он записал её на актёрские курсы, приставил к ней охрану и настоятельно не рекомендовал якшаться с мужчинами. Ким нарушила запрет, пригласив в гости Сэмми. А тот в свою очередь снял в Малибу пляжный домик для тайных встреч с Новак. Пресса постоянно держала Сэмми на прицеле, поэтому дружеские отношения Девиса и Новак не остались незамеченными. На рождество 1957 Новак уехала к родителям в Чикаго. Позвонить туда Сэмми не решался, ведь трубку мог снять кто-то из родственников. Стоя на коленях Девис упросил одного из друзей слетать в Чикаго на самолёте и известить Ким, что он её безумно любит. Гарри Кон, узнав о романе своей подопечной с одноглазым негром, пришёл в бешеную ярость. Он был категорически против смешанных отношений и браков. Он понимал, что если Новак, не дай Бог, выйдет за Девиса замуж, то на её кинокарьере можно будет ставить крест. Поэтому Кон срочно вылетел из Нью-Йорка в Лос-Анджелес, чтобы лично свернуть шею обнаглевшему соблазнителю. Однако до цели он не добрался. В воздухе его хватил инфаркт и самолёт совершил экстренную посадку в Денвере. Придя немного в себя, Гарри подключил к делу мафию. Девиса известили, что, если он в течение 48 часов не женится на любой негритянке, его покалечат – поломают обе ноги, раздробят кости молотком, выколют последний глаз и оставят на всю жизнь инвалидом. Перед Девисом встала непростая дилемма – сохранить любовь или ослепнуть. Он связался с босом чикагской мафии Сэмом Джианканой (Sam Giancana), но тот решительно заявил, что его люди не интересуются ногами артиста. Оказалось, Кон натравил на Девиса бандитов из лосанджелесского клана под предводительством Джонни Роселли (Johnny Roselli), так что бедняга позвонил не туда. Чтобы ещё сильнее навести страху на Сэмми, Роселли организовал похищение Девиса. Его продержали взаперти несколько часов и потом отпустили. Девис не на шутку испугался. Пошёл в казино, чтобы отвлечься и проиграл 35 000 долларов. А между тем время ультиматума истекало. У Девиса имелся револьвер, который он обычно использовал, как предмет бутафории. На сей раз Сэмми зарядил его боевыми патронами, а сам начал лихорадочно рыться в телефонной книге. Он искал, на ком бы срочно жениться. Его выбор пал на Лорэй Уайт (Loray White) – дочь негритянских буржуа из Хьюстона. 23-летняя певица уже успела побывать замужем дважды и имела ребёнка, но Сэмми было наплевать на эти подробности. Он уговорил девушку заключить фиктивный брак, предложив ей денег. Узнав, что Девис выполнил поставленные условия, гангстеры от него отстали, а чёрные радикалы вознесли до небес. Раньше они клеймили Сэмми за разгул и предательство интересов угнетённых братьев по цвету кожи. На свадебной церемонии, длившейся две минуты, Сэмми плакал, но явно не от счастья. Невеста явилась на церемонию бракосочетания с опозданием в 40 минут и была в прекрасном настроении. Согласно устной договорённости, она должна была расторгнуть брак через год и получить отступные в размере 10 000 долларов. Во время празднования Девис напился до такого невменяемого состояния, что его друг Артур Сильбер (Arthur Silber) отвёл его в спальню и уложил в постель. Немногим позже Артур решил проверить, как там Сэмми, и застал его в спальне, держащим заряженный пистолет у виска. Как бы там ни было, Сэмми был так благодарен девушке за своё спасение, что подарил ей норковое манто и кольцо с крупным бриллиантом. Он снял ей роскошную виллу, но сам там не появлялся. Журнал Jet опубликовал фотографию Лоры, державшей в охапку только что купленные 20 пар туфель. Ким Новак отреагировала на случившееся спокойно. "В ту пору союз между белой женщиной и чёрным мужчиной был чреват опасностями вне зависимости от статуса этих людей, - вспоминала она впоследствии. – Весь истеблишмент встал на дыбы. Знакомые перестали со мной здороваться. Поэтому я решила – что не делается, всё к лучшему". Скандал вокруг Ким Новак доконал её покровителя. Два месяца спустя Гарри Кон скончался от второго инфаркта. После его смерти звезда Новак быстро закатилась. В 1962 она вышла замуж за ветеринара и, осев в глуши, разводила лам. Забегая вперёд, нужно упомянуть, что в 1979 она в качестве почётной гостьи присутствовала на церемонии присуждения премии Оскар и станцевала вальс с Сэмми Девисом. Раньше за это могли линчевать, но тогда на пару никто не обратил внимания. Даже фотографы. На выступления Сэмми Девиса публика валила валом. Все жаждали посмотреть на героя бульварной прессы. Расисты преподали Сэмми наглядный урок, но он не пошёл ему на пользу. Артиста по-прежнему тянуло к белым женщинам. Едва оправившись после страшных событий 1959, он снова взялся за своё. С 1959 Девис становится участником знаменитого коллектива Rat Pack ("Крысиная стая"), который возгавлял его приятель Фрэнк Синатра. Кроме Сэмми, который был единственным темнокожим участником, в группе выступали Дин Мартин (Dean Martin), Джои Бишоп (Joey Bishop) и двоюродный брат Джона Кеннеди (John F. Kennedy) Питер Лоуфорд (Peter Lawford). Изначально Синатра на правах руководителя назвал коллектив Clan ("Клан"), но Девис запротестовал, сказав, что это название скорее вызывает у людей ассоциации с Ku Klux Klan. Синатра переименовал группу в "Саммит" ("Summit"), но пресса начала называть их Крысиная Стая (Rat Pack) по названию предыдущего воплощения этой идеи под руководством Хамфри Богарта (Humphrey Bogart) и Лорен Бакалла (Lauren Bacall). Вместе с Rat Pack он снялся сразу в нескольких художественных фильмах, первым из которых стала криминальная комедия 1960 "Ocean’s 11". За два дня работы Девис получил 100 000 долларов. В картине он изображал поющего мусорщика. Это была своего рода месть Синатры за лёгкий флирт Девиса с тогдашней женой Френка актрисой Авой Гарднер. Затем последовали фильмы "Sergeants Three" (1962), и "Robin and the Seven Hoods" (1964), как и множество совместных выступлений как в Лас-Вегасе, так и в других городах. Как ведущий артист Девис начинает выступать в The Frontier Casino в Лас-Вегасе, но он должен был (как и все темнокожие исполнители в 50-х) проживать в домах, расположенных в западной части города, вместо отелей как полагалось его белым коллегам. Темнокожим артистам не давали артистических уборных, и промежутки времени между номерами они должны были коротать возле бассейна. Девис и другие темнокожие артисты могли выступать, но никогда не останавливались в отелях, где выступали, им не разрешалось играть в казино, кушать в ресторанах или посещать бары. Позднее Девис отказывался работать в местах, в которых практиковалась сегрегация по расовому признаку. Как-то в 1960 Сэмми заприметил в клубе "Мокамбо" прелестную шведку Мэй Бритт (May Britt). 23-летняя актриса внешне чем-то напоминала Новак, но была более строгих правил. Сэмми ухаживал за ней, следуя привычному шаблону: смешки, анекдоты, рестораны и победа. Но в данном случае ему пришлось вести осаду по всем правилам. Завоевав крепость, Сэмми громко объявил о помолвке. Разразился очередной скандал. Ведь его личная жизнь давно стала достоянием общественности. В Вашингтоне клуб, где выступал артист, пикетировали неонацисты с лозунгами: "В чём дело, Сэмми? Ты что, не можешь найти себе цветную подружку? Давай, проваливай обратно в Конго!" Впереди колонны демонстрантов трусил чёрный пёсик с плакатиком: "Сэмми, я тоже чёрный, но не еврей, как ты". Какие-то психи угрожали Девису физической расправой, обещали взорвать бомбу во время концерта. Ну как можно было в такой обстановке выходить на сцену? Однако Девис пошёл на принцип – он окружил себя охраной и бросил вызов расистам. Женитьба Сэмми Девиса вызвала небывалый ажиотаж. Свадебная процессия с трудом пробивалась сквозь толпы зевак. Репортёры карабкались на деревья, счастливцы с биноклями засели на балконах домов. Медовый месяц пришлось отменить. Молодожёнов накрыла такая волна расовой ненависти, что Сэмми решил лишний раз не дразнить гусей. Кинокомпания ХХ Century Fox расторгла контракт с его женой. На прошедшем незадолго до этого съезде демократической партии Девис горячо агитировал за Джона Кеннеди и даже отложил дату своего бракосочетания, чтобы не навредить избирательной компании кандидата в президенты. Однако в связи со скандалом его не пригласили на инаугурацию Кеннеди. Обиженный Девис отправился на гастроли. Он тревожно вглядывался со сцены в зрительские лица и всерьёз опасался за свою жизнь. В любую минуту его без помех могли просто пристрелить. При этом негры считали Девиса отщепенцем. Тот изо всех сил пытался завоевать их расположение. Когда борец за права чернокожих Мартин Лютер Кинг попросил у Девиса 100 тысяч долларов, он вместе с Френком Синатрой и Дином Мартином дал благотворительный концерт в Carnegie Hall и собрал 250 тысяч. Белые американцы раскололись на два лагеря. Одни симпатизировали артисту. Другие ненавидели его всей душой. Дело в том, что в тот период смешанные браки согласно статьи 31 были запрещены в США и были полностью легальны только в Нью-Йорке. Верховный суд США признал эту статью неконституционной лишь в 1967. Во втором действии бродвейского мюзикла "Mister Wonderful" имелась любовная сцена. Сэмми должен был целовать белую актрису и каждый раз у него душа уходила в пятки. Первый поцелуй он продемонстрировал в Детройте и тотчас же директор театра получил записку: "Этой бабе мы отрежем груди, а негра кастрируем". К актрисе приставили телохранителя, а у Сэмми уже был и даже не один. В период 1964 - 1966 Девис по вечерам с успехом выступал на Бродвее в постановке "Golden Boy". За эту роль он был номинирован на премию Tony Award как "Лучший актёр". Днём он вёл собственное ток-шоу. Когда выдавался свободный от театральной постановки день, он записывал в студии новые песни, или давал концерты, довольно часто с благотворительными целями, в Майами, Чикаго и Лас-Вегасе, или принимал участие в телевизионных передачах в Лос-Анджелесе. Он разъезжал на громадном Кадиллаке с баром и телефоном, и купался в роскоши. Ему платили по 20 000 долларов в неделю. Но жену Сэмми вечно что-то не устраивало. Сначала она требовала, чтобы муж чаще бывал дома и общался с детьми. Дэвис послушно отказался от съёмок в телесериале, перестал давать интервью и отлучался из дому лишь на вечерние представления. Но настырная жена продолжала его пилить. Теперь ей не нравилось, что Девис практически никогда не расставался со стаканом с водкой. Между тем добровольное затворничество пагубно отразилось как на карьере, так и на имидже артиста. "Тот, кого мы знали, как лихого гуляку и кумира женщин, оказался