Поиск

Ethel Waters / Этель Уотерс

Ethel Waters / Этель Уотерс
Также известен как:
Ethel Howard, Sweet Mama Stringbean
Дата рождения (создания):
31 октября 1896
Место рождения (создания):
Chester, Pennsylvania, USA
Дата смерти (распада):
1 сентября 1977
Место смерти (распада):
Chatsworth, California, USA
Инструменты:
Биография:

Американская вокалистка.

Одна из наиболее влиятельных вокалисток популярной музыки, Уотерс начала свою карьеру в составе водевиля. Как следствие, её репертуар был более широким и смещённым в сторону популярной музыки сильнее, чем у многих её современниц. Считается, что она была первой исполнительницей на публике песни Дабл Си Хэнди (W.C. Handy) "St Louis Blues", позднее она популяризировала блюз и такие около джазовые песни, как "Stormy Weather" и "Travellin' All Alone", крупного успеха добилась песня "Dinah" в её исполнении. Её вокальный стиль повлиял на целое поколение вокалистов, темнокожих и белых, и её карьера, охватывающая сценические постановки, вокал и роли в кино, расцветала несколько раз после очередных спадов.

Несмотря на трудное детство и неполное начальное образование, Этель Уотерс вошла в историю, собрав множество лавров и множество "первых" мест. Она была первой темнокожей женщиной, которая выступила на радио (21 апреля 1922); первой темнокожей женщиной, которая блистала в собственном шоу в Palace Theater в Нью-Йорке (в 1925); первой темнокожей женщиной, которая исполнила главную роль в коммерческой сетевой радиопостановке (в 1933); первой вокалисткой, 50 песен которой стали хитами (в 1933); первой темнокожей вокалисткой, которая появилась на телевидении (в 1939); первой темнокожей женщиной, которая сыграла главную роль на Бродвее в драматической постановке (также в 1939). Она запомнилась больше своей превосходной игрой на сцене, чем своим выразительным вокалом — но ещё больше её помнят за силу духа.

Сегодня Уотерс почти никогда не упоминается в одном ряду с другими крупными афроамериканскими исполнителями 20-х и 30-х. В то время как карьера таких джазовых артистов как Луи Армстронг (Louis Armstrong) или даже блюзовых вокалистов, как её современница Бесси Смит (Bessie Smith), исчерпывающе анализируется историками, Уотерс помнят в основном слушатели и исполнители, интересующиеся первыми годами американской популярной музыки. Только несколько переизданий её записей были выпущены на компакт-дисках или доступны на онлайн музыкальных сервисах.
Есть несколько причин этого неравенства, все из которых могут быть вмещены в идею, что Уотерс и её карьера были несколько мифологизированы. Её областью всё же была популярная музыка, а не джаз или блюз, что, как правило, очаровывает исследователей американского музыкального прошлого, хотя она касалась своим творчеством многих жанров. Она жила и работала в течение многих десятилетий, и её не постигла трагическая смерть, как у Билли Холидей (Billie Holiday) — певицы, чьё начало жизни было во многом схоже с её собственным. И позднее она развернулась к музыке в стиле госпел, выступая с видными консервативными фигурами в эпоху, когда повысилась афроамериканская воинственность. "Становясь старше, Вы не становитесь джазовой легендой от того, что играете бабушек и надоедаете всем вместе с Билли Грэхемом (Billy Graham) и Ричардом Никсоном (Richard Nixon)", — отметила певица Susannah McCorkle в статье, посвящённой Уотерс, которая появилась в журнале American Heritage.

