Поиск

Fats Navarro / Фэтс Наварро

Fats Navarro / Фэтс Наварро
Также известен как:
Theodore Navarro
Дата рождения (создания):
24 сентября 1923
Место рождения (создания):
Key West, Florida, USA
Дата смерти (распада):
7 июля 1950
Место смерти (распада):
New York City, New York, USA
Инструменты:
Стили:

Биография:
Американский джазовый трубач. Пионер бибоп импровизационного стиля в 40-х. Оказал сильное стилистическое влияние на многих исполнителей, особенно на Клиффорда Брауна (Clifford Brown). Одним из его прозвищ было "Fat Girl". Недолгую карьеру иногда трудно характеризовать, но в случае с Фэтсом Наварро, который стал ключевой фигурой, устранившей разрыв между первыми музыкантами бибопа — Гиллеспи, Паркером, Монком, Пауэллом — и так называемой школой хард-бопа, его короткая карьера заслуживает пристального внимания. И его музыку необходимо слушать. Несмотря на то, что различные исполнительские стили трубачей часто переплетены и иногда размыты, звук Наварро и его концепция игры на трубе поддаются чёткой идентификации спустя более половины века после его смерти в возрасте 26 лет. Теодор родился в семье кубинцев. Кроме того, в его жилах текла смесь афроамериканской и китайской кровей. Мало что известно о первых годах его жизни, но есть сведения, что он начал изучать пианино в 6 лет, затем начал осваивать тенор саксофон, но относился к занятиям музыкой не серьёзно, пока в 13 лет не взялся за трубу. Первое профессиональное выступление состоялось именно на саксе в Майями в оркестре Уолтера Джонсона (Walter Johnson). В числе его друзей детства был ударник Эл Дрирес (Al Dreares). Как трубач он входит в состав одного из территориальных оркестров Снукама Расселл (Snookum Russell). "Наварро и я покинули дом вместе. – Рассказывал трубач Идрис Сулиеман (Idrees Sulieman) в интервью Айре Гитлер (Ira Gitler) для "Swing to Bop". – Мы были близкими друзьями. И я помню, что вечер, когда я уехал из дома, был понедельник после пасхи 1941. Джей Джей Джонсон (J.J. Johnson) был с Фэтсом в оркестре Снукама Расселла (Snookum Russell), и у нас был большой джем сейшн в Орландо, у всех троих". В этот период Наварро нравился стиль трубача Дада Баскомба (Dud Bascomb) из оркестра Эрскайна Хокинса (Erskine Hawkins). Общенациональное признание, как и признание других влиятельных музыкантов, Фэтс получил в 1943, когда присоединился к оркестру Энди Кёрка (Andy Kirk). Andy Kirk and His 12 Clouds of Joy был популярным гастролирующим и записывающимся биг бендом с 1936. Вскоре Наварро знакомится с другим трубачом – Ховардом МакГи (Howard McGhee), который оказывает на него большое влияние и делает существенный вклад в его музыкальное развитие и карьеру в звукозаписи. После двух лет с Кёрком он оказывается в секции труб бибоп-ориентированного оркестра Билли Экстайна (Billy Eckstine). Диззи Гиллеспи (Dizzy Gillespie), давно признанный гуру трубы эры бибопа, играл в секции труб оркестра певца Билли Экстайна (Billy Eckstine). Гиллеспи сотрясал и заставлял двигаться не только членов этого биг бенда и его лидера, но и всё джазовое сообщество. Полностью новые, инновационные соло Гиллеспи, развившиеся в основном благодаря сотрудничеству с музыкантами, выступавшими в клубе Minton’s Playhouse, в числе которых были альт саксофонист Чарли Паркер (Charlie Parker) и пианисты Бад Пауэлл (Bud Powell) и Телониус Монк (Thelonious Monk), возбуждали коллег-музыкантов и нетерпеливых слушателей. Но Гиллеспи был неугомонный и хотел двигаться дальше в роли лидера. Услышав Наварро, он рекомендовал молодого трубача Экстайну в качестве своей замены. Экстайн рассказал Леонарду Фэзеру (Leonard Feather) для его "New Encyclopedia of Jazz": "Неделю или две спустя после того, как [Наварро] присоединился к нам, вы едва ли узнали бы, что Диз покинул оркестр. Его идеи и чувства были такими же самыми, и свинга было не меньше". Наварро оставался в оркестре Экстайна приблизительно 18 месяцев. В 1946 его сменил другой