под каблуком у жены и превратился в заядлого домоседа" – злорадно писали газеты. Тем не менее, в конце 60-х успех сопутствовал его песне "I've Gotta Be Me". Она поднялась до 11 места в общем хит параде и стала номером 1 в списках музыки Easy Listening. Он попытался было освежить свой саунд и начал сотрудничать с более молодыми исполнителями, что привело к подписанию контракта с лейблом Motown. В конце концов, Сэмми поругался с Мэй и набрал работы больше некуда. Теперь он так уставал, что, добравшись до постели, сразу засыпал и не вспоминал про свои супружеские обязанности. Мэй объявила мужу бойкот и пропасть между супругами становилась всё глубже. Мэй не выдержала, когда поползли слухи о том, что у Сэмми любовный роман с певицей Лолой Фалана (Lola Falana). В один из дней 1966 Мэй упаковала вещи, забрала троих детей и уехала в Лос-Анджелес. Официальный развод был оформлен лишь два года спустя. Девису стало так тоскливо в пустом особняке, что он покинул Нью-Йорк и перебрался в Лас-Вегас. Когда, выйдя на эстраду, он запел балладу "What Kind of Fool Am I?" ("Какой же я дурак?"), зрители сочувственно зашептали: "Это он о своей жене Бритт". Эта песня достигла 20-ки лучших хитов и была номинирована на премию GrAMMy как лучшая запись года (Record of the Year). Сэмми не долго страдал по ушедшей жене. Присоединившись к мужскому братству Rat Pack, возглавляемому Френком Синатрой, он опять стал прежним шалуном. Девиса неизменно тянуло к белым женщинам. Вращаясь среди активистов, боровшихся за гражданские права негров, он сошёлся с актрисой Джин Сиберг (Jean Seberg), несколько лет назад прославившейся ролью в фильме режиссёра Люка Годара "На Последнем Дыхании", теперь активно поддерживавшую радикальную группировку "Чёрные Пантеры". Девис снимался в фильмах и без команды Rat Pack, включая фильм "A Man Called Adam" (1966), в котором принял участие Луи Армстронг (Louis Armstrong). Он исполнил незабываемую роль в фильме "Sweet Charity" режиссёра Боба Фоссе (Bob Fosse) (1969, с Ширли МакЛэйн (Shirley MacLaine), в котором Девис исполнил роль поющего, харизматичного гуру Биг Дэдди (Big Daddy). Он продолжает выпускать альбомы на лейблах Decca и Reprise. Сэмми становится первым артистом, с которым лейбл Reprise, принадлежавший Синатре, подписал контракт. 11 декабря 1967 по NBC состоялась трансляция музыкального варьете, специально названного "Movin' With Nancy". Кроме того, что эта постановка была награждена премией Emmy, шоу получило известность благодаря участию Нэнси Синатры (Nancy Sinatra), дочери Френка Синатры (Frank Sinatra). Нэнси приветствовала Сэмми Девиса поцелуем, ставшим одним первых поцелуев между темнокожим мужчиной и белой женщиной в истории телевидения Америки. В конце 60-х Девис подружился с Элвисом Престли (Elvis Presley), когда два ведущих артиста одновременно выступали в Вегасе. Как и Девис, Престли вёл в некоторой степени затворнический образ жизни во время выступлений в отелях Лас-Вегаса. И так как Девис часто устраивал вечеринки у себя дома, Престли иногда посещал их. Сэмми исполнил свою версию песни "In The Ghetto" из репертуара Престли, и в 1970 промелькнул в концертном фильме Престли "Elvis: That's the Way It Is". Годом позже он снялся в короткой сцене в фильме о Джеймсе Бонде (James Bond) под названием "Diamonds Are Forever", но сцену впоследствии вырезали. В Японии Девис появился в телевизионной рекламе кофе, а в Соединённых Штатах присоединился к Синатре и Мартину в радио рекламе одного из чикагских дилеров автомобилей. Потом Сэмми неналго полюбил другую актрису Роми Шнайдер (Romy Schneider). Он покорил её и весь Париж, когда в 1968 с триумфом выступал в театре Олимпия. Наглый Сэмми попробовал заодно подкатиться и к Катрин Денёв (Catherine Deneuve), но пылкая Роми его резко осадила. В Париже Сэмми некоторое время жил на вилле богатого доминиканского дипломата, спортсмена и великосветского сердцееда Порфирио Рубироза (Porfirio Rubirosa). В отношениях с Роми Шнайдер Сэмми этикет не соблюдал. Как-то обидевшись на подругу, он замахнулся ногой, чтобы поддать ей под зад. Дело происходило на лестнице. Сэмми потерял равновесие и кубарем покатился вниз. Приземлился он вполне благополучно, поскольку был навеселе и не пытался замедлить своё стремительное движение. Едва затихло эхо от звонкого удара его тела о землю, как раздался истерический хохот. Роми рыдала от смеха, глядя на помятого, но живого любовника. Парижская сказка продолжалась три недели. Затем Сэмми Девис переместился в Лондон и дал концерты в театре Palladium. Он затмил всех британских артистов, работавших в сходном жанре. Одежду Сэмми приобретал исключительно в бутиках на знаменитой Carnaby Street. В круг его знакомых в этот период входила певица Мама Кэсс (Mama Cass) и гитарист Джимми Хендрикс (Jimmy Hendrix). Толстушка Кэсс курила марихуану и много смеялась. Хендрикс, окружённый группой хиппи, угрюмо терзал свою гитару и был подвержен частым приступам меланхолии. Сэмми всё больше налегал на спиртное, а травку не курил. Это был не его стиль. Наглядевшись на хиппи, Сэмми тоже увешался гирляндами цветов и в таком виде представал перед серьёзной публикой, одетой в строгие костюмы. Девису очень понравилась Европа. Он даже подумывал, не задержаться ли здесь