Сегодня её имя, безусловно, фигурирует в истории жанра, но оно явно не освещено ярким светом, а находится несколько в тени. Автор Крис Эллис очень точен, когда утверждает, что “… она не подпадает целиком ни под одно из таких определений, как “блюзовая певица”, “джазовая певица”, “драматическая актриса”, “артистка кабаре” или “кинозвезда”. Она, тем не менее, всё это в себе совмещала”. Именно универсализм принёс ей славу при жизни, и он же помешал стать целиком “своей” в каком-то жанре. Однако, её заслуги перед джазом весьма существенны. В джазе она всю жизнь делала то, к чему пришёл Луи Армстронг (Louis Armstrong), уже став великим трубачом. Как вокалистка она всегда была своеобразной “переводчицей с джазового”, интерпретируя в свинговой манере популярные шлягеры своего времени и, наоборот, знакомя широкую, преимущественно белую публику с джазовыми стандартами. Альбом TIMELESS представляет широкую панораму песен и того, и другого рода, записанных ею в тридцатые годы в сопровождении выдающихся джазовых бендов, в первую очередь оркестров Дюка Эллингтона (Duke Ellington) и Бенни Гудмена (Benny Goodman).

К тому времени Этель была уже опытной певицей, ведь впервые она вышла на сцену в 17 лет. Так как она тогда была ещё несовершеннолетней, то для оформления контракта ей пришлось передвинуть дату рождения на четыре года назад. Это породило большую путаницу в различных вариантах её биографий. Ряд источников называет 1900, но на её могиле указан 1896. Так или иначе, произошло это событие в небольшом городке Chester, Pennsylvania. Она не была желанным ребёнком. Мать Уотерс, Луиза Тар Андерсон (Louise Tar Anderson), тихая, религиозная девочка, была в раннем подростковом возрасте (в 12 лет) изнасилована с ножом у горла местным парнем по имени Джон Уотерс (John Waters). Вскоре после того, как родилась Этель, Андерсон вышла замуж за Нормана Ховарда (Norman Howard), рабочего железной дороги. Уотерс несколько лет носила имя Howard, но, в конце концов, решила взять имя отца. Знакомясь с биографией Этель Уотерс, вообще ощущаешь, что дыхание рабовладельческих времён совсем рядом: бабушка будущей звезды вышла замуж в 13 лет, причём деду ещё пришлось выкупать её из рабства.

У Этель было чрезвычайно трудное детство. Её автобиография под названием "His Eye Is on the Sparrow" (эта фраза высечена на её могильном камне) начинается такими словами: "Я никогда не была ребёнком. Со мной никогда не нянчились, или любили, или пытались понять меня в моей семье. Я никогда не чувствовала, что кому-то нужна. Я всегда была посторонней… Никто не занимался моим воспитанием". В силу тех обстоятельств, при которых Этель появилась на свет, мать так и не смогла принять свою дочку, и отправила её к бабушке Салли Андерсон (Sally Anderson) (именно эту женщину Этель долгое время считала своей мамой). Бабушка уходила из дому на работу или на поиски таковой, и Этель оставалась на попечении своих тёток Ви (Vi) и Чинг (Ching), которые сильно выпивали и часто избивали девочку. У неё не было собственной кровати, в доме не было ванной комнаты и в её памяти долго жили воспоминания о туалете на улице, открывая двери которого она часто сталкивалась с крысами. В возрасте 5 лет она производила впечатление на посетителей церкви своими вокальными данными. К тому времени, когда ей было семь лет, Уотерс занималась тем, что стояла на стрёме у проституток и сутенёров, что она назвала "Bloody Eighth Ward" Южной Филадельфии. "Я играла с детьми воров и с детьми женщин, занимавшихся азартными играми, — вспоминала Уотерс в своей автобиографии. — Именно они научили меня воровать".

Приблизительно в 8 лет Уотерс начала самостоятельно зарабатывать на жизнь. Бабушка часто отправляла юную Уотерс в другие дома в качестве горничной. Она мечтала о том, чтобы её наняла богатая женщина, которая возьмёт её в кругосветное путешествие. В тех домах, в которых убирала Уотерс, она часто становилась перед зеркалом и, представляя себя певицей, пела и танцевала. Высокой худющей девчонке пришлось самой пробивать себе дорогу. Позднее она бросила школу и бралась за любую работу – горничной, посудомойкой, официанткой в местных отелях и ресторанах.

