Поиск

Флетчер Хендерсон (Fletcher Henderson) (глава из книги “История биг бендов")

Флетчер Хендерсон (Fletcher Henderson) (глава из книги “История биг бендов")

Вклад Флетчера Хэндерсона в развитие биг-бэндов поистине неизмерим. Фактически он состоит не столько в руководстве оркестрами в 30-х и 40-х г.г., сколько в становлении самого стиля биг-бэндов в 20-е и начале 30-х г.г. - стиля, который был затем использован Бэнни Гудменом, и который положил начало всей эпохе свинга. В течение этого раннего периода Флетчер возглавлял один из самых выдающихся бэндов того времени. Исполняя простые, но неизменно свингующие инструментовки, многие из которых были написаны и аранжированы им самим, его бэнд создавал пульсирующее ансамблевое звучание, перемежаемое сериями блестящих соло таких джазовых гигантов, как Луис Армстронг, Коулмен Хокинс, Бенни Картер, Бастер Бэйли, Фэтс Уоллер (только на записях), Бенни Мортон, Рекс Стюарт, Дон Рэдмен, Кути Уильямс, Джей Си Xиггинботэм и Эдгар Сэмпсон. На банджо у него играл Кларенс Холидэй - отец певицы Билли Холидэй. Хэндерсон, вежливый и мягкий человек, вероятно мог бы иметь гораздо больший успех, не будь он таким мягким. Джон Хэммонд, близкий друг Флетчера, не раз помогавший ему на протяжении всей его карьеры, отвечал, что "ранний успех Флетчера как бэнд-лидера, социальное признание его в качестве выпускника колледжа и сына преподавателя, а также несравненное искусство организовывать многих выдающихся музыкантов в единый, слитный ансамбль, сулили ему блестящее будущее". Но, по словам Хэммонда, Хэндерсон как бизнесмен был своим худшим врагом, хотя его беспечная натура прекрасно сочеталась со свинговой группой первоклассных инструменталистов, которые иначе не потерпели дисциплины типа Эллингтона или Лансфорда.

Стиль Хэндерсона был обманчиво простым. Он состоял в основном из переклички между острой медью и полнозвучными саксофонами, и если представители первой труппы проводили тему в ансамблевой манере во вступительных и заключительных пассажах, то вторые создавали фон в виде сбалансированных ритмических "риффов". Затем он менял эту процедуру на обратную, предписывая ведущую роль саксофонам, тогда как медные исполняли резкие пунктуации. Типичным для того, что Хэндерсон делал многие годы, являются некоторые аранжировки, написанные им позже для оркестра Бэнни Гудмена. "Sometimes I’m Happy", “King Porter Stomp", "Blue Skies" и другие были типичны не только для Гудмена, но и для многих свинговых бэндов 6удущего, которые в своем стиле исходили именно от Флетчера.

Гудмен (по настоянию Хэммонда) пригласил к себе на работу Хэндерсона вскоре после того, как тот распустил свой состав зимой 1934 г. Но через полгода работы с Бэнни, "Смэк", как звали Хэндерсона его друзья, решил снова собрать собственный бэнд. С ним же он вернулся в чикагское кафе "Грэнд террэйс", где представлял многих джазовых знаменитостей - трубача Роя Элдриджа, альтиста Хилтопа Джефферсона, теноркста Бэна Уэбстера, басиста Джона Кирби, ударника Сида Кэттлета и своего брата-пианиста Хораса, которий моложе, который также был великолепным аранжировщиком. Бэнд сделал много хороших записей, Включая инструментальный "хит" того времени ‘Chistopher Colubbus". Хэндерсон записал его раньше любого другою бэнд-лидера, но недостаток рекламы привел к тому, что его исполнение никогда не достигло популярности версии Бэнни Гудмена и прочих оркестров.

Таким был и весь образ жизни Флетчера Хэндерсона. Даже когда он руководил большими составами, его бэнд никогда не получал такого же признания, какое его прекрасные аранжировки принесли другим составам. Позже, в 1939 г. он вернулся к Гудмену в качестве ведущего аранжировщика и( на некоторое время) пианиста. Затем Флетчер опять ушел, причем не из-за каких-либо разногласий или желания руководить собственным бэндом, а из-за слабеющего зрения, сделавшего для него слишком трудным кропотливое написание аранжировок. В 1941 г. он снова организовал еще один бэнд, который играл в Нью-Йоркском танцзале "Роузлэнд боллрум", месте его величайшего триумфа в конце 20-х - начале 30-х г.г., и включал в себя ряд превосходных музыкантов. Но, несмотря на это он не смог даже приблизиться к славе своих предыдущих составов.

В течение 10-ти лет, предшествовавших его смерти в 1952 г., Хэндерсон продолжал понемногу аранжировать (он писал для Гудмена в 1946-47 г.г.), иногда появлялся во главе комбо и даже был аккомпаниатором у певицы Этель Уотерс. Но его основной вклад в джаз уже был сделан многими годами раньше - вклад, за который все свинговые биг-бэнды должны испытывать к нему вечную благодарность.

Автор – George T. Simon, перевод Юрия Верменича.

08:55
94
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!