подольше? Но потом всё-таки улетел домой. В Лос-Анджелесе Сэмми проживал рядом с домом Мэй Бритт и иногда навещал детей. Бывшие супруги сохранили вполне добрые отношения. Бесконечные похожие друг на друга как две капли воды стандартные вечеринки порой надоедали Девису и тогда он в поисках острых ощущений принимал участие в тайных оргиях сатанистов. Эти люди, в большинстве своём принадлежавшие к богеме, надев на лица маски, поклонялись дьяволу, чтобы под видом ритуала устроить групповой секс. Жертвой на алтаре становилась какая-нибудь готовая на всё девица. Хотя внутренний голос порой шептал Девису: "Ты зашёл слишком далеко!", Сэмми, тем не менее, открыто и даже вызывающе демонстрировал опознавательные знаки секты – покрытый красным лаком ноготь на мезинце. Но однажды во время очередной оргии молодую женщину на алтаре принесли в жертву по настоящему. Девис страшно перепугался и тот час прекратил какие-либо отношения с сатанистами. Сэмми Девис долгое время дружил с Робертом Кеннеди, братом застреленого президента США Джона Кеннеди. Но и самого Бобби постигла та же печальная участь. Его убили, едва он выставил свою кандидатуру на выборах. Трагическая весть застала Девиса в Лондоне. С горя он ушёл в запой. Он очень хотел забыться, а для этого все средства были хороши – водка, кокаин, женщины. Два часа на сцене, а до и после шоу пьяный угар в обществе друзей и подруг. Надравшись, король эстрады провозглашал: "Начхать на всех. В этом мире мне дороги только трое – Сэмми, Девис и младший". Артист гулял с размахом. Его долги магазинам и ресторанам достигли такой суммы, что бизнесмены были вынуждены обратиться в суд. Перед самым началом второго акта мюзикла "Golden Boy" на сцену вышел человек и при большом стечении народа вручил певцу предписание немедленно вернуть долги, в противном случае перед ним открывалась реальная перспектива сесть на скамью подсудимых. Сэмми срочно позвонил в США и попросил аванс в 100 000 долларов. Расплатившись, он внёс в сценарий мюзикла некоторые дополнения. И нанял четырёх девушек, которые кружились вокруг него, разыгрывая сцену ревности. Его любовница Элтовайс (Altovise Gore), возглавлявшая весь этот гарем развлекателя, подносила повелителю стакан и зажигала сигарету. Пресса не уставала задаваться вопросом – почему женщины так любят этого одноглазого, отнюдь не блещущего красотой коротышку? Видимо, за деньги, решили журналисты. Одна из британских газет газет перепечатала статью, вышедшую когда-то в Америке. В ней был такой пассаж: "Создавая Девиса, Бог явно захотел слепить что-то безобразное, а потому долбанул его по лицу лопатой". Если бы Сэмми был мусорщиком, к нему врятли льнули бы девушки, но он был звездой. В Лас-Вегасе его ждали сразу три любовницы. Сэмми собрал их вместе в роскошном номере отеля, выпили, понюхали кокаина и тут Девиса озарило: "Девочки, а давайте жить вчетвером, - предложил он. - Блестящий рекламный ход. Везде будем появляться только вместе. Абсолютная взаимная преданность. Никаких посторонних связей. Ну, вы как?" Девушки в тот же вечер переселились к Сэмми. Постельные игрища длились недолго. Ненасытные девицы поочерёдно тянули владыку к себе и Сэмми понял, что ещё немного и он навсегда потеряет свою мужскую силу. Сославшись на ревность членов гарема, Девис прекратил эксперимент. Во время канадских гастролей приятели из Торонто угостили Девиса домашними пирожками. Сэмми перед шоу выпил чайку с дарёной булкой и пошёл развлекать публику. Он понятия не имел о том, что в пироги была запечена марихуана. В сочетании с горячими напитками она оказывает, порой, неожиданное действие. Сэмми исполнил вступление, ему поаплодировали, певец раскланялся, и удалился. "Ты куда?" – шёпотом спросили его за кулисами. "В гардероб. А что? Концерт ведь окончен" – невозмутимо ответил Девис. "Да ты же спел только первый номер" – прошипел импресарио. "Э-э, обратно ходу нет, – растеряно промямлил Сэмми. – Не могу же я вернуться и сказать: "Ребята, это я пошутил". Да и чувствую я себя что-то неважно". Сэмми проспал 12 часов, а наутро узнали из газет, что возмущённая публика штурмовала кассу и требовала вернуть деньги. С тех пор Девиса никогда не приглашали в Торонто. Вернувшись в Лос-Анджелес, Девис начал жаловаться на здоровье. Доктора исследовали знаменитость и вынесли вердикт: прекратить пить, потому что забарахлила печень, и бросить курит, потому что в горле образовались полипы, которые под воздействием никотина часто перерождаются в раковую опухоль. "Да вы что?! Это невозможно. Во-первых, я не хочу лишать себя удовольствия, во-вторых, это часть моего имиджа. Ну, а в-третьих, без такого допинга я буду очень вялым на сцене. Нет уж, ни пить, ни курить я не брошу". И артист, распрощавшись с врачами, отправился на очередную гулянку. Парадоксально, но факт: Сэмми Девис зарабатывал миллионы долларов, но его щёт был пуст, потому что все деньги он проматывал. Горы дорогих шмоток не вмещались в многочисленные шкафы. Гараж был забит машинами разных марок. Все пальцы в перстнях, ну, и, конечно, долги. Заработки уходили на погашение долгов, к моменту завершения выплат возникали новые долги, и так без конца. А ведь надо было ещё содержать 18 родственников, привыкших жить на широкую ногу, платить алименты