Некоторые светлые пятна в жизни появились после того, как она в 9 лет стала ученицей католической школы, где монахини заметили её талант к разговорному жанру, имитированию и превосходной памяти. В 1910 Уотерс выходит замуж за пожилого мужчину по имени Мерритт Пернсли (Merritt Pernsley). В этом браке она снова столкнулась с насилием и менее чем через год развелась. В 1928 её мужем становится Клайд Эдвард Мэттьюс (Clyde Edward Matthews), но и этот брак не был долговечным. Позже она ещё раз выходит замуж и снова разводится. Своих детей у неё не было, но она заботилась о своей крестнице Элгретта Холмс (Algretta Holmes). Уотерс редко говорила о своих браках.

Как-то в 1917 Уотерс пригласили на костюмированную вечеринку в баре Jack's Rathskeller на Juniper Street, где она исполнила две песни. Два продюсера водевилей услышали её и предложили подписать с ними контракт. Вскоре она присоединилась к гастролирующему водевильному шоу во главе с дуэтом под названием Braxton and Nugent. Этель выступала сначала как участница трио Hill Sisters. Чистый голос, отличная дикция, прекрасное чувство ритма помогали Уотерс приводить в восторг непритязательную публику своими выступлениями. Очень скоро она начала выступать как солистка, получив прозвище "Sweet Mama Stringbean". Ей платили десять долларов в неделю, но менеджеры забирали себе те деньги, которые поклонники бросали ей на сцену. В этот период она услышала песню "St. Louis Blues", которую исполнял травести. Она уговорила автора песни Дабл Си Хэнди (W.C. Handy) разрешить ей исполнить песню во время её формальной премьеры в Lincoln Theater в Балтиморе. С этих пор "St. Louis Blues" стала её торговой маркой, и даже когда она появилась в Атланте с великой Бесси Смит (Bessie Smith), зрители просили Этель исполнить этот блюз.

У Уотерс был сладкий голос, но ещё более привлекательной была её способность наполнить песню эмоцией — когда она пела блюз, аудитория чувствовала её боль; когда она пела юмористические песенки, люди забывали о своих заботах. Она была необычна и на водевильной сцене, потому что не пела традиционный блюз в общепринятом стиле, популяризированном великой Бесси Смит (Bessie Smith); вместо этого она пела лёгким, ясным голосом, а не обычным глубоким, грубым, как пели на юге. Уотерс быстро стала звездой шоу. Несмотря на первые успехи, Уотерс испытывала недостаток уверенности; иногда она снова бралась за уборку домов, чтобы иметь подстраховку на случай провала. Работа посудомойкой за три с четвертью доллара в неделю её не слишком прельщала, и Этель всё же выбрала то, о чём мечтала с раннего детства: сцену.

Гастроли по югу были необходимостью для водевильных трупп темнокожих исполнителей, поскольку именно там находилась большая часть их зрителей. Но это было также крайне опасно. В Атланте Уотерс чуть не линчевали, когда она начала спорить по поводу настройки фортепиано. После автомобильной аварии в городе Аннистон, штат Алабама, Уотерс умоляла проезжавших мимо белых автомобилистов помочь ей. Ответом на её мольбы было — мы скорее посмотрим, как ты будешь умирать, чем повезём тебя в госпиталь. Её доставили в отделение для темнокожих в больницу, главврач которой был белым, и практически оставили умирать. Раны на ногах, в которые попали масло и грязь, даже не промыли. Уотерс грозила гангрена и ампутация ноги. Ей повезло. Одна из белых медсестёр без разрешения руководства увезла Этель из больницы на приём к темнокожему хирургу.

Чтобы избежать опасной жизни гастролирующих водевилей, Уотерс в 1919 решила попытать счастья в Нью-Йорке. Несмотря на сомнения в своих способностях, она быстро нашла работу в чёрных мюзиклах, включая её первый Hello 1919!, и ночных клубах Гарлема, в числе которых был её любимый Edmond Johnson's Cellar, где зрители заказывали популярные в те дни блюзы с двойным смыслом, в которых в скрытой форме говорилось о расовых проблемах. Но по настоянию пианиста Лу Хенли (Lou Henley) она включала в свой репертуар и более элегантные популярные песни, как "A Pretty Girl Is Like a Melody" Ирвинг Берлин (Irving Berlin). В 1921 она становится пятой темнокожей исполнительницей, сделавшей запись на лейбле Cardinal Records. Многосторонность её таланта была замечена в Black Swan, лучшей принадлежащей темнокожим студии звукозаписи, и вскоре она под аккомпанемент Флетчера Хендерсона (Fletcher Henderson) делает запись 26 песен, включая "Down Home Blues" (первый большой успех лейбла) и другие хиты. С Black Swan Этель работала по 1923. В начале 1924 Лейбл покупает Paramount, на котором она делает записи до конца года.