молодой феномен трубы Кенни Дорхем (Kenny Dorham). Об этом периоде тенор саксофонист и аранжировщик Бадд Джонсон (Budd Johnson) так рассказывал Айре Гитлер (Ira Gitler): "Я помню, когда Фэтс Наварро впервые услышал Диззи, он сказал: "О, боже, именно так я хочу играть. Вот оно где…" Когда Диззи оставил оркестр, я занял место музыкального директора, но Фэтс остался. Они были в оркестре вместе. Так что всё навалилось на него, и он боролся, пока у него действительно не получилось. И он также довольно хорошо играл на саксофоне". Саксофонист Дон Ланфере (Don Lanphere) вспоминал: "Он стремился к музыкальному перфекционизму и, я думаю, именно это хотел донести до людей. Он упорно работал над достижением этого". Его друг Идрис Сулиеман (Idrees Sulieman) добавил: "Фэтс мог практиковать целый день. Сидит в постели с сурдиной и практикует весь день". Он недолго играл в биг бендах Бенни Гудмена (Benny Goodman) и Лайнела Хемптона (Lionel Hampton), часто использовал и тенор саксофон. Переиграв во множестве оркестров и набравшись необходимого исполнительского опыта, Наварро, устав от гастрольной жизни, в 1946 решил поселиться в Нью-Йорке. Френк Тирро (Frank Tirro) написал в своей книге "Jazz: A History": "Бибоп научил трубачей играть по-новому, и техническое совершенство Диззи Гиллеспи (Dizzy Gillespie) принудило других следовать по его стилистическим следам". Наварро, благодаря его усердию, достиг сопоставимого технического совершенства и в то же время более округлого, более тёплого качества тона. Большинство критиков, коллег музыкантов и слушателей отмечали тогда, и сейчас отмечают, чистую артикуляцию нот Наварро в самых быстрых пассажах, наряду с прекрасными тональными качествами. Кроме того, он исполнял захватывающие идеи. Именно эти качества позволили ему присоединиться к барабанщику Кенни Кларку (Kenny Clarke), гигантам тенор саксофона Колмену Хокинсу (Coleman Hawkins), Эдди "Локджо" Девису (Eddie "Lockjaw" Davis), Сонни Роллинсу (Sonny Rollins) и Иллинойс Джакету (Illinois Jacquet) и другим, для записей и выступлений в клубах между 1946 и 1947. Во время этого периода Фэтс также знакомится с Тэддом Дэмероном (Tadd Dameron), пианистом, более уважаемым за талант композитора и аранжировщика. Дэмерон и Наварро работали в составе секстета с сентября 1947 до апреля 1949. Две сессии звукозаписи для Blue Note и одна для Capitol вошли в число лучших работам Наварро. Дэмерон, чьи инновации как композитора и аранжировщика превосходно вписывались в концепцию набиравшего популярность стиля бибоп, использовал уникальный язык, которым не обладало большинство композиторов. Такие оригинальные композиции как "The Chase", "Our Delight" и "Dameronia" позволили Наварро проявить своё мастерство солиста. Не менее феерические записи были созданы в сотрудничестве с бывшим коллегой по оркестру Энди Кёрка (Andy Kirk) трубачом Ховардом МакГи (Howard McGhee). Первоначально поклонник стиля Роя Элдриджа (Roy Eldridge), МакГи с 1943 стал одним из передовых исполнителей стиля бибоп. Запись Наварро и МакГи в октябре 1948 для Blue Note демонстрирует двух трубачей в их лучшей форме. Их взаимодействие в таких композициях как "Double Talk" просто замечательно. Наварро в конечном счёте попал в ловушку, которая поймала столь многих джазовых музыкантов 40-х. Следуя по стопам Чарли Паркера (Charlie Parker), признанного лидера школы бибопа, Наварро стал зависимым от героина. Очень скоро его заботила лишь новая доза и он начал пренебрегать своим здоровьем. В конечном счёте у него развился туберкулёз. Басист Чарльз Мингус (Charles Mingus) в своей автобиографии "Beneath the Underdog" вспоминал опыт работы с Наварро после того, как Фэтс присоединился к оркестру Лайнела Хэмптона (Lionel Hampton) в 1948: "Тур продолжался, и Фэтс начал жаловаться, что он чувствовал себя не очень хорошо, он всё время испытывал боль и хотел уехать. [Я] думал, что это было просто оправданием, потому что они все устали от