на троих детей и поддерживать в порядке недвижимость. Девис нанял опытного менеджера – Сая Марша. "Мой корабль теперь будут вести капитана, - объявил он менеджеру. – Я пою, а ты отвечаешь за финансы. Я тебе полностью доверяю. Отдаю половину своих доходов, только помоги мне выбраться из кабалы". Сай, вздохнув, принялся разгребать авдиевы конюшни. "Так, Сэмми, от личного самолёта тебе прийдётся отказаться. Его лизинг обходиться ежегодно в 250 000 долларов" – сообщил по телефону менеджер. "Это будет непросто сделать - уныло пробубнил Сэмми. – По условиям контракта взносы засчитываются при покупке самолёта, если же я откажусь его брать, то должен буду заплатить 250 000 отступных. На другом конце провода воцарилось долгое молчание, как будто бы абонент упал в обморок. "Э-э, самолёт всё равно к чёрту, - молвил наконец Марш. Менеджер не только присекал дополнительные траты, но и искал возможности для дополнительного заработка. Предложил, напрмер, Девису рекламировать промышленные товары. Некоторые фирмы соглашались заплатить артисту за день работы 250 000 долларов. Но Сэмми пока был не готов к таким подвигам. В 1966 Девис начал вести собственную телевизионную программу " The SAMMy Davis Jr. Show", но шоу не пользовалось успехом у телезрителей и его вскоре закрыли. К этому периоду ему исполнилось 45 лет и он несколько подустал бузить. Он вызвал из Лондона старую приятельницу Элтовайс Гор (Altovise Gore), танцовщицу из труппы Golden Boy, и укатил с ней на отдых в Майями. Греясь на солныщке, Сэмми предложил: "Давай сольёмся телом, но не душой. Мы можем пожениться, однако, у меня должно быть пространство для манёвра. Умная женщина поняла его намёк и согласилась. Новоиспечённый жених тут-же купил невесте норковую шубу. "Ой, я же младше тебя на 20 лет. Люди подумают, что я выхожу за тебя замуж из-за денег", - щебетала счастливая Элтовайс. "А ты не волнуйся, - хохотал Девис, - у меня нет денег". Свадьба состоялась 11 мая 1970. Их расписал преподобный Джесси Джексон (Jesse Jackson). Место Элтовайс в шоу заняла Кэти МакКи (Kathy McKee). В 1989 пара усыновила мальчика Мэнни (Manny). Дэвис и Элтовайс оставались мужем и женой до самой смерти Дэвиса. Девис сказал правду. Его финансовое положение было далеко не блестящим. Однако, он не собирался себе ни в чём отказывать. Сэмми засыпал любимую дорогими подарками. Купил ей "Роллс-Ройс". Потом приобрёл в районе Беверли-Хиллс виллу. Участок в 8 гектаров круглосуточно охраняли 5 крепких парней. Внутренней отделкой дома, закупкой мебели и прочего домашнего хозяйства занялась жена Сэмми. Она не скупилась и заказывала всё самое лучшее, что имелось на рынке. Супруг, проходясь по комнатам, одобрял её вкус и лез целоваться. Бдительный менеджер с отчаянием следил за бурной деятельностью Элтовайс. Как-то он предоставил ему для ознакомления продуктовый счёт. Сэмми увидел цифру в 5 200 долларов и ошалел. Жена молча открыла громадный холодильник. Внутри штабелями лежали банки икры, осетрины и прочие деликатесы. Сэмми расцвёл и нежно обнял расточительную супругу. Долгое время Сэмми Девис являлся сторонником демократической партии и общался с кланом Кеннеди. В 1960 он принимал участие в предвыборной кампании Джона Кеннеди. В 1968 поддерживал Роберта Кеннеди. Однако позднее Сэмми становится близким другом республиканца Ричарда Никсона, который в 1972 публично представил его на Национальной конвенции республиканцев (Republican National Convention). Демократы отшатнулись от перебежчика. Девис, нисколько не смущаясь, так объяснил свой поступок: "У Никсона в руках власть над всем свободным миром. И я разделяю его взгляды по ряду вопросов и он симпатизирует чернокожим. Я не ищу выгоду. Мне не нужен пост посла в Найроби. Я зарабатываю за неделю столько, сколько президент за целый год. Моя цель – помочь чернокожим добиться равноправия". Дружба с сильными мира сего положительно отразилась на карьере Сэмми Девиса. В 1972 он записал кавер-версию песни "The Candy Man" из фильма "Вилли Вонка и шоколадная фабрика", которая тут же стала хитом в США и достигла первой строчки Billboard Hot 100. Что же касается негров, то они считали, что Девис, сотрудничая с администрацией Никсона, предал интересы угнетённого меньшинства. Сэмми надеялся вернуть доверие лидеров движения за равноправие щедрыми дарами и кое-кого сумел убедить в своей лояльности. Девис взлетел высоко. Уважение Никсона он заслужил ранее благодаря активной позиции в вопросе борьбы за равные гражданские права темнокожего населения. Президент США не только пригласил его выступить в Белом Доме, но и предложил, чтобы артист с супругой переночевали в королевской спальне для гостей (Queens' Bedroom). Личные покои Никсона располагались на том же этаже. Проводив гостей до спальни, президент заметил: "После встречи в 1914 президента Вудро Уилсона с Букером Вашингтоном, ни один негр не переступал порог этой комнаты". Но Девис с супругой стали первыми темнокожими гражданами США, переночевавшими в Белом доме. Перед концертом Никсон лично представил артиста. Оказалось, что он высоко ценил мастерство Девиса, будучи совсем ещё молодым человеком, только начинавшим свою политическую карьеру. Сэмми млел, слушая похвалу из уст самого президента Соединённых Штатов. По просьбе президента Никсона Девис сделал турне по Вьетнаму. 