Уотерс возвращается к гастролям, на которые отправляется в сопровождении оркестра во главе с будущим свинговым аранжировщиком и бенд-лидером Флетчером Хендерсоном (Fletcher Henderson), и привнесла в музыку оркестра блюзовое чувство. Интересно, что, выступая в Атланте, Уотерс столкнулась с весьма негативным отношением к себе со стороны “императрицы блюза” Бесси Смит (Bessie Smith), которая ревниво отнеслась к успехам “выскочки с Севера” (много позже Этель столь же недоброжелательно будет реагировать на Билли Холидей (Billy Holiday). На первых записях ей аккомпанировали такие артисты, как Колмен Хокинс (Coleman Hawkins), Джеймс Пи Джонсон (James P. Johnson) и Дюк Эллингтон (Duke Ellington). Важно отметить, что для того, чтобы быть принятой в кругах белой публики, она делает записи с Джеком Тигарденом (Jack Teagarden).

Приблизительно в 1923 её друг гарлемский исполнитель Ёрл Денсер (Earl Dancer) предложил Уотерс отправиться в Чикаго, чтобы заявить о себе в более прибыльном мире белого водевиля. Не удивительно, что в силу своей неуверенности и застенчивости Этель тут же отказалась, но Денсер был настойчив и убедил вокалистку в необходимости этой поездки. Она присоединяется к Keith Vaudeville Circuit, и сразу же становится чрезвычайно популярной. Она получает гонорар в 1,250 долларов, что было за пределами всех мечтаний для темнокожих исполнений. "Десятки людей в шоу-бизнесе говорят, что именно они открыли меня. Это всегда раздражает меня, — писала она в автобиографии. — [Владелец клуба] Edmond's пианист Лу Хенли (Lou Henley) был первым, кто заставил меня петь различные типы песен. Ёрл Денсер (Earl Dancer) подтолкнул меня в белое общество". И она становится первой темнокожей вокалисткой, принятой этим обществом. Далее она гастролирует по югу вместе с Пёрл Райт (Pearl Wright). По возвращении в 1925 развивает свой успех выступлениями в нью-йоркском клубе Plantation Club.

Жизнь стала лучше, но совсем не лёгкой. Уотерс продолжала сталкиваться с расистским отношением. В автобиографии Уотерс небрежно описала условия труда в чикагском Monogram Theater. "Это был театр, — писала она, — где Вы должны были одеваться под лестницей рядом с истопником [нагревателем] и выходить на сцену, поднимаясь по лестнице, как на невольничьем судне. Работая там, я начала испытывать ужасные головные боли, которые затем преследовали меня в течение многих лет. Там внизу, где был истопник, воздух был очень плохим". Несмотря на процветающий расизм в Соединённых Штатах в то время, Уотерс пела для зрителей всех рас. С 1925 она записывается для лейбла Columbia Records, на котором её хит "Dinah" становится международной сенсацией. В 1998 эта песня получила Grammy Hall of Fame Award.

Хотя в период до 1925 её считали блюзовой вокалисткой, Уотерс в этот период пела в более водевильном стиле, подобном Мэми Смит (Mamie Smith), Виола МакКой (Viola McCoy) и Люсилль Хегамин (Lucille Hegamin). На лейбле Columbia выходят многие популярные стандарты, включая "Dinah", "Heebie Jeebies", "Sweet Georgia Brown", "Someday, Sweetheart", которые выходят в популярной 1400 расовой серии, в то же время она продолжает исполнять и блюзы: "West End Blues", "Organ Grinder Blues" и др. В течение 20-х Уотерс записывается с ансамблями Уилл Марион Кук (Will Marion Cook) и Лови Остин (Lovie Austin).