напряжённого графика выступлений одного-вечера. Однажды в автобусе Фэтс начал кашлять кровью. Когда они добрались до Чикаго, он оставил оркестр и уехал в Нью-Йорк". Болезнь не уменьшила страсти и пламенности в игре Наварро до самой смерти. Мингус также вспоминал инцидент, произошедший сразу после того, как Фэтс присоединился к секции труб оркестра Хэмптона. Наварро был нанят строго для исполнения соло. Этот факт вызвал возмущение других трубачей, которые жаловались, что новичок даже не может читать с листа. Мингус писал: "Фэтс рассмеялся, схватил часть партитуры, глянул на неё и сказал: "Вот дерьмо, да здесь и читать-то нечего!" И с листа безупречно исполнил всю партию до самого конца". Сессия, которую он записал с невероятным Бадом Пауэллом (Bud Powell) и молодым Сонни Роллинсом (Sonny Rollins) в августе 1949, содержит пример лучших работ Наварро, включая "Bouncing with Bud" и "52nd Street Theme". В 1948 в странном смешении талантов Наварро сделал запись одной композиции с Королём Свинга Бенни Гудменом (Benny Goodman). Они записали старую мелодию Фэтса Уоллера (Fats Waller) и любимую Гудмена "Stealin’ Apples". Последние свидетельства таланта Наварро были записаны в клубе "Birdland" в Нью-Йорке во время выступления с Чарли Паркером (Charlie Parker), Бадом Пауэллом (Bud Powell) и другими. Хотя запись несколько грубовата, не нужно забывать, что лишь несколько недель отделяло Фэтса от смерти, и хоть временами он кажется усталым, блеск его несомненного таланта всё ещё сияет. Наварро был госпитализирован 1 июля и умер вечером 7 июля 1950. Его последнее выступление состоялось в клубе Birdland 1 июля вместе с Чарли Паркером (Charlie Parker). У Наварро остались супруга Rena (в девичестве Clark; 1927–1975); его дочь Linda (родилась в 1949), сейчас проживает в Seattle, Washington; и его сестра Delores (родилась в 1932), всё ещё живёт в Key West. На протяжении своей короткой жизни Наварро демонстрировал исключительный талант. Его богатый, полный тон, контрастирующий с тонким звуком, был принят в качестве стандарта многими молодыми бибоперами того времени. В этом отношении его звучание было похоже на звучание более ранних трубачей, которые к концу 40-х были уже не в моде. Его последние годы были омрачены плохим состоянием здоровья, обострённым героиновой зависимостью и туберкулёзом. Несмотря на короткую жизнь, Наварро является одним из наиболее доступных трубачей раннего бопа, и оказал влияние на другой одинаково недолго живший талант Клиффорда Брауна (Clifford Brown). Почти каждый критик и музыкант говорил о месте Наварро в истории джаза. Джоахим И. Берендт (Joachim E. Berendt) в своей "The Jazz Book" отметил: "В то время как практически все трубачи традиционного джаза проистекают из Армстронга, также все современные трубачи происходят от Гиллеспи. Четырьмя наиболее важными в 40-х были Ховард МакГи (Howard McGhee), Фэтс Наварро, Кенни Дорхем (Kenny Dorham) и молодой Майлс Девис (Miles Davis). Ранняя смерть Фэтса Наварро оплакивалась музыкантами его поколения так же, как и смерть Банни Беригана (Bunny Berigan) и Бикса Байдербека (Bix Beiderbecke) оплакивалась музыкантами периодов свинга и чикагского. Чистая, уверенная игра Фэтса была предтечей стиля, практикуемого поколением хард-боперов с конца 60-х …". И Диззи Гиллеспи (Dizzy Gillespie) в своей "to BE or not to BOP" написал: "Я верю в параллели между джазом и религией. Определённо! Определённо! Бегунами на трубе были Бадди Болден (Buddy Bolden), Кинг Оливер (King Oliver), Луи Армстронг (Louis Armstrong), Рой Элдридж (Roy Eldridge), я, Майлс и Фэтс Наварро, Клиффорд Браун (Clifford Brown), Ли Морган (Lee Morgan), Фредди Хаббард (Freddie Hubbard) — все они бегуны. Они создали отличительный стиль, отличительное послание в музыке, и остальные следуют за ними. Наш Создатель выбирает великих артистов".
Автор публикации:
Панченко Юлик
По всем вопросам пишите личное сообщение пользователю M0p94ok.
13:58
1267