27-28 мая 1973 Девис вместе с Монте Холлом (Monte Hall) стал ведущим первого ежегодного телевизионного марафона (или телетона), проходившего под эгидой Highway Safety Foundation. Его гостями были MuhAMMad Ali, Paul Anka, Jack Barry, Dr. Joyce Brothers, Ray Charles, Dick Clark, Roy Clark, Howard Cosell, Ossie Davis, Ruby Dee, Joe Franklin, Cliff Gorman, Richie Havens, Danny Kaye, Steve Leeds,[23] Jerry Lewis, Hal Linden, Rich Little, Butterfly McQueen, Minnie Pearl, Boots Randolph, Tex Ritter, Phil Rizzuto, The Rockettes, Nipsy Russell, Sally Struthers, Mel Tillis, Ben Vereen, Lawrence Welk и многие другие. Результатом стал полный финансовый провал. Всего было собрано 1,2 миллионов долларов, но реально после всех вычетов в кассе осталось 525 000. С 1975 по 1977 он был одним из ведущих в телевизионном ток-шоу SAMMy and Company. Девис был поклонником дневных мыльных опер, в особенности тех, которые производились в студиях American Broadcasting Company. Он получил короткую роль в "General Hospital" и периодически появлялся в роли Чипа Уоррена (Chip Warren) в "One Life to Live", за которую в 1980 был номинирован на Daytime Emmy. Также ему очень нравились игровые шоу, в 1979 он принял участие в "Family Feud" по версии ABC. Вместе с третьей женой Альтовайс Девис (Altovise Davis) он принял участие в "Tattletales". В 1981 ненадолго появился в эпизоде Card Sharks по версии NBC. Кроме того, Девис был большим поклонником австралийского шоу "Prisoner: Cell Block H". Девис хотел было сняться в одном из эпизодов, но неожиданно шоу прекратило своё существование в 1986. Девис был страстным фотографом, которому нравилось фотографировать семью и знакомых. Его работы были опубликованы в 2007 в книге Бёрта Бойяра (Burt Boyar) под названием "Photo by Sammy Davis, Jr.". "Джерри [Льюис] (Jerry [Lewis]) подарил мне первую серьёзную камеру, мою первую 35-миллиметровку, во время периода в Ciro в начале 50-х, – процитировал Бойяр Девиса. – И он зацепил меня". Позднее Девис начал использовать камеру среднего формата. Девис говорил: "Никто не останавливает человека, желающего сделать снимок… Никто не спрашивает: "Что этот негр делает здесь?" В каталоге Девиса редкие фотографии его отца, танцующего на сцене в составе трио Уилла Мастина (Will Mastin), и личные снимки его близких друзей Джерри Льюиса (Jerry Lewis), Дина Мартина (Dean Martin), Френка Синатры (Frank Sinatra), Джеймса Дина (James Dean), Нет Кинг Кола (Nat "King" Cole) и Мерлин Монро (Marilyn Monroe). Его знакомство с видными политиками тоже были запечатлены на фото с Робертом Кеннеди (Robert Kennedy), Джеки Кеннеди (Jackie Kennedy) и Мартином Лютером Кингом (Martin Luther King Jr). На его последних снимках были запечатлены супруга Мэй Бритт (May Britt) и его трое детей Tracey, Jeff и Mark. Девис был восторженным стрелком и любителем оружия. Он принимал участие в соревнованиях стрелков – Джонни Кэш (Johnny Cash) вспоминал, что Сэмми был способен достать свой револьвер системы Кольт (Colt Single Action Army) и сделать первый выстрел за четверть секунды. Девис также был искусным, делая всяческие трюки с оружием. Участвуя в различных телевизионных шоу он с удовольствием демонстрировал свои навыки. Он даже снялся в нескольких вестернах и как звёздный гость появился в нескольких сериях вестерн-телесериала "Golden Age". В 1988 Девис воссоединился с Синатрой и отправился в международное турне, где выступал также с Дином Мартином (ещё одним бывшим участником Rat Pack) и Лайзой Миннелли (Liza Minnelli). Девис неоднократно сталкивался с расизмом, в частности, он подвергался нападкам за свой второй из трёх браков со шведской актрисой Мэй Бритт. Также он участвовал в правозащитной деятельности, и в 1968 Национальной ассоциацией содействия прогрессу цветного населения ему была вручена Медаль Спингарна, присуждаемая наиболее отличившимся афроамериканцам. Помимо этого Девис также номинировался на "Золотой глобус" и "Эмми" за свои телевизионные выступления. Политическое ангажирование Сэмми Девиса носило весьма поверхностный характер, а знакомство с представителями правящей элиты не смогло отвлечь его от развлечений иного рода. Во второй половине 70-х на вечеринках в особняке артиста собирались в основном люди из порно бизнеса. На Сэмми произвёл глубокое впечатление известный в своём жанре фильм "Глубокая глотка". После просмотра этого "шедевра" Сэмми перезнакомился сов семи производителями порно продукции в Лос-Анджелесе и его окрестностях, и регулярно зазывал их на чашку чая и рюмку водки. Рядом со своими гостями, щеголеватыми молодыми мужчинами, сам Сэмми выглядел довольно жалко. Волосы он красил, а брится ему приходилось по три раза в день – седую щетину ведь ничем не замажешь. Артист выступал главным образом в различных клубах Лас-Вегаса. Шесть рабочих дней в неделю за аванс в 175 000 долларов. Годы брали своё. Сэмми уже не мог скакать по сцене, как прежде. Вместо положеных 8 минут он танцевал три, а потом задыхался, кашлял и по тихоньку приходил в себя, едва шевеля ногами. В зале отеля Caesar Palace стали появляться пустые места. Это был тревожный признак. Сэмми срочно устроил вечеринку для таксистов Лас-Вегаса. Он спел крепко выпившим шофёрам