Поиск

Женя Стригалёв, Федерико Даннеманн — The Change

Женя Стригалёв, Федерико Даннеманн — The Change

На обложке нового альбома, вышедшего на санкт-петербургском лейбле Rainy Days Records, два имени лидеров: саксофонист Женя Стригалёв (Zhenya Strigalev) и гитарист Федерико Даннеманн (Federico Dannemann). Но начать рассказывать об этом альбоме хочется с конца — ну, с того, о чём обычно музыкальные аналитики пишут именно в конце: с ритм-секции.

Два представителя поколения «35+» из Нью-Йорка — басист Люкес Кёртис (Luques Curtis) и барабанщик Обэд Калвэр (Obed Calvaire) — на этом альбоме делают то, что в музыкантском обиходе последних лет определяется словом «месить». По-другому тут не скажешь, придётся ввести этот жаргонизм в арсенал прикладного музыкознания как термин.

Это не упругий отсчёт традиционного джазового ритма, это именно крутой, неостановимый «замес» — что, кстати, парадоксальным образом привязывает эту работу к самому современному джазу: в роке тоже бы скорее играли регулярный ритм, а не «месили», тем более — так напористо и разнообразно, как это делают Люкес и Обэд. И нет, это не фри-джаз, это вполне ясно определённое, структурированное ритмическое движение — просто крайне свободное, напористое, непрерывно меняющееся, изобретательное и лихое.

Obed Calvaire (фото © Евгений Петрушанский)

Obed Calvaire (фото © Евгений Петрушанский)

Теперь о двух лидерах. Название альбома — «Перемена», «The Change» — не случайно. Перемены произошли у обоих однокашников по Королевской музыкальной академии в Лондоне. Федерико Даннеманн, который в 2018 г. выступал со Стригалёвым в России, а перед этим участвовал в записи его четвёртого альбома для британского лейбла Whirlwind Recordings «Блюз для Мэгги», вновь вернулся к регулярным гастролям и вообще исполнительской работе в Европе после того, как несколько лет преподавал музыку в Сантъяго, столице южноамериканского государства Чили — городе, где он вырос. С 2016 Федерико входит в Never Group, ансамбль Жени Стригалёва — саксофониста из Санкт-Петербурга, который провёл в Лондоне больше полутора десятилетий и поднялся на британской, а затем и общеевропейской джазовой сцене до статуса международной известности.

Luques Curtis (фото © Евгений Петрушанский)

Luques Curtis (фото © Евгений Петрушанский)

Однако и в жизни Жени произошла перемена: он теперь планирует гораздо более широкое присутствие на российской сцене и в родном городе.

— С июля 2019 моя основная база — Петербург, — сообщил Стригалёв в мини-интервью «Джаз.Ру». — Но это не значит, что я решил постоянно жить в Питере. На нынешнем этапе моей карьеры мне не очень важно, где жить, так как основная задача — это играть в разных странах, делать международные проекты. Я сейчас примерно половину времени нахожусь в Питере, а другую половину — в Лондоне или вообще в Европе.

Zhenya Strigalev, Federico Dannemann

Zhenya Strigalev, Federico Dannemann

Я решил проводить больше времени в Питере по нескольким соображениям. Во-первых, мне нужно сменить обстановку после долгого времени в Лондоне. Во-вторых, в Питере мне не нужно думать о проживании, об арендной плате за жильё. В-третьих, больше возможностей бывать на природе, так как я люблю ездить за город. Наконец, я хочу воссоединиться с питерской джазовой сценой и поделиться своим «зарубежным» опытом. Ну и ещё: хочу больше времени проводить с родителями.Всё может, конечно, поменяться в течение пары лет. Но главная причина перемены — в том, что мне хочется сменить обстановку и подумать.Альбом отчётливо отображает изменения, происходящие в жизни Стригалёва (будем называть его всё же не Евгений, как в паспорте, а Женя, как он сам себя именует — хотя в Лондоне это Zhenya обычно произносят примерно как «Зэнъя») — и Даннеманна, конечно. Каждый из них написал для альбома ровно половину материала, то есть по четыре пьесы. Пьесы Федерико стилистически колеблются между очень жёстким пост-бопом, нанизанным на плотные риффовые структуры — таков открывающий альбом трек «Algo Rhythm» — и практически чистым прог-роком с заметным влиянием британской прог-роковой сцены рубежа 1960-70-х: такова заглавная тема — единственный вокальный номер на альбоме, который сам же Даннеманн и поёт сильным голосом в манере, отчётливо напоминающей о звучании King CrimsonYes и других титанов британского арт-рока.