В 1927 она блистает на Бродвее в полностью чёрном музыкальном ревю "Africana", за которыми последовало участие в "Vaudeville", "Blackbirds of 1930" и "Rhapsody in Black". Продолжая с успехом выступать в бродвейских ревю, в 1929 Этель Уотерс неожиданно для многих прогремела на всю Америку и даже на весь мир в несколько иной сфере — разумеется, источником столь мгновенного и широкого успеха в те годы могло быть только кино. Знаменитая компания Warner Bros. выпустила на экраны первый полноцветный и одновременно звуковой фильм “On With The Show”, где Уотерс снялась в двух эпизодах, исполняя песни “Birmingham Bertha” и “Am I Blue?”. Пластинка с этими песнями, немедленно изданная Columbia уже вне “расовых серий”, где с Этель играли первоклассные белые музыканты, такие как Бенни Гудмен (Benny Goodman) и братья Томми Дорси (Tommy Dorsey) и Джимми Дорси (Jimmy Dorsey), прекрасно разошлась, а “Am I Blue?” стала настоящим хитом.

Успешное европейское турне, новые бродвейские представления с участием Уотерс стимулировали боссов Columbia торопиться с “ковкой железа”. В 1929 — 1932 выходят новые хиты в исполнении Этель Уотерс: “Trav’lin All Alone”, “Please Don’t Talk About Me When I’m Gone” (под аккомпанемент септета с участием Томми Дорси (Tommy Dorsey), Бенни Гудмена (Benny Goodman), Джо Венути (Joe Venuti) и Эдди Ланга (Eddie Lang), “What Did I Do To Be So Black And Blue” (сочинение очень креативной авторской пары Фетс Уоллер – Энди Разаф (Fats Waller — Andy Razaf). Разаф — это на самом деле Разафинкиерефо — племянник последней королевы Мадагаскара. Записала Уотерс и песню “Porgy”, не имеющую никакого отношения к знаменитой опере Гершвина, но тематически связанную с тем же литературным первоисточником, драмой Дюбоза Хэйуорда. В 1932 она подписывает контракт с Brunswick, но в следующем году возвращается к Columbia.

Весной 1933 Этель начинает выступления в знаменитом Cotton Club и привлекает внимание белой публики к музыке ведущих афроамериканских артистов — Уотерс впервые исполнила "Stormy Weather", новую песню будущего композитора "Wizard of Oz" Гарольда Арлена (Harold Arlen). Вскоре и в области звукозаписи произошли благоприятные перемены: певица перешла под опеку крупной фирмы Columbia, записывавшей её, однако, на так называемых “расовых”, т. е. предназначенных для чёрной аудитории, пластинках. В этом же году на нью-йоркской студии Vitaphone она снимается в коротком эпизоде в фильме "Rufus Jones for President" вместе с тогда ещё мальчишкой Сэмми Девисом (Sammy Davis, Jr.), а в 1934 в картине "Bubbling Over". В конце 1934 она подписывает контракт с Decca всего на две сессии, позже в 1938 состоялась ещё одна сессия для этого лейбла. В 1935, и позже в 1940, записывается для специализированного лейбла Liberty Music Shops. Между 1938 и 1939 записывалась для Bluebird.

Интерпретации песен Уотерс становятся на слуху в Нью-Йорке, и автор песен Ирвинга Берлина (Irving Berlin) приходит на выступления, чтобы послушать её. Он приглашает Уотерс на главную роль в его новом мюзикле "As Thousands Cheer". Осенью 1933 в The Music Box Theathre проходит премьера нового ревю, и она становится первой чёрной звездой в полностью белой музыкальной постановке. Уотерс блистает в нём наряду с белыми звёздами Клифтоном Уэббом и Мэрилин Миллер, а новый шлягер из этого ревю “Heat Wave”, записанный с участием Бенни Гудмена (Benny Goodman), расходится, как горячие пирожки. Шоу Берлина включало "Supper Time", песню против суда Линча, которая послужила предтечей успеха песни Билли Холидей (Billie Holiday) "Strange Fruit", появившейся несколько лет спустя. Уотерс развила успех появлением в другом хорошо принятом ревю "At Home Abroad" в 1935.