серенаду и попросил: "Ребята, если пассажир спросит, где тут у вас можно развлечься, посылайте его на моё шоу. Договорились?". Менеджер позвонил из Лос-Анджелеса и похвалил клиента за находчивость. Девис никак не мог осознать, что пришла пора остепениться и перестать закатывать бурные вечеринки после работы. Что ни день, то гулянка порой с совсем незнакомыми людьми. Даже Френк Синатра, старый друг Девиса, не одобрял его поведения. Будучи в Лос-Анджелесе, Френк ни разу не позвонил Сэмми. "Раз он сел на кокаин – знать его не хочу" – заявил он. Когда американская гильдия артистов в четвёртый раз выбрала Девиса лучшим развлекателем года, он устроил вечеринку для музыкантов и солистов всего Лас-Вегаса. Это удовольствие обошлось ему в 50 000 долларов. К 1979 Сэмми почувствовал, что сдаёт. Случалось, что он рассказывал на сцене один и тот же анекдот дважды, а потом не мог понять почему народ не смеётся. Девис всё ещё работал под молодого. Кожаные джинсы, перстни на каждом пальце, парик на голове. Но природу не обманешь. Зрители хихикали, тыкая пальцами в его выпуклое брюшко, напоминавшее по форме арбуз. Сэмми заметил эти жесты и сел на диету: кофе с сахаром и водка с колой. Через неделю он с трудом преодолевал расстояние между кроватью и баром, а живот стал ещё больше. Жена Синатры организовала встречу Френка с Сэмми, чтобы их помирить. Синатра не желал общаться с Девисом долгие три года. "В кого ты превратился, - сказал Френк. – Стыдись. Ты же суперзвезда. Возьми себя в руки". Сэмми прослезился и пообещал исправиться. Рождество 1979 Сэмми встречал как обычно. Изучив список из 200 гостей, он сказал жене: "Стол накрывать не будем. Пусть все стоят. Закуска и выпивка в буфете. Половина гостей, хочется верить, не явиться". Девис разослал приглашения. Все пообещали быть. Некоторые пары даже собрались прилететь из Европы. Супруга прикинула расходы. Две рок группы, цветы, обслуга, регулировщики на парковке, новая кожа для стульев в баре, подиум для сцены, продукты – как ни крути, меньше 50 000 долларов не выходит. "Отменяем вечер, - провозгласил Сэмми, ознакомившись с расчётами. – Я не нищий, но денег нет". "А что мы скажем людям", - всплеснула руками супруга. "Так и объясним, что я в долгах, как в шелках, состарился и пропил свой талант" – орал Сэмми, а потом махнул рукой, – пусть приходят". И пришли. 400 вместо 200. Всем было весело, кроме хозяина. Через пару дней он сидел рядом с менеджером и печально перелистывал поступившие счета. "Хорошо погулял, - с сарказмом заметил менеджер. – 75 000 долларов. Сэмми скажи, зачем ты это сделал?" "Чтобы никто не знал, в какой я заднице" – ответил тот. Перед шоу в городке у озера Тахо Девису позвонил менеджер Марш и дрожащим голосом сообщил: "Твои адвокаты уже не могут сдержать натиск. У тебя собираются отобрать дом и выставить его на аукцион, чтобы погасить часть долгов по налогам. В налоговом ведомстве сказали, что они не намерены жалеть человека, который покупает смокинги по 2000 долларов и закатывает гигантские вечеринки". Сэмми показалось, что его стукнули обухом по голове. Он отменил концерт и побрёл, куда глаза глядят. Без охраны и без цента в кармане. Обращаться за помощью было не к кому. Власть в Вашингтоне сменилась, а новый президент Форд не входил в число его близких знакомых. И вот наступил печальный момент. Девису нанесли визит два чиновника, от которых зависела судьба должника. Стоявшие у входа роскошные автомобили, вряд ли могли вызвать у них сочувствие к Сэмми. "Дом – это всё, что у меня осталось. Дайте мне шанс, и я обязательно расплачусь с долгами" – умолял Девис. "Ладно. Так и быть. – сказали служащие налогового ведомства. – 200 000 сейчас. Остальное по 100 000 еженедельно". Сэмми аж подпрыгнул от радости. Слава богу с ангажементами у него было всё в порядке. Артист срочно занял необходимую сумму, а потом 12 недель подряд аккуратно делал взносы в кассу налогового ведомства. Этот инцидент помог Сэмми осознать сколь хрупким было его благополучие. Теперь он брался за любую работу и молился, чтобы у него хватило сил со всем справиться. Ведь на нём до сих пор висело немало долгов частным лицам. Начиная с мясника, снабжавшего Девиса деликатесами, и кончая банкира, выдавшего ему ссуду в миллион долларов. Впрочем, все проявляли великодушие и соглашались подождать. Только аптекарь требовал немедленно вернуть ему 89 долларов и грозил судом. Этот долг Девис погасил первым. Потом Сэмми собрал семейный клан и объявил о необходимости строжайшей экономии, но соблюдая секретность, чтобы не пострадал имидж. Вот она ирония судьбы. Сэмми Девис, заработавший за двадцать лет 50 миллионов долларов, сидел и думал, чтобы такое продать. Может кто-нибудь даст 30 000 за Роллс-Ройс, стоивший ещё совсем недавно 125 000. Девис ещё не успел разобраться с государством, как у него снова зачесались руки. Он надумал купить жене ожерелье за 13 000 долларов. "Ни в коем случае" – горячо запротестовала Элтовайс. – Благосостояние – это твой враг. Деньги не держаться у тебя в руках". В 1980 на некогда великолепного шоумена было просто жалко смотреть. Танцевать на сцене он практически перестал, а только сыпал анекдотами и пел, обычно в среднем регистре. Когда Девис пытался брать высокие ноты, живот пронзала