Женя Стригалёв (фото © Евгений Петрушанский)

Женя Стригалёв (фото © Евгений Петрушанский)

Материал, представленный Женей, в гораздо большей степени ориентирован на современный джаз, но и здесь ощущается влияние других видов музыки последнего полувека — что особенно интересно отражается в почти 12-минутной трёхчастной сюите «Total Silence». В ней насаженный на заковыристый рифф материал излагается сначала в среднетемповом груве, затем в уже знакомом по предшествующим трекам свободном «месилове» барабанов, которое служит основой для экстатически задыхающегося соло сопрано-саксофона и постепенно перерождается в чисто роковую бомбёжку (бас при этом с каменной серьёзностью продолжает играть опорное остинато, пока барабаны не пускаются, наконец, в собственное соло)… и, наконец, ритмически перерождается в постепенно затухающий психоделический регги, поверх которого Стригалёв вдруг принимается выкрикивать имена музыкантов, как на рок-концерте (себя он при этом именует Зи-эйч-и-эн-уай-эй, то есть Zhenya), окончательно вгоняя звуковую драматургию в область гротеска а-ля «Летающий цирк Монти Пайтона».Материал альбома был записан в Санкт-Петербурге на студии «Добролёт» примерно год назад, когда Женя, Федерико, Люкес и Обэд приезжали в Россию для выступления на Новой сцене Александринского театра.

Federico Dannemann (фото © Евгений Петрушанский)

Federico Dannemann (фото © Евгений Петрушанский)

И запись на «Добролёте», и сведение на Major Studio в Москве выполнил звукорежиссёр Александр Перфильев, работавший и над другими проектами лейбла Rainy Days Records. Мастеринг альбома сделал Питер Бэкманн на лондонской студии TechnologyWorks. Запись совместно продюсировали оба лидера, Стригалёв и Даннеманн, а исполнительным продюсером выступил руководитель лейбла Rainy Days Records Евгений Петрушанский.

Даннеман, Кёртис, Стригалёв, Калвэр: концерт в Александринском театре, лето 2018 (фото © Евгений Петрушанский)

Даннеман, Кёртис, Стригалёв, Калвэр: концерт в Александринском театре, лето 2018 (фото © Евгений Петрушанский)

Альбом, с одной стороны, подводит итог целой главе развития саксофониста Евгения (окей, Жени) Стригалёва, который ярко блеснул на российской джазовой сцене ещё на рубеже столетий — и теперь возвращается на неё уже в качестве гражданина мира, музыканта с международной известностью. С другой стороны, он точно так же раскрывает для российской и международной публики гитариста Федерико Даннеманна — аргентинца, выросшего и дебютировавшего на джазовой сцене в Чили, а затем, как и Стригалёв, начавшего вхождение в европейский джазовый мир через обучение в Лондоне. И всё это — при поддержке мощной нью-йоркской ритм-секции, одновременно укоренённой в основах джазового искусства и искушённой в работе на самых передовых рубежах развития современной музыки. Истинно всемирный «замес», который открывает мировой аудитории лейбл из Санкт-Петербурга.

Автор:  Кирилл Мошков

Источник: https://www.jazz.ru/2019/06/13/rainy-days-the-change/

По всем вопросам пишите личное сообщение пользователю M0p94ok.
10:53
529
Нет комментариев. Ваш будет первым!