В конце 30-х она несколько сокращает карьеру вокалистки в пользу драматических театральных ролей. В 1939 она исполняет главную роль Hagar в драме "Mamba's Daughters", написанной ДюБосе Хевардом (DuBose Heyward) — автором слов к "Porgy and Bess". Она становится первой темнокожей актрисой, которая исполнила главную роль в бродвейской драме. "Персонаж Hagar просто ошеломил меня" — писала она в автобиографии. — В Hagar воплотился весь ужас жизни моей матери, смущение и безумный гнев от насилия… Но Hagar, которая боролась с миром, так глубоко ранившим её, была больше, чем моя мать для меня. Она была воплощением всех негритянских женщин, потерянных и одиноких в антагонистическом мире белых". Этель очаровала зрителей своей игрой и на премьере 17 раз выходила на поклон. Эта роль была довольно трудной для Уотерс. Она напомнила ей о бабушке и о собственном ужасном детстве. Несмотря на то, что роль буквально выжала её морально своей эмоциональной интенсивностью, Уотерс, оглядываясь назад (в интервью McCorkle), вспоминала всё как "четырнадцать месяцев славы".

В то время как в 30-х она была одним из самых высокооплачиваемых исполнителей в Нью-Йорке, к 40-м Уотерс начала испытывать затруднения в поисках работы. В 1942 она перебирается в Лос-Анджелес для участия в съёмках в фильме "Cairo". В 1943 с Луи Армстронгом (Louis Armstrong) и молодой Линой Хорн (Lena Horne) (во многих отношениях ученицей Уотерс) исполняет одну из главных ролей в кино-версии мюзикла "Cabin in the Sky", в котором она участвовала в 1940. И после этого приглашения на роли пропали. Драматические роли для темнокожих женщин просто перестали существовать как в кино, так и на сцене. Вернувшись в Нью-Йорк, она обнаруживает, что и сцена ночных джазовых клубов претерпела большие перемены.

Уотерс не употребляла алкоголь и не курила. Чтобы как-то снимать напряжение и стрессы, она начала много кушать. Её вес поднялся к отметке более чем в 300 фунтов (123 кг). Почти потеряв свой дом в Калифорнии за долги, Уотерс была вынуждена петь везде, где придётся, даже в небольших ночных клубах. В 1948 она выступала лишь считанные недели. Но всё изменилось после её появления в роли бабушки в фильме "Pinky" (1949) режиссёра Elia Kazan, который принёс ей номинацию на премию Оскар в номинации Лучшая Актриса второго плана.

Она возвращается в Нью-Йорк и в 1950 принимает приглашение на участие в постановке Карсона МакКуллерса (Carson McCullers) "The Member of the Wedding" после того, как роль Бернис Сэди Браун (Bernice Sadie Brown) была переписана в более религиозной ориентации. За эту роль, которая включала исполнение госпел гимна "His Eye Is on the Sparrow", Уотерс получает премию New York Drama Critics' Circle. По названию гимна она называет свою автобиографию, которая выходит в 1951 и становится бестселлером. В ней она без излишней сентиментальности вспомнила адские испытания своей молодости. В 1953 киноверсия постановки "The Member of the Wedding" принесла Уотерс вторую номинацию на премию Оскар. Во время съёмок фильма режиссёр Фред Циннеманн (Fred Zinnemann) попытался дать указания Уотерс, как играть её роль. В ответ Этель подняла свои глаза к небу и сказала: "Господь мой режиссёр!"

В 1950 Уотерс снялась в телесериале "Beulah" в роли горничной. Организации по борьбе за гражданские права, чьё влияние в обществе усиливалось, подвергли критике Уотерс за поддержку стереотипов, которые часто досаждали чёрным в Голливуде. Уотерс, которая сама в течение многих лет проработала горничной, сказала, что ей было не стыдно сыграть эту роль на экране. В течение большей части 50-х Уотерс часто появлялась на зрителях как звезда собственного шоу. Но, живя одна в своей квартире в Нью-Йорке, она чувствовала себя одинокой и нереализованной в личном плане.