острая боль. Однажды, пустив петуха несколько раз подряд, он прервал шоу и сказал, обращаясь к зрителям: "Сегодня я что-то не в форме и дал плохой концерт. Дальше петь не буду и прошу вас быть моими гостями". В гримёрную ворвался менеджер и заорал: "Сэмми, да ты видно совсем спятил. Пригласить весь зал – 800 человек". На завтра у Сэмми Девиса стало на 17 000 долларов меньше. Во столько обошлось угощение армии халявщиков. Через три года Сэмми решил вплотную заняться своим здоровьем. Рентгеновский снимок показал, что печень его увеличилась в размерах и часть её уже не функционирует. А выступающий вперёд живот объясняется вовсе не жировыми отложениями, а огромной кистой, заполненной какой-то гадостью. В больнице Сэмми проткнули кисту шприцем и живот сдулся, словно воздушный шарик. Вылилось три литра жидкости. После дренажа больного уложили в палату, и врач произнёс свой вердикт: строгая диета и ни капли алкоголя. Иначе Сэмми грозила мучительная смерть уже в самом ближайшем будущем. Тоскующего в палате артиста навестил менеджер и спросил, не сможет ли тот через несколько недель выступить в Рено. Девис отказался, так как был настолько слаб, что его даже в туалет носили на руках. Вернувшись домой, Сэмми первым делом проинспектировал свой гардероб. Вся одежда болталась теперь на нём, как на вешалке. Живота-то не стало. С одной стороны, это радовало, с другой – предстояли новые расходы. Сэмми вздохнул и привычно потянулся за стаканом, но бар оказался пуст. Он возмутился и сказал жене поставить все бутылки на место. Он сам решит, когда ему остановиться пить. В Рено он всё-таки выступил. Пришлось выступать без предварительного разогрева спиртным. Сэмми пел, сидя на табуретке. Он боялся, что не устоит на ногах. Но уже к концу первой недели ангажемента Девис почувствовал себя уверенней. "Хорошо быть трезвым, - признался он публике. – Утром просыпаешься и помнишь, что делал вчера вечером". Зрители горячо аплодировали. Они принимали Девиса таким, каков он есть и их реакция давала повод для оптимизма. Постепенно к Девису вернулась прежняя энергия. Обосновавшись в Лас-Вегасе, он опять начал зарабатывать в среднем по 100 000 долларов в неделю и на жизнь не жаловался. Пил он теперь только лимонад. В поп-музыке дули разные ветры, но в консервативной столице азартных игор ничего не менялось. Сэмми Девис принадлежал к элите развлекателей, и не тревожился за своё будущее. Но тут его ждало ещё одно испытание. У Сэмми заболели ноги. Артист отменил концерты и турне, потеряв 1 миллион 400 000 долларов. После операции по имплантации искусственных тазобедренных суставов Девис надолго выбыл из строя. Возле постели Сэмми испуганно суетились родственники и вся его команда. Случись что с кормильцем, все они оказались бы на мели. Своё 60-летие Сэмми отметил скромно в кругу семьи и близких друзей. А через два месяца он улетел в Австралию на гастроли. Артист очень боялся, что во время выступлений у него могут отказать ноги, но конечности функционировали нормально. Зато подвёл голос. Сэмми не мог говорить, не то что петь. Как-будто в горло вставили кляп. Ни танцев, ни песен, ни даже анекдотов не расскажешь. Сэмми прошептал: "Дайте кто-нибудь закурить". Он сделал несколько затяжек и горло отпустило. Последующий час Девис пел, а точнее хрипел. В заключении он вспомнил, как пригласил в гости целый театр и высказал сожаление, что больше не может позволить себе такой красивый жест. Ему это стало уже не по карману. Но дальнейшие гастроли Девиса по Австралии прошли нормально. В 1988 три ветерана шоу бизнеса 62-летний Сэмми Девис, 70-летний Дин Расселл и 72-летний Френк Синатра тряхнули стариной, дав серию концертов на стадионах в крупных городах США. В дом Сэмми частенько заглядывал поп-певец Майкл Джексон. Он брал для просмотра видео записи старых выступлений артиста и потом имитировал на сцене его движения и позы. В следующем году у Девиса вдруг заболело горло. Артист имел обыкновение курить на сцене и во время пения вместе со звуками выпускать дым. В итоге у него развился рак гортани. Об этой опасности его в своё время предупреждал певец Нэт Кинг Коул (Nat King Cole). Узнав о болезни, Девис всё же отказался от жизненно важной операции. Он знал, что потом уже не сможет петь. В этом же 1989 он последний раз снялся в кинокартине ''Tap''. Свой последний концерт Сэмми Девис дал в казино Harrah в Lake Tahoe. Вскоре после этого он прошёл курс радиационной и химиотерапии, однако за несколько недель до смерти ему всё же сделали операцию на гортани и удалили опухоль. 13 марта его выписали из Cedar-Sinai Medical Center. Великий развлекатель Сэмми Девис младший скончался 16 мая 1990. Наследникам он почти ничего не оставил. Девиса похоронили на Forest Lawn Memorial-Park между могилами его отца и дяди. Во время выступлений Уилл Мастин трио юный Сэмми всегда плясал по середине. Так они и лежат теперь в земле. Сэмми в центре, родственники по бокам. 18 мая 1990 через два дня после смерти Сэмми Девиса все неоновые огни на Las Vegas Strip были выключены на 10 минут в знак скорби об артисте. В 2001 году он был посмертно награждён премией Grammy Lifetime Achievement Award.
Автор публикации:
Панченко Юлик
По всем вопросам пишите личное сообщение пользователю M0p94ok.
13:58
758