В 1957 происходит возрождение интереса к Уотерс благодаря её участию в проповедях Билли Грэхема (Billy Graham), проходивших на Madison Square Garden. Сначала она присоединилась к хору, а позже начала выступать как солистка. После того, как в 1957 Уотерс объявила, что она стала утвердившимся в вере христианином, её вес снизился с 380 (172 кг) до 160 фунтов (72 кг). Благодаря Грехему она знакомится и становится другом президента Ричарда Никсона и его семьи. Уотерс начинает поддерживать консервативные политические взгляды. "Я не обеспокоена проблемами, связанными с нарушением гражданских прав" — говорила Уотерс в интервью McCorkle. — Меня беспокоят лишь права, данные богом, а они доступны всем!" В 1957 и 1959 принимает участие в "The Ford Show, Starring Tennessee Ernie Ford" компании NBC.

Она теряет десятки тысяч долларов в украшениях и наличными в связи с ограблением, кроме того налоговая служба предъявляет ей свои счета к оплате.

В 1971 Уотерс выступает в Белом доме, а в следующем году её в качестве гостьи приглашают на свадьбу президентской дочери Трисии Никсон (Tricia Nixon). В 1972 она принимает участие в благотворительном обеде, устроенном Грехемом, на котором присутствовали все звёзды Голливуда. Её последнее выступление проходит в San Diego в августе 1976 на проповеди Билли Грехема. У неё развилась катаракта, появились болезни сердца, диабет, почечная недостаточность и рак. Она умерла 1 сентября 1977 в доме своего будущего биографа Пола ДеКорте (Paul DeKorte), который со своей супругой ухаживал за ней. "Благодаря своему новаторскому стилю Уотерс достойна такого же широкого восприятия и такой же любви, как джазовые иконы Бесси Смит (Bessie Smith) и Билли Холидей (Billie Holiday)" отметил МакКоркл в 1994. В этом же году в память об Уотерс была выпущена почтовая марка. Лина Хорн (Lena Horne), Конни Босуэлл (Connee Boswell) и многие другие певицы пошли по дороге, проторённой Этель Уотерс.

За свою долгую карьеру Уотерс приняла участие в таких театральных постановках, как Hello 1919! (1919); Black Bottom (1926); Miss Calico (1926-27); Paris Bound (1927); Ethel Waters Broadway Revue (1928); Rhapsody in Black (1930); From Broadway Back to Harlem (1932); Stormy Weather (1933); As Thousands Cheer (1934); Mamba's Daughters (1939); Cabin in the Sky (1940); Member of the Wedding (1950) и The Voice of Strangers (1956).

Снялась в фильмах: On With the Show (1929); Rufus Jones for President (1933); Bubbling Over (1934); Cairo (1942); Tales of Manhattan (1942); Stage Door Canteen (1943); Cabin in the Sky (1943); Pinky (1949); Member of the Wedding (1953); The Heart Is a Rebel (1956); The Sound and the Fury (1959) и Harriet Tubman and the Underground Railroad (1963).

Этель Уотерс была великой певицей и не менее блестящей актрисой. Она когда-то сказала: "Песня — это история: то, что касается меня — и я пою её так, как будто рассказываю историю". Уотерс отдавала всю себя публике, заставляя их сопереживать каждую эмоцию, как будто речь шла о них самих. После становления её карьеры как вокалистки, она проявила огромный театральный талант, что подтвердили восторженные отзывы критиков. В своих лучших работах она буквально сыграла самую себя — ту, которая упорно боролась против жестокого мира. В последние десятилетия своей жизни она использовала свой талант для выражения религиозной преданности. Независимо от того, где она выступала, независимо от того, что она пела, она трогала сердца людей болью, юмором, и прежде всего, достоинством своего духа.

Автор публикации:
Панченко Юлик
По всем вопросам пишите личное сообщение пользователю M0p94